Таким образом, попасть в Беларусь и выехать из нее можно только самолетом. Эта новость — очень плохой сигнал для Беломайдана. Бежать станет очень сложно. Означает ли это начало кампании по окончательной зачистке Беломайдана, покажет время. Но, случайно или нет, это событие совпало с ожидаемым: с протестующими перестали играть в поддавки.

Цветочки и ягодки

Вынесен приговор 25-летней Марии Бобович и 26-летнему Максиму Павлющику, которые написали на тротуарной плитке воззвание. Оно содержало грамматическую ошибку: «Не забубем». Но власти все поняли правильно: «Не забудем (не простим)» — и восприняли это как угрозу. Тем не менее приговор выглядел мягким. Мария Бобович получила полтора года так называемой «домашней химии». Что это значит, не совсем понятно. А вот Максим Павлющик присужден к двум годам колонии общего режима. То есть он пойдет в тюрьму.

Понимал ли этот молодой человек в момент совершения своего деяния то, чем это для него кончится, неизвестно. Но в Белоруссии с ее более чем серьезной юстицией это и не могло кончиться чем-то иным. Два года тюрьмы за нанесение надписи, носящей признаки угрозы, — это сильный сигнал той части молодежи, которая вот уже четыре месяца продолжает играть с огнем. То есть с законом.

Судья постановила признать виновными Павлющика и Бобович по части 2 ст. 339 УК РБ — «Хулиганство».

Как начинался, как проходил и кем подпитывался белорусский протест
Как начинался, как проходил и кем подпитывался белорусский протест
© РИА Новости, Алексей Майшев | Перейти в фотобанк

Нужно признать, что даже для господина Павлющика мера наказания избрана минимальная. Про два года можно смело говорить «всего», потому что статья 339 предполагает куда большие сроки заключения — до десяти лет. А госпожу Бобович вообще освободили из-под стражи прямо в зале суда под подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Мягкое наказание обусловлено тем, что ранее она не была судима. А вот Максим Павлющик «из бывших». Ранее был судим по той же самой статье 339. Говоря последнее слово, он был эмоционален и жалок — плакал. Раскаивался, извинялся, говорил, что ему стыдно за этот поступок, он просит шанс в виде максимального срока «домашней химии», пообещал исправиться. В зале суда находилась его беременная подруга, с которой подсудимый пообещал расписаться.

Но суд это не тронуло. Два года лишения свободы — в первую очередь по причине того, что Павлющик рецидивист и дважды попал под суд по одной и той же статье.

Внешне никакой политики, но протестное движение обязательно будет использовать обоих для поддержания мотивации. Это очень нужно Беломайдану, поскольку раз начали сажать, то желающих «садиться» будет значительно меньше. И это только начало.

Колеса правосудия

Осенью первые сроки получили участники предвыборных протестов, еще с участием Сергея Тихановского. Как и прогнозировала Украина.ру, зимой начались процессы над теми, кто попал под колесо правосудия в августе — в самом начале Беломайдана. Павлющик и Бобович именно из этой обоймы.

Уже упомянутые судебные «мельницы» в Белоруссии мелют медленно, но неотвратимо. Сейчас они заработали в полную силу, и вряд ли ошибется тот, кто подумает, что мало кто из тех, кто попал под эти колеса, уйдет от наказания. 24-летний житель Гомеля Георгий Василенко проведет два года на «химии» за то, что заменил государственный флаг на бело-красно-белый на центральной площади города. Это случилось в августе, в первую неделю протестов. 26 ноября суд вынес приговор. И снова юстиция показала мягкое, толерантное отношение: первоначально дело возбудили по статье 370 УК РБ «Надругательство над государственными символами». Позже, учитывая глубокое раскаяние и сотрудничество со следствием, дело переквалифицировали в часть 2-ю уже знакомой нам статьи 339.

Богдан Безпалько: Запад с Белоруссией делает России вилку
Богдан Безпалько: Запад с Белоруссией делает России вилку
© РИА Новости, Нина Зотина

Подобных дел, в которых фигурирует государственная символика, сейчас очень много. Кроме «хулиганства» (протесты все же мирные), в тренде «порча имущества». Так в основном трактуется нанесение политических рисунков, муралов и надписей. Один пример описан выше. Действия тех, кто срывает или портит государственные флаги, подпадают под статью 370 УК РБ, которая в качестве максимального наказания предусматривает ограничение свободы на срок до одного года.

Еще недавно подобные уголовные дела были очень редким явлением. Последнее, до выборов дело слушалось аж в июле 2017 года. Правонарушитель совершил деяние по пьянке, флаг сорвал с фасада магазина, где покупал спиртное. Тогда его приговорили к штрафу.

Но сегодня 2020 год, идет война символов, в ответ на вывешивания БЧБ-символики власти ответили тем, что теперь в городах государственные флаги вывешены постоянно. А наказания за посягательства на них стали куда более жесткими. Однако правосудие всякий раз оставляет шанс, квалифицируя правонарушение в отношении госсимволики как «хулиганство». Максимальное наказание — три года лишения свободы. Но оно еще ни к кому не применялось. Пока. В сентябре в Ивацевичах 27-летний пьяный мужчина, полностью признав вину и возместив ущерб, получил год «химии».

Аналогичный «типовой» срок давали и в других подобных случаях. Но это раньше. Немного меньше, но уже с ограничением свободы получают любители рисовать на стенах. Типичный случай: 20-летняя Мария Сафонова рисовала БЧБ-символику и лозунг «Жыве Беларусь». Причиненный ущерб оценили в 556 рублей 41 копейку, или около 220 долларов США. И два месяца административного ареста.

Всеволод Шимов: Белоруссия без Лукашенко — это олигархическое государство типа Украины и Молдавии
Всеволод Шимов: Белоруссия без Лукашенко — это олигархическое государство типа Украины и Молдавии
© vk.com, Всеволод Шимов

Куда серьезнее поступают, если деяния квалифицируются по статье 346 «Осквернение историко-культурных ценностей». Жестко поплатился за надпись на скульптуре Родины-матери (часть комплекса «Минск — город-герой») мужчина, как говорил классик, «в самом расцвете сил». 13 ноября он получил два года колонии общего режима.

Каждый вынесенный приговор — снаряд по протестам. Все меньше желающих связываться со всем этим.

Непуганность и отвага

Все вышеописанное вызывает горькую улыбку у жителей Украины, которые выступили против киевского Майдана, в том числе у участников Антимайдана и нынешних политических эмигрантов. Ровно семь лет назад разнузданная толпа уничтожила памятник Ленину на Бессарабской площади в Киеве. Ответа на этот триумф варварства со стороны Януковича и его команды не последовало. Прокурор Пшонка все три месяца противостояния только пугал вандалов и разрушителей, а попытки наказывать негодяев умножались на ноль амнистиями, которые объявлялись чуть ли не еженедельно. В результате и Янукович и Пшонка вынуждены были покинуть страну. А вандалы, образно говоря, заняли их кабинеты.

В Белоруссии все совсем не так. Здесь наказание за преступление неотвратимо.

Особенно за то, за что на Украине даже не пытались преследовать — сетевые преступления. Отдельные истории про то, как подставляют себя под колеса правосудия из-за элементарной дремучести и откровенной глупости пользователи белорусских соцсетей. Это, как правило, совсем молодые и крайне неопытные люди. Они ведут телеграм-каналы, администрируют групповые чаты и получают первый опыт координации протестов в интернете. Их всех фиксируют и вылавливают.

Пока никто не писал о судах и приговорах, но, возможно, потому, что речь идет о несовершеннолетних. Зато вот прямо на днях задержан подозреваемый в угрозе убийством корреспонденту RT. Человек отнюдь не молодой, но крайне необузданный. «Оперативники выяснили, что журналисту позвонил 47-летний житель Минска, который высказал намерение расправиться с ним», — сообщает МВД РБ. Задержанный угрожал Константину Придыбайло, который освещал протесты и публиковал в своем телеграм-канале скриншоты с угрозами и оскорблениями в адрес других сотрудников RT.

Куда больше шума наделало задержание человека, чья деятельность ближе к терроризму. Николай Автухович, о котором писала Украина.ру. Ему инкриминируют поджог дома одного из милиционеров в Волковыске и автомобиля милиционера в Гродно. Сам Автухович прямо декларировал в соцсетях, что избрал путь силового противостояния. За аналогичные действия задержаны Дмитрий Дубовский, Игорь Олиневич, Дмитрий Резанович и Сергей Романов.

Светлана Тихановская: кто она
Светлана Тихановская: кто она
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

Конкретно Автухович — ветеран-афганец, «демократический активист» и предприниматель. Он тоже «из бывших». В 2006-м получил 3,5 года с конфискацией имущества за уклонение от уплаты налогов и предпринимательскую деятельность без регистрации. Борьба с экономическими преступлениями, надо сказать, ведется куда жестче, чем с БЧБ-символикой. В мае 2010-го Автухович получил 5 лет строгого режима за незаконное хранение оружия. Тогда это было охотничье ружье и патроны. Десять лет спустя в арсенале Автуховича были пистолет с глушителем, автомат, под тысячу боевых патронов, 8 ручных гранат, 8 тротиловых шашек, заправленные «коктейли Молотова». Статья «Терроризм» обещает очень серьезные сроки для членов банды или что похуже.

Еще один сигнал непуганым глупцам, которых открыто подстрекают к терроризму с территории Польши канал «Нехта» и ему подобные.

Что дальше?

Ждет своего приговора и Виктор Бабарико, с которым связывают финансирование и организацию Беломайдана. КГБ завершил расследование, экс-банкиру предъявлено обвинение в получении взяток в особо крупном размере, а также в отмывании средств, полученных преступным путