Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Петр, ранее Болгария, Черногория и Северная Македония не дали разрешение на пролет самолета с Лавровым. В итоге визит министра иностранных дел РФ в Сербию был сорван. Лавров охарактеризовал эту ситуацию как лишение суверенного государства права на осуществление внешней политики. Шольц ранее уже неоднократно заявлял, что все страны Западных Балкан, должны стать частью Евросоюза. Вчера вышла ваша статья, под названием «Балканы — новый фронт войны с Россией». Вы написали: «Крах СССР и социалистического лагеря, кровавый распад Югославии привели к тому, что Балканы стали добычей Евросоюза, но такой добычей, с которой Евросоюз не знает, что делать». Давайте попробуем проанализировать, что пытается сделать Запад, по силам ли ему это, и что сделать нам, чтобы не потерять такого союзника как Сербия?

— На самом деле, Балканы — это историческая область борьбы между разными великими державами и великими империями. То есть, например, начиная с 14-15 веков Балканы — это был регион, через который османы, Турция, двигались в Европу. Для Европы это был фронт сдерживания османской экспансии. Все южные славяне, которые там жили, оказались заложниками этой борьбы. Турки подминали их, а европейцы использовали их в качестве щита против турецкой экспансии. 

Петр Акопов: кто он
Петр Акопов: кто он
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Николай Лебедев

Потом появилась Россия, и русские связи с Балканами стали завязываться по серьезному уже в начале 18 века, при Петре. С тех пор мы на Балканах так или иначе присутствовали всегда. Пик нашего влияния начался после Балканских войн, когда мы после войны с Турцией фактически подарили независимость Болгарии, Сербия смогла стать полностью независимой. После этого Россия для Балкан уже была важнейшим фактором всегда.

Мы говорили о славянском братстве, но для них, для многих, это была прагматичная вещь, что есть далекий православный  сосед, с которым есть общей религия, общие корней национальные корни, великая держава, ведущая активную игру на Балканах, поэтому они могут на нее опираться.

При том Балканские страны вели себя по отношению к нам часто неблагодарно, мягко говоря, это — позиция Болгарии. Это объясняется не столько поведением народа, сколько тем, что у власти в Болгарии была поставлена немецкая династия, там правили фактически немцы. Кроме того, в Румынии всегда было большое французское влияние. Там всегда было большое влияние европейских стран, которые не были заинтересованы, чтобы Россия имела преобладающее влияние на Балканах.

Для Европы Россия на Балканах опасна тем, что они считали, что Россия идет на Балканы, чтобы обойти с Запада Босфорский пролив, и в итоге — взять Босфор себе, сделать Черное море своим внутренним морем и выйти на Средиземноморский простор. Поэтому на Балканах европейские политики всегда поддерживали тех, кто против России, и играли игру по недопущению России в регион. Но после Второй мировой войны Россия не просто укрепилась в этом регионе, а стала играть главенствующую роль. Так, например, Болгария на полном серьезе рассматривала возможность вхождения в СССР в качестве 16-й республики. Это была болгарская просьба, которую Москва не поддержала.

Румыния занимала независимую позицию, но тоже была в нашем Варшавском Договоре. Югославия была нейтральная, но дружественная нам, потому, что там был свой вариант социализма. Балканы в большей своей части уже были после Второй мировой войны под Россией. Но все обрушилось в 1991 году. Мы не только потеряли свою страну, развалив ее, мы потеряли всё наше влияние на Балканах. Югославия развалилась, от нее осталась к 2007 году одна Сербия, и только Сербия ориентировалась на Россию. Все остальные страны вошли в НАТО — Болгария, Румыния, куски Югославии различные, типа Хорватии.

Поэтому у нас не осталось там ничего, хотя экономические связи остались громадные, Болгария зависит от нас по энергоресурсам процентов на восемьдесят, наверное. Тем не менее, политические элиты оказались полностью под европейским контролем. Они не могут ничего сделать сами, даже когда пытаются, как те же болгары — их бьют по рукам, говорят: «ничего не делайте из того, что было бы выгодно вам и России».

Сербия — единственная страна, которая пытается держаться связей с Россией. Это связано не только с симпатиями — глубокими, большими и старыми — между русскими и сербами и их отношением к нам, таким прочувствованным, потому, что мы же в Первую мировую войну вступили формально из-за Сербии. Вся катастрофа наша произошла из-за того, что мы стали воевать. Там были причины более глубокие, чем повестка Сербии, но поводом стала защита Сербии. 

Вучич заявил сенаторам США, что Сербия не будет вводить санкций против России
Вучич заявил сенаторам США, что Сербия не будет вводить санкций против России
© Пресс-служба МИД РФ / Перейти в фотобанк

Это помнят сербы, но Сербия маленькая, десять миллионов человек, даже меньше, и сил у них на то, чтобы оставаться державой номер один в регионе, все меньше и меньше. Их окружают не сильные державы, а слабые. Но эти слабые державы входят в сильный Евросоюз. И Сербия фактически в блокаде получается. То есть, окружающие ее страны находятся в НАТО, находятся на пути к ЕС, и сербам говорят — у вас нет выбора, вы все равно не проживете в окружении ЕС и НАТО, давайте, вступайте.

Они категорически против НАТО, но они за вступление в ЕС. Как это будет сочетаться с отношениями с Россией — непонятно. Это и раньше плохо сочеталось, а теперь, когда ЕС фактически оборвал все связи с Россией и ввел блокаду, в том числе, наших самолетов, это вообще полный абсурд. Сербия окружена недружественными нам странами, но она единственная страна, которая сохранила авиационное сообщение с Россией. «Белград-Москва» — летают рейсы. Это сербские самолеты, ЕС не может ввести санкции. Может, конечно, но не будет.

Сербия рассчитывает на поддержку России в вопросе Косово. Косово хотя и потеряно для Сербии, но Сербия не готова с этим смириться. Сербия понимает, что для нее Косово — это как для нас… Грубо говоря, если бы Украина была потеряна лет сто назад, и за это время ее бы заселили другие народы, не славянские, а турки какие-нибудь, и вот это — то же самое. То есть, грубо говоря, Киев для нас, как для сербов косовская земля и косовские монастыри. Оттуда пошла Сербия.

Но этнический состав сейчас там такой, что там живут албанцы — и вытеснить их Сербия не может, потому что албанцев поддерживают европейцы, НАТО. Но поддержка России, то, что Россия не признает Косово — это для Сербии очень важная вещь. Она дает им силы держаться хоть как-то. Сербия при всем при том, что она слабая, несравнимая с тем, что было во времена Югославии, когда она были главной балканской державой, хочет сохранить хоть какую-то свою самостоятельность, национальный путь. Как это будет сочетаться с вступлением в ЕС, которое рано или поздно должно произойти — непонятно. Потому что ЕС лишает страну как минимум суверенной внешней политики.

С другой стороны, мы видим, что в том же Евросоюзе Венгрия, которая в него входит, пытается себя вести самостоятельно, и Орбан играет свою игру, добивается исключения из санкций. В принципе, если фантазировать, представить себе, что ЕС сохранится и будет лет через десять жив, и в нем будет Сербия с Венгрией, то это уже будет достаточно серьезный блок стран, которые будут играть не за Россию, а за свои интересы, частью которых является отношения с Россией.

Предсказывать сейчас сложно, потому что — что будет с Евросоюзом, никто не понимает. От него останется некое ядро, в которое они дальше будет интегрировать (страны — Ред.) и он поглотит Балканы в том числе, потому что Балканы — последняя непереваренная часть Европы. То, что осталось от Балкан — Босния, Албания, Македония, Сербия — это тот кусок, который Европа еще не съела. Это последнее, что ей нужно съесть на континенте, в Европе.

Но съесть это тяжело, потому что там уровень жизни достаточно низкий, а границы все очень условные. Не только в Косово. Албанцы все более наращивают свой вес в той же Черногории, в той же Македонии — и требуют своего представительства и влияния. Никто не отменял планы Великой Албании, пускай теоретические, но тоже вероятные. 

Сербский журналист объяснил, почему Сербия хочет вступить в ЕС, но не в НАТО
Сербский журналист объяснил, почему Сербия хочет вступить в ЕС, но не в НАТО
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк

Для ЕС принимать в свой состав страны, которые экономически ничего из себя не представляют особо, кроме Сербии, несет в себе громадное поле конфликтов, переселенцев в Европу. Это не очень выгодно. Европа хочет контролировать Балканы, но не хочет их абсорбировать в себя. Одновременно она хочет, чтобы России там не было. Три отчасти взаимоисключающие задачи: сделать так, чтобы Россия там не присутствовала, не имела влияния в Сербии в первую очередь — это невозможно. Нужно изолировать Сербию, не так, как делали с визитом Лаврова, а просто сербов бить палками и заставить их забыть, что Россия хоть какая-то внешняя сила, которая близка им.

Поэтому я не знаю, как Европа будет выкручиваться. Но настрой на то, что Россию нужно выдавливать с Балкан, конечно, сейчас будет у европейцев сильнее. Соответственно, у англосаксов, которые играют на всем этом тоже.

- В Анкаре состоялись переговоры Сергея Лаврова с его турецким коллегой. Обсуждался вопрос, что делать с украинским зерном. По итогам переговоров Лавров заявил, что Украина вроде как согласна либо разминировать свои морские порты, либо обеспечить проход через эти минные поля. Разные источники говорят о том, что российско-турецкий план предусматривает непосредственную помощь Турции, которая может провести разминирование этих вод. Не получится ли так, что Запад таким образом перенаправит Киеву очередное оружие, когда эти корабли будут идти?

— Нет, я думаю, что по поводу оружия можно не беспокоиться. Когда корабли эти пойдут за зерном, конечно, наши не допустят их проход туда без контроля. Ни один корабль, который идет за зерном, не пройдет просто так. Его в нейтральных водах, или в водах около Украины, наши пограничники будут досматривать. Мы не пропустим корабли без контроля.

