Все оставшиеся силы системы здравоохранения брошены на борьбу с пандемией, но ведь инфаркт с инсультом, туберкулез и рак никто не отменял.

Эксперт по медицинским вопросам Валентина Маркевич говорит, что отказ в лечении является нарушением всех статей Конституции.

«Ограничение украинцев в доступе к получению медицинской помощи является нарушением всех статей Конституции. Какая бы ни была чрезвычайная ситуация в стране, плановые операции необходимы. Некоторые люди ожидают несколько месяцев трансплантацию органов, хирургического вмешательства из-за онкологического заболевания или операции на щитовидной железе. Поэтому ограничение прав граждан на медицинскую помощь незаконно. Людей просто лишают качественной медицинской помощи», — сказала Маркевич.

Не хватает кислорода. Больные коронавирусом украинцы задыхаются и умирают
Не хватает кислорода. Больные коронавирусом украинцы задыхаются и умирают
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Украинский политический эксперт Дмитрий Раимов заявил, что отныне систему здравоохранения в стране можно считать «мертвой».

«COVID-19 — не легкая болезнь. Но остальные не подождут, и это фиаско. Вот и всё. Я переживаю за каждого заболевшего. Выздоровления (Зеленский уже переболел коронавирусом — Ред.)… Но из-за его управления умрут десятки тысяч. У сотен тысяч сократится жизнь. Потому что вовремя не предоставили помощь, не сделали операцию», — отметил Раимов.

Основная причина ограничений — реформированная последние годы система здравоохранения буквально трещит по швам. Ежедневно обновляется антирекорд заболеваемости коронавирусной инфекцией. Украинские пациенты сутками лежат в коридорах больниц, и к ним всё это время никто не подходит.

Президент Украины Владимир Зеленский в октябре заявлял, что жесткий карантин в Украине будет введен тогда, когда ежесуточная заболеваемость COVID-19 в стране достигнет 9,5 тысячи человек. Именно при таком показателе, по мнению главы государства, наступит критическая ситуация для медицинской системы Украины.

Министр здравоохранения Максим Степанов в октябре с трибуны Верховной Рады говорил, что при подтвержденных 20 тысячах случаев заболеваемости COVID-19 в сутки ресурсы украинской системы здравоохранения будут полностью исчерпаны. И по факту к этой отметке она уже приближается, так как катастрофически не хватает медицинского персонала.

В интервью телеканалу ZIK врач-кардиолог профессор Екатерина Амосова сказала, что ограничения вызваны нехваткой персонала.

«Цель внедрения этого мероприятия (запретов на проведение плановых операций в больницах. — Прим. авт.) со стороны правительства понятна: не хватает коек и медиков. Поэтому важной частью прекращения этих плановых операций является также использование врачей и медсестер для помощи ковидным пациентам. И это надо признавать также», — объяснила Амосова.

Вместе с тем она отметила, что таким образом чиновники компенсируют то, что они не сделали летом: не подготовили медицинские учреждения для борьбы с коронавирусом.

«Сейчас они компенсируют свое бездействие за счет украинских пациентов. И это надо четко понимать», — подчеркнула Амосова.

Адвокат Гожый сказал, почему власть на Украине борется с коронавирусом «дурацкими методами»
Адвокат Гожый сказал, почему власть на Украине борется с коронавирусом «дурацкими методами»
© REUTERS, Gleb Garanich
Руководитель проектов Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Корогод считает, что украинская система здравоохранения в целом реагирует на опасность совершенно не так, как действовали в Китае в аналогичной ситуации. По его мнению, на Украине просто опоздали, потеряв драгоценное время на подготовку.

«Китайцы просчитали в течение трех дней и поняли, сколько госпиталей им нужно, и они с нуля развернули это количество госпиталей. Они спрогнозировали и за три недели закрыли эту проблему. Причем закрыли таким образом, что те пациенты, которые переболели COVID-19, и те, которые имели фоновые хронические заболевания легких, сердечно-сосудистой системы, онкологию и так далее, при этом продолжали лечиться. То есть это не за счет перепрофилирования.

Перепрофилирование, возможно, и решает задачу госпитализации пациентов со средней и тяжелой формой COVID-19, но пациенты после этого погибают от своих же заболеваний, например сердечно-сосудистой системы», — говорит Корогод.

По его оценкам, многие медицинские учреждения укомплектованы персоналом лишь на 50%. Критически не хватает кислорода для лечения больных и персонала, тогда как в помещениях как таковых недостатка нет, но акцент почему-то делается именно на помещениях. По словам Корогода, как правило, вместо вывески «Детская больница» вешают табличку «Инфекционный госпиталь», но внутри при этом ничего не меняется.

На ноябрьской пресс-конференции в Киеве глава постоянной комиссии Киевского городского совета по вопросам охраны здоровья и социальной защиты Олег Гелевей рассказывал, что скорые по 10 часов едут к пациентам.

«Я хочу обратиться к главврачам, если уж у нас такой нерадивый министр здравоохранения, пожалуйста, проявите человечность и увеличьте количество бригад по приему больных! У нас под больницами по 10—15 скорых стоят часами. И уже есть больные, которые умерли в каретах, не дождавшись. Нужно срочно принимать конкретные решения. Ведь уже есть неутешительные факты, что скорая к пациентам едет 10 часов», — говорил Гелевей.

Лифтов нет: в Харькове спасатели заносят медикам больных коронавирусом по лестнице
Лифтов нет: в Харькове спасатели заносят медикам больных коронавирусом по лестнице
© REUTERS, Gleb Garanich
С начала эпидемии, по его словам, 25% киевских медиков уволились. Перед этим за три года 60 тысяч медиков вообще покинули систему здравоохранения по разным причинам. Кто выехал за границу, кто вышел на пенсию, кто ушел из профессии из-за низких зарплат. Еще по состоянию на начало этого года система здравоохранения, по официальным данным Минздрава, испытывала дефицит в кадрах, а затем начался второй этап медреформы имени Ульяны Супрун.

По мнению Гелевея, корни проблемы необходимо искать именно в этой реформе Ульяны Супрун, которая в свое время заявила, что Украине не нужны медики, ей хватит парамедиков, особенно на скорых.

«Она своими приказами отменила интернатуру чрезвычайных ситуаций, но я не слышал, чтобы где-то на Украине обучали парамедиков. И реально, притом что на скорой неплохие зарплаты, но просто физически нет специалистов, которые могли бы там работать. В Киеве на сегодняшний день из 160 бригад, которые днем выезжают на линию, к сожалению, только 30 бригад врачебных, и 70 — фельдшерских», — пояснил Гелевей.

Тем временем власти пытаются успокоить киевлян и жителей других городов, обещая развернуть новые госпитали, но глава Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко скептически относится к таким заявлениям.

«Вы вообще понимаете, что такое резервная госпитальная база и кто способен ее развернуть, и что это в первую очередь? Это же не палатка и не надувной модуль. В первую очередь это люди, это коллектив профессионалов. А во вторую очередь это уже силы и средства. Они теперь говорят, что развернут во Дворце спорта резервную госпитальную базу и привлекут туда студентов-медиков. Для чего? Номерки на пальцы ног пациентам навязывать? И чем министр Степанов занимался полгода? В рабочей группе Министерства здравоохранения по COVID-19 нет ни одного врача-эпидемиолога — это катастрофа!» — констатировал Сергей Кравченко.

Украине не повезло: Ульяна Супрун и ее последователи проехались по системе здравоохранения катком как раз накануне пандемии коронавируса, «оптимизировав» десятки больниц и вынудив уволиться тысячи столь необходимых сейчас медиков, которые уехали подрабатывать сиделками в Польше. До Евромайдана украинских детей-чернобыльцев бесплатно лечила Куба, которая и сейчас отправляет бригады врачей в страны третьего мира.

Может ли нынешняя Украина рассчитывать, что теперь врачи из США согласятся работать в районных больницах Полтавской области?