Корейба: Отстранение Лукашенко от власти было бы предательством польских интересов
Корейба: Отстранение Лукашенко от власти было бы предательством польских интересов
© из личного архива Я.Корейбы
- Алексей, польский политолог Корейба в интервью нашему изданию высказал предположение, будто бы Белоруссия является частью буферной зоны, которая должна отделять Россию от Европы. Согласны ли вы с этим?

— Это традиционная польская точка зрения. Они всегда мыслят категориями создания какого-то буфера и лимитрофа между собой и Россией, потому что они Россию почему-то очень боятся. Эта традиционная польская геополитика не меняется уже столетиями. Естественно, Беларуси необходимо свое геополитическое позиционирование, и оно имеет несколько вариантов.

Есть вариант благоприятный, когда снижается конфронтация между Европой, Западом и Россией, мы являемся союзниками, участниками всех интеграционных образований вокруг России, но при этом выступаем своеобразным мостом или порталом, через который происходит мирное взаимодействие с Европой: торговля, промышленная кооперация и так далее.

Это наиболее идеальный вариант: не иметь врагов на западном направлении в лице ЕС, Германии или Франции. Но сейчас, к сожалению, так не получается, отношения после Украины (Евромайдана — Ред.) обострились, в любом случае есть конфронтация.

Сегодня позиция властей Беларуси состоит в том, чтобы эту конфронтацию как-то сдерживать, не участвовать в чрезмерной мобилизации, самим не провоцировать своими действиями тех же поляков и прибалтов, чтобы не ухудшить ситуацию. В нашем случае это не всегда получается, но и Польша с Прибалтикой это тоже не сильно ценят. Они продолжают наращивать милитаризацию, приглашать американские войска и так далее.

А есть еще негативный вариант, когда конфронтация продолжается, наши усилия по ее сдерживанию не приносят никакого результата, в Польшу и Прибалтику приглашаются американские войска, нагнетается истерия против России, Китая и вообще восточного блока, и нам ничего не остается, кроме как превратиться в форпост, территорию, насыщенную в том числе российскими войсками, которая сдерживает агрессивные намерения западной стороны.

Это тоже негативный сценарий, который потребует от Белоруссии много усилий и вложений в военную сферу. Понятно, что никому не хочется воевать и быть в напряжении. Я вам описал примерно три варианта, и мы сейчас находимся во втором с тенденциями скатывания в третий. Так наша геополитическая позиция видится из Минска.

- Корейба говорит, что Белоруссии в отличие от Украины удалось стать по-настоящему независимой от России. Вы разделяете такой подход?

— Я не думаю, что вообще в таких категориях стоило бы рассуждать. Что такое «быть полностью независимыми от России?». У нас есть очень серьезная степень взаимозависимости. Беларусь очень серьезно зависит от поставок российских энергоресурсов, от российского рынка, да и вообще у нас тесные политические и экономические связи.

Что касается России, то если смотреть на западные рубежи, наличие Беларуси как союзного для нее государства тоже уменьшает ее расходы на безопасность и многие другие вещи.

Да, Беларусь самостоятельное государство, которое не ориентируется на любой чих, который доносится из Москвы. Но эта степень взаимозависимости позволяет нам достаточно уверенно себя чувствовать и не видеть в союзных отношениях с Россией никаких проблем и угроз.

- Корейба утверждает, что белорусская экономика держится на российских кредитах и нефти. Более того, Москве, по его мнению, якобы это выгодно, чтобы белорусы трудились на заводах и не искали лучшей доли на Западе. Что вы на это скажете?

— Это тоже традиционная точка зрения, чтобы не видеть собственного белорусского экономического потенциала. Он, конечно же, есть. Да, наша промышленность и сельское хозяйство во многом держится на российских ресурсах и российском рынке, но почему это плохо?

Та же Польша держится в основном на поставках в Германию. У любой страны есть некие привилегированные партнеры, отношения с которыми занимают большую часть товарооборота и так далее. В этом ничего плохого нет.

Это такой риторический прием, попытка польской стороны представить, будто бы наша зависимость от России представляет угрозу, делается ими для того, чтобы показать, что они тоже что-то могут. А в реальности что они могут? Ничего.

В Евросоюзе до сих пор какие-то санкции действуют, Евросоюз до сих пор не пускает через свои квоты и регламенты, барьеры ставит для белорусской продукции. На самом деле особых альтернатив на западном направлении для нас нет.

Да, появляется китайское направление, оно тоже для Беларуси становится важным, у нас растет товарооборот с Китаем. Но на Западе тоже рады не будут. Они Китай тоже как угрозу воспринимают.

Поэтому к такой обычной польской риторике надо относиться спокойно. Это попытка принизить статус Беларуси, ее потенциал, ее самостоятельность в экономической и промышленной политике. Ничего нового в этом нет.

- Если следовать логике Корейбы, то президент Лукашенко, проводя свою самостоятельную политику, тем не менее действует в интересах Запада (прежде всего Польши) и против интересов России… 

- Я бы назвал это уже иезуитским приемом. Это игра на российскую публику, чтобы в России такие скандальные заявления восприняли в негативном ключе против президента Лукашенко и Беларуси в целом. Это подыгрывание антибелорусским настроениям у небольшой части российского общества и экспертов.

Опять же с какой целью делается такое выставление Лукашенко как пропольского субъекта? Опять же чтобы вызвать противоречия в белорусско-российских отношениях, воспользоваться этими противоречиями, влезть в них, попытаться сыграть свою игру в Беларуси и еще больше их рассорить.

Чисто иезуитская тактика, за которой не стоит никакого хорошего отношения к Белоруссии, а лишь попытка воспользоваться какими-то противоречиями в российско-белорусских отношениях, чтобы их ухудшить. Только такой мотив я в этом вижу.

- А чего Белоруссия хочет добиться в отношениях с Западом прежде всего?

— Прежде всего выхода на нормальный уровень отношений между соседями. Чтобы ушли санкции (вообще чтоб их не было), санкционная политика должна быть в прошлом. Чтобы исчезли надуманные политические претензии, условия и так далее.

Для Минска вообще неприемлемо никакое политическое давление, продвижение западных ценностей и моделей. У нас есть самостоятельное руководство, самостоятельная политика, мы не хотим быть частью ЕС, и нам эти рекомендации не нужны.

Если эти два условия осуществятся, то должны настать нормальные торгово-экономические отношения без запретов, барьеров и границ, как между нормальными партнерами и соседями. Чтобы мы могли торговать, ездить без драконовских мер на границах. Эти три условия мы ставим в отношениях с ЕС.

- Как вам видится будущее Союзного государства, учитывая экономический кризис, коронавирус, проблемы в отношениях Москвы и Минска и активность Запада?

— Да, проблемы есть, ситуация сложная, и коронавирус нам особого единства не добавил. Мы действовали достаточно рассогласованно. Но, несмотря на это, я уверен, что мы справимся с этой ситуацией (с пандемией) и сделаем соответствующие выводы.

Выводы какого толка? Прежде всего нам нужна согласованная политика в сфере здравоохранения и санитарно-эпидемиологической области, нам нужна единая пограничная политика, чтобы не возникало ссор на тему, кто и когда закрыл границу, претензий обид и так далее.

Это нужно решать, об этом нужно договариваться. И таким образом, может быть, через кризис пройдя, мы вернемся к дальнейшему поступательному движению.

Альтернативу союзу с Россией я не вижу. Да, там могут возникать проблемы, острые споры, какие-то обвинения, но альтернативы нет. Для Беларуси это очень важно, это реальная возможность расти экономически и состояться как государство.

Для России тоже, мне кажется, Беларусь очень важна. Несмотря на все споры, мы, пройдя через определенный кризис, выйдем на ровную траекторию отношений с договоренностями, конкретными прагматичными целями и придем к их реализации. Для нас такой вариант является перспективным и желательным.