- Константин Федорович, какой точки зрения о происхождение коронавируса вы придерживаетесь? Он естественного или искусственного происхождения?

— Я не вирусолог и не эпидемиолог. Я бы не зарекался ни от искусственного, ни от естественного происхождения коронавируса. Но вот что я бы точно не предполагал, так это то, что кто-то вступал в заговор с целью заразить все человечество. Просто в противном случае он бы рисковал самим собой, своим здоровьем.

Точно так же, как я не верю в существование всемирного еврейского заговора, я не верю в существование заговора, который ставил бы своей целью заразить им человечество.

А вот во что я точно верю, так это в то, что те или иные люди, силы, страны пытаются извлечь пользу из этой эпидемии. В этом нет ничего странного, так как это в природе людей и стран.

Эпидемия коронавируса наложилась на существующие в мире противоречия и конфликты. Поэтому США будут делать виноватым Китай, а Китай и те силы в России, которые его поддерживают, будут искать во всем этом американский след.

Но еще раз, я не верю ни в какие заговоры.

Когда все это началось, кто-то из наших «выдающихся специалистов» по Китаю, заявил следующее: мол, тон в уханьской партийной организации задают выходцы из тамошнего комсомола, которые традиционно близки Демократической партии США. Поэтому все это было сделано в Ухане для того, чтобы навредить Трампу.

Знаю также, что уже разрабатывается версия, что коронавирус был занесен астероидом в Китай. Какие-то специалисты по астероидам это сообщают, видимо, надеясь получить финансирование на свои исследования.

Я к этому отношусь спокойно, так как каждый ищет возможности себя прославить и свою работу продолжить.

- Кому, по вашему мнению, выгодно поддерживать разговоры об искусственном происхождении коронавируса? Кто от этого может получить профит?

— Вы же в курсе, что еще до коронавируса мир был поделен на разные лагеря. Есть Америка, у нее свой лагерь. Есть Китай. Россия пытается поддерживать отношения и с Америкой, и с Китаем. Хотя в последние годы была ближе к Китаю. Но от наших официальных лиц вы никогда не услышите подтверждения того, что вот американцы правы, обвиняя Китай. Вы слышите выступления и пресс-секретаря президента, и министра иностранных дел, которые отвергают все претензии к Китаю.

Писатель-фантаст Лукьяненко: Эпидемия коронавируса стала альтернативой глобальной войне
Писатель-фантаст Лукьяненко: Эпидемия коронавируса стала альтернативой глобальной войне
© РИА Новости, Валерий Левитин | Перейти в фотобанк

А вот Австралия и Израиль постоянно поддерживают инициативы разобраться с Китаем, потому что они находятся в американском лагере.

Американцы, которые считают, что они такие лучшие в мире и у них все самое лучшее, в том числе и система здравоохранения, не допускают и мысли о том, что они оказались не на высоте во время эпидемии, а поэтому считают, что в этом виноват кто-то извне, в данном случае китайцы.

Но есть и такие американцы, которые идут еще дальше, привязывая к эпидемии еще и Россию, находя в коронавирусе и российский след. Они и раньше во всем плохом, что происходит у них в стране, обвиняли лично Путина. По их мнению — он во всем виноват.

Вот эта разделенность мира и наличие лагерей добавляет остроты конспирологии.

- Кто сейчас, по вашему мнению, извлекает политическую и экономическую выгоду из происходящего, кроме фармацевтических компаний?

— В конечном счете пострадали все. Даже фармацевтические компании. Потому что падение покупательной способности населения приводит к тому, что и их доходы уменьшаются.

Естественно, в моменты кризисов кто-то теряет, кто-то приобретает. Например, во время нефтяного кризиса цена на нефть падает. Те, кто ее добывает, теряют, а тем, кто ее приобретает, выгодно. Вот даже господин Лукашенко озаботился ценой на газ.

Пандемия еще не закончилась, чтобы говорить о том, кто и какую выгоду получил.

- Можно ли уже говорить о контурах будущего мира — после коронавируса? Что глобально изменится: в отношениях государств, внутри обществ и для отдельной личности?

— Очевидно, что нанесен ущерб всем интеграционным проектам — тем, которые осуществляет и Россия, и Европейский союз.

Всегда в мире присутствовали две тенденции — к интеграции и к отгораживанию, к укреплению национального суверенитета. Они и сейчас сосуществуют в международных соглашениях нераздельно и неслиянно.

Рар: Если в пандемию начнется разрушение государств, а это возможно, возникнет вопрос: зачем это было?
Рар: Если в пандемию начнется разрушение государств, а это возможно, возникнет вопрос: зачем это было?
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк

Пострадали промышленно развитые страны, и вместе с тем меньше пострадали страны с развитым сельхозпроизводством, так как потребление разного рода промышленных товаров можно свести к минимуму, а вот продукты питания нужны абсолютно всем.

Серьезная проблема — это не только выход из кризиса экономики, но и из кризиса общественной жизни. Например, в России были две общественные кампании: одна, связанная с проведением референдума по внесению поправок в Конституцию, вторая была связана с празднованием 75-й годовщины Победы. И в том, и в другом случае мероприятия были отменены и перенесены на неопределенный срок.

Будет ли это иметь последствия? Для нашей власти это очень серьезный ущерб. После того как все пройдет, придется снова раскочегаривать свои планы, в частности, связанные с референдумом.

Безусловно, это серьезный вопрос.

Многое в карантине раздражает людей, в том числе то, что связано с ограничением демократических норм и прав. Кто из действующей власти выйдет с плюсом, а кто с минусом, сказать сложно.

Есть структуры, которые чувствуют себя на коне. Это правоохранительные структуры и здравоохранение. Их значимость в обществе выросла. И многим в этих организациях нравится, что они могут устанавливать свои правила и нормы и так далее. Но это пока.

Потом все равно выход из кризиса и предъявление претензий в ходе выборов и разного рода общественных мероприятий.

Одной пандемией это не закончится. Мир будет принужден жить в страхе перед очередной пандемией. Это первое.

Ну а второе — это то, что подчас борьба с коронавирусом приносит больше жертв и опаснее, чем сам коронавирус.