- Геворг, на ваш взгляд, было ли обращение Лукашенко к нации 4 августа набором популистских обещаний или это четкая программа, которую белорусский лидер наконец-то озвучил перед выборами?

— Это никакая не программа, набор тезисов, лозунгов, сделанных широкими мазками. Это его взгляды не прорывные, а, скорее, констатирующие, относительно нынешней политико-экономической ситуации в мире, сделанные в экспрессивной манере.

- 9 августа в Белоруссии состоятся президентские выборы. Считается, что победа Лукашенко уже обеспечена. Но может ли на белорусских выборах сработать так называемый эффект Зеленского, когда избиратели проголосуют за кого угодно, лишь бы не за Батьку?

— Лукашенко однозначно выиграет, исходя из данных белорусского аналога Центризбиркома. Но он проиграет выборы, потому что на выборах нужно не только получить необходимое количество голосов. Выборы нужны для легитимации власти, для укрепления власти, для того чтобы усилить свои позиции перед внешними игроками. По всем этим позициям Лукашенко проиграет по итогам этой кампании.

Он сам привел себя к этому поражению, когда превратил выборы из пусть даже более или менее приличной электоральной процедуры, пусть даже управляемой, аккуратно фильтруемой, в абсолютный фарс, в насмешку над демократией и насмешку над выборами как таковыми.

Лукашенко, Тихановская плюс шпионы под кроватью. В чем тайна белорусских выборов?
Лукашенко, Тихановская плюс шпионы под кроватью. В чем тайна белорусских выборов?
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк
Три основных кандидата, тем более не имеющих шансов на победу, скажем честно, демонстративно снимаются (властью) с выборов, и против них еще возбуждаются уголовные дела. Двоих сажают в тюрьму, а третий убегает в Российскую Федерацию.

Где это видано? Даже из приличий этого делать нельзя в ходе предвыборной кампании, но они сделали, показав якобы свою силу. На самом деле они показали слабость, потому что все посчитали, что Лукашенко почему-то испугался эти трех, честно скажем, политических ноунеймов.

Что тогда говорить о более вменяемых лидерах оппозиции, которые сейчас находятся в изгнании? Лукашенко будет бояться их еще больше, и это впечатление очень опасно для Батьки, потому что показывает, что против него можно работать. И он сам это впечатление оправдал своими глупыми действиями в ходе предвыборной кампании.

- Экс-претендент на пост президента Белоруссии Валерий Цепкало написал открытое письмо президенту Владимиру Путину, в котором попросил поддержать свободные выборы в стране. Какую цель преследует белорусский политик?

— У соперников Лукашенко есть надежда на то, что Путин их поддержит, потому что Лукашенко предал Российскую Федерацию. Он стал не просто нахлебником, каким был раньше, я цитирую Затулина, он стал предателем. Потому что он сдал наших ЧВКашников, которые через территорию Белоруссии ехали работать в третью страну.

С ним была договоренность, что эти ребята улетят спокойно, такие вещи всегда обговариваются с белорусским КГБ. Понятно, что мы не могли послать официальный рейс Минобороны, потому что у РФ есть, может быть, не очень умная, но тем не менее позиция, что мы отрицаем связь «ЧВК Вагнера» и российского Минобороны. Но это наша проблема.

Россияне должны были улететь из Минска, как это делают обычные российские транзитные пассажиры. Батька эти гарантии дал, а потом демонстративно нарушил и демонстративно задержал, чтобы использовать это во внутриполитической кампании и в качестве заложников, требуя от РФ каких-то уступок.

При этом он угрожает, не лично, а через аффилированных с ним лиц, сдать этих ребят Украине, которая уже потирает лапки от такого грандиозного внешнеполитического подарка. Это предательство. Конечно, может показаться, что мы после этого предательства разворачиваемся от Лукашенко и будем поддерживать силы, ему противостоящие.

У белорусских протестов женское лицо. Кто такие Светлана Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова, бросившие вызов Лукашенко
У белорусских протестов женское лицо. Кто такие Светлана Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова, бросившие вызов Лукашенко
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Это на самом деле не так, потому что то, что мы ставим крест на Лукашенко, это одно, но мы не собираемся поддерживать прозападные силы в Белоруссии, которые сейчас являются единственной альтернативой Лукашенко. В том, что они являются единственной альтернативой, виноваты мы. Мы не работали с Белоруссией, мы уважали страхи Батьки и не пускали туда наши НКО.

Россотрудничество 10 лет назад — это было позорище из позорищ. На встречи актива в Белоруссии приходили, мягко говоря, либо очень пожилые люди, либо сумасшедшие, что было, то было. Так мы работали с «мягкой силой» в Белоруссии. Мы сами виноваты, что там нет альтернативных пророссийских кандидатов.

Надеюсь, что-то изменится. Евгений Примаков достаточно жестко выразился по поводу Минска. Я надеюсь, что Россотрудничество сейчас начнет создавать там какие-то организации. Если Батька будет на них наезжать, надеюсь, в Москве ему за это демонстративно дадут по шапке.

- Если вернуться к теме «российской ЧВК», пойдет ли Лукашенко до конца и выдаст ли задержанных россиян Украине?

— От него, конечно, можно ожидать что угодно. Но такой шаг, как выдача россиян украинским нацистам… Я очень сомневаюсь, что он на это пойдет, потому что это затронет не только его отношения с РФ, но и его отношения с российским населением.

Раньше в лице россиян у него был мощный актив, который считал его хозяйственником, образцом для подражания, Лукашенко был самым популярным лидером в России.

То, что он сделал сейчас, конечно же, ударит по его репутации. Если он тем более выдаст наших военных украинским нацистам, то на него повесят клеймо предателя. Это конец репутации, потому что российский народ терпелив, мы милосердны, мы можем простить воров, даже убийц, коррупционеров, но мы никогда не прощаем предательства.

- Как Лукашенко будет решать экономические проблемы, которые могут возникнуть из-за возможного разрыва связей между Россией и Белоруссией?

— Он думает, что после выборов он наладит отношения с Путиным. Приедет, поговорит, скажет: «Прости, братан, пойми, была сложная внутриполитическая ситуация. Давай мириться». Так он всегда поступал до этого. Я надеюсь, что мы больше на такую ерунду покупаться не будем.

Раньше мы ему все спускали с рук, шли на поводу истерик, шантажа, экономического вымогательства. Все это привело нас к нынешней ситуации.

Лукашенко пересек «красные линии». За это нужно наказывать, наказывать жестко. Возможно, наше молчание пока связано с тем, что мы беспокоимся за судьбу наших заложников, но когда ситуация с ними разрешится, мы должны ответить ему по полной программе.

- Как возможный разрыв между Москвой и Минском скажется на интеграционных проектах на постсоветском пространстве ЕАЭС, ОДКБ?

— Не разрыв отношений, а демонстративная порка Минска. Очень положительно, потому что мы, показав, что не готовы терпеть эту ерунду, продемонстрируем нашим партнерам, что мы больше не дойная корова. Так больше не будет, что они получают от нас экономические выгоды и выгоды в сфере безопасности, не говоря уже о том, что мы некоторых членов ОДКБ кормим в прямом смысле благодаря денежным переводам их граждан, работающих в России.

Эмоции Лукашенко и шанс для оппозиции. Эксперты о Белоруссии перед выборами
Эмоции Лукашенко и шанс для оппозиции. Эксперты о Белоруссии перед выборами
© БелТА | Перейти в фотобанк
За это мы должны получать не какие-то заверения в дружбе, а конкретные выгоды. Лукашенко жаловался в своем выступлении, что мы переводим отношения с братских на партнерские. Да, переводим, но братские отношения подразумевают, что два брата делают что-то друг для друга.

А получается, что только старший брат кормит, одевает младшего, а младший гуляет по друзьям, позволяет себе красть у старшего брата, ругать его перед врагами, демонстративно покупает нефть у врагов старшего брата. Даже себе в ущерб, чтобы продемонстрировать, что недоволен тем, что тот ему дает мало карманных денег. Извините, но нас такое братское отношение не устраивает. Мы монетизируем в духе Трампа наши двусторонние отношения, показываем, что период дойки закончился, начался период бизнеса.

- Белоруссию сейчас всеми силами пытаются затянуть в Люблинский треугольник, о создании которого заявили Литва, Польша и Украина. Стоит ли России опасаться членства Белоруссии в этом объединении?

— Нет, конечно, России не следует опасаться, что Белоруссия пойдет на Запад, потому что Лукашенко прекрасно понимает, что его в таком случае в Белоруссии не будет. В отличие от России, которая была готова разговаривать, терпеть его, Запад его терпеть не будет. Он это увидит, когда получит реакцию западных партнеров на силовые разгоны оппозиции 9 августа и после 9 августа.

Он увидит, что Запад не готов с ним мириться и терпеть его наезды на белорусскую демократическую оппозицию. На самом деле плевать они на нее хотели, но если Запад позволит Лукашенко сажать, избивать представителей оппозиции, это будет очень плохим сигналом для других прозападных сил на постсоветском пространстве.

С другой стороны, этот размен был бы интересен Западу, если бы там были уверены, что Лукашенко к ним перебежит, но они понимают, что Батька пытается сесть в позу Ван Дама — сесть на шпагат между Россией и Западом и сохранить отношения с обеими силами, и, имитируя дружбу, шантажировать другую сторону. Но Запад тоже не хочет быть инструментом Лукашенко, у него свои задачи.