Во-вторых, вывоз зерна — это дипломатический, психологический способ давления на Россию: вот, русские мешают. Как только этот вывоз пойдет, думаю, в каких-то масштабах он произойдет — этот аргумент будет выбит. Тут важно снять саму тему — видите, мол, Россию обвиняли, что мы устраиваем голодомор Африки, не выпускаем украинское зерно. Пожалуйста, мы выпускаем, если вы готовы его брать по-честному. По-честному имеется ввиду без всякого второго дна, без попыток нелегально поставки туда, на Украину оружия. 

«Пиар важнее хлеба»: Зубец рассказал, почему Зеленский не хочет вывозить зерно из Украины
«Пиар важнее хлеба»: Зубец рассказал, почему Зеленский не хочет вывозить зерно из Украины
© РИА Новости, Сергей Аверин / Перейти в фотобанк

Поэтому здесь чисто пропагандистский спор — потому что Африке угрожает не то, что не будет вывезено зерно украинское, а то, что растут цены бешеным образом. Цены стали расти еще до начала спецоперации, и будут расти дальше, и те миллионы тонн зерна, которые будут вывезены, существенно на это не повлияют. Они, конечно, собьют немножко цену, но все равно цена будет очень большой на зерно, и проблемы с обеспечением продовольствием африканских и арабских стран сохранятся. Потому что очень дорого.

- При этом и Песков и Путин уже неоднократно заявляли, что на самом деле очень преувеличено количество этого зерна.

— Да, эти 20 миллионов тонн, которые есть — это, конечно, большой объем, но в рамках мировых проблем — не очень. Гораздо хуже будет, если нынешний урожай, который сейчас на Украине засевается, если он не будет к осени собран — тогда да, цена вырастет еще больше, проблем будет больше.

Здесь, по крайней мере, зерно есть, его можно так или иначе, с той или иной скоростью, экспортировать. А вот новый урожай — понятно, что он будет меньше. Пока я видел цифры, что на четверть меньше засеяно. Даже если будет собрана половина от того, что засеяно — это уже будут сильные потери. А если цифры станут еще меньше? Поэтому думаю, что продовольственные проблемы будут гораздо горячей к концу лета — осенью. Сейчас пока это все — скорее способ давления психологического на Россию. Условно говоря, была Буча — «русские убийцы». Теперь — "русские голодом морят весь мир". Это такая идет информационная война.

- Экс-президент Молдавии Игорь Додон заявил о том, что Запад целенаправленно дестабилизирует страну для того, чтобы отказаться от нейтралитета и объединиться с Румынией. При этом он предсказал одну из самых ужасных в истории ситуаций, где будет холод и голод. Насколько реальны опасения Додона, и пойдет ли президент Молдавии Майя Санду на объединение с Румынией?

— Вариант поглощения Молдавии Румынией обсуждается уже тридцать лет фактически, с момента распада Союза. Но тот факт, что есть Приднестровье, которое отделилось, это пока тормозит. Если бы Приднестровья не было, то поглощение произошло бы гораздо раньше, уже могло бы стать фактом. 

Военный эксперт объяснил, чем ответит Россия, если Молдавия и Румыния нападут на Приднестровье
Военный эксперт объяснил, чем ответит Россия, если Молдавия и Румыния нападут на Приднестровье
© 2000.ua / Перейти в фотобанк

Но даже за вычетом русскоязычного, русского Приднестровья, в самой Молдавии не все абсолютно хотят быть с Румынией. Там пополам все разделено, грубо говоря. Сейчас, на фоне всех событий количество тех, кто готов (присоединиться — Ред.) к Румынии, растет, но я думаю, что никакого поглощения, никакого аншлюса со стороны Румынии Молдавии не будет до тех пор, пока Украина формально еще жива. В момент полного коллапса Украины — тогда уже будет видно. Условно говоря, после того, как Юго-Восток Украины, Новороссия, переходит под контроль России, риск поглощения Молдавии Румынией возрастает очень сильно.

К этому нужно быть готовым, но пока что в краткосрочной перспективе — этого не будет. Тем более, в случае поглощения Молдавии Румынией, Приднестровье никто не тронет. Потому что тронут Приднестровье — это вызовет на себя огонь со стороны России. Условно говоря, Румыния не готова воевать с Россией, хотя она член НАТО. Но, так как в этом случае она выступает как тот, кто присоединяет к себе чужие территории — Молдавию… Это будет оформлено все с посланием в молдавском парламенте, все будет честно, типа Молдавия сама выбрала путь.

Но Приднестровье никто занимать не сможет. Не потому, что там стоит небольшой гарнизон российский и есть свои вооруженные силы, а потому, что Россия не позволит забрать Приднестровье под чужой контроль. Опять-таки, эти процессы будут актуальными в момент, когда наши части отрежут Одессу от остальной Украины и когда начнется коллапс Украины как таковой.