Анатолий Вассерман о заявлениях Лукашенко: Он повторяет ошибки сразу двух президентов Украины
Анатолий Вассерман о заявлениях Лукашенко: Он повторяет ошибки сразу двух президентов Украины
© РИА Новости, Александр Натрускин
- Дмитрий, как вы считаете, в чем состоял основной эмоциональный посыл, который Лукашенко в ходе сегодняшнего выступления направил своим гражданам?

— Это было очень воинственное выступление. Я бы назвал это речью полководца перед решающей битвой. Лукашенко пытается удержать элиты и население от каких-то негативных сценариев развития выборов. Он очень опасается, что могут быть протесты. Вот это главный посыл.

Я ожидал от послания консолидации общества, но услышал очень негативную риторику в адрес населения республики. Он не сделал работу над ошибками, о которой ему говорили, и пытается стравить население между собой. Очевидно, что после президентских выборов Лукашенко запустит в республике механизм репрессий.

В отношении тех, кто выступил против него, будут аресты, будут бизнес забирать, артистам закроют вход на сцену, он об этом прямо намекал. Очевидно, что это путь не к объединению нации, а к разобщению страны, и эта политика тупиковая.

Все ждали, что Лукашенко объявит сегодня конкретную дату референдума по конституционной реформе. Все хотят изменений конституции в республике, потому что должна быть модель разделения властей, но этого не происходит. По риторике Лукашенко видно, что он очень боится потерять власть.

Претензии в адрес России вообще безответственные. С одной стороны, он говорит, что Россия — наш союзник, друг и партнёр, а с другой — вот эти обвинения в «боевиках» укладываются в какую-то теорию заговора, которую он сам себе придумал или ему ее подсунули. Я считаю, что это неправильно. Это рушит доверие между странами, которое складывается десятилетиями. Сжигая мосты в отношениях с Россией, Лукашенко допускает стратегические ошибки.

- Лукашенко заявил, что если бы он ввел карантин в связи с пандемией, то «мы бы потеряли государство». Действительно ли это так?

— Нет, это совсем не так. От него никто не требовал введения жесткого карантина. Нужно лишь было, чтобы государство во-первых, информировало население, что происходит с этой заразой.

Во-вторых, риторика Лукашенко по коронавирусу была крайне негативной. Он оскорблял умерших жителей Белоруссии, и это вызвало большой гнев в обществе. Когда умерли талантливые артисты от коронавируса, он сказал, что они якобы были толстыми и шастали по улицам, вместо того чтобы дома сидеть.

Кроме того, был ряд мероприятий, от которых можно было отказаться на время карантинных мер. Это бы никак не отразилось на экономике, но сейчас он пытается оправдаться. Я предполагаю, что белорусские власти так или иначе справились с коронавирусом. Но еще раз подчеркну, что никто не говорил о необходимости жесткого карантина. То, что нужно было закрыть всех в квартирах, — это Лукашенко сам придумал. Нужно было вводить точечные меры и давать больше информации.

Но сейчас, видимо, зная отношение обществу к карантину, он пытается оправдаться за свои действия перед населением. Это важный момент, потому что население ему не доверяло, детей в школу не отправляли. Он прекрасно понимал эти настроения.

Более того, без помощи гражданского общества борьба с коронавирусом была бы невозможной. Появлялись гражданские инициативы, которые собирали деньги на медикаменты. Все это в комплексе помогало государству работать. Но Лукашенко сейчас присвоил себе все заслуги, что это он один справился с пандемией.

Он сравнивает Беларусь с другими странами. Мол, у них экономики настолько-то процентов рухнули, а у нас — меньше. Да, рухнули. У кого-то больше, у кого-то меньше, в зависимости от того, насколько зараза охватила страну. Это не зависит от того, кто там президент. Просто болезнь такое течение имела, такой характер.

Алексей Дзермант: Лукашенко дал понять, что российская сторона должна неформально обсудить судьбу задержанных россиян
Алексей Дзермант: Лукашенко дал понять, что российская сторона должна неформально обсудить судьбу задержанных россиян
© Facebook, Алексей Дзермант

- Лукашенко в отношении России, с одной стороны, говорит, что Россия боится потерять Белоруссию, а с другой — что Россия променяла партнерские отношения на союзнические. Как одно с другим сочетается?

— Это больше демагогия, что он считает «союзническими» отношениями, а что — «партнерскими». Видимо, он ожидал от России финансовую, политическую и экономическую поддержку на выборах, и, видимо, он ее не получил. Поэтому он так себя и ведет.

- Говоря о задержанных россиянах, он не верит в официальную версию Москвы, но никаких обвинений тоже не выдвигает. Чего же он тогда хочет?

— Он рассчитывает на то, что Москва сейчас будет как-то объясняться перед ним. Он этого ждет. Хотя, на мой взгляд, задержание этих «боевиков» — явная провокация белорусских властей. Лукашенко хочет замазать Россию в своих выборах и делает это уже второй месяц подряд.

Это начиналось с захвата российского банка, из которого уже сбежало 80-90% юридических лиц. Просто обанкротили банк с российским капиталом. Он ждал реакции, а реакции не было. Сейчас он устроил более жесткую диверсию, а реакции Москвы опять нет. Она, видимо, будет уже после президентских выборов.

Я думаю, что в данном случае Лукашенко перегибает палку, и эта провокация работает на разрушение российско-белорусских отношений. Кто автор этой провокации? Они, может быть, даже в Минске сидят, но интересантов этой провокации очень много, и в Киеве могут быть довольны такой историей, и в других столицах. Очень многим выгодно, чтобы союз России и Белоруссии был разрушен.

- Лукашенко призывает граждан голосовать не на эмоциях. Может быть, при всех его недостатках он сейчас единственный, кто нужен белорусскому народу?

— Лукашенко пытается показать элитам, что он единственный и незаменимый руководитель. Человек, на которого можно положиться, человек, который должен спасти страну. Якобы если не изберут, то республика развалится, и ее порежут на части. Это глупость полная.

Лукашенко без власти себя не видит. Власть для него — наркотик. Он сейчас пытается торговать своим креслом, торговать суверенитетом Беларуси, пытается стравить общество между собой вместо консолидации.

Еще раз подчеркну, что у него по-прежнему остается шанс консолидировать общество и не допустить кровопролития в республике. Я очень опасаюсь, что его политика может пойти довольно жестким путем, и Белоруссию могут ждать непредсказуемые последствия.

Это будет большой трагедией, которая ляжет лично на Лукашенко и на его семью. Ему сейчас важно объявить нации о необходимости сплотиться и заявить, что он готов уйти, но на определенных условиях, поменять конституцию.  У него рейтинга нет в стране. Большинство его не поддерживает.

Держаться двумя руками за власть — значит бросать себя и страну в пекло революционных течений. Это крайне опасная тенденция. Он это понимает, но, видимо, его жесткие методы и ресурсы, которыми он обладает, могут привести к таким последствиям. Думаю, что ближайшие дни в Беларуси будут очень жаркими, и не понятно, чем это все закончится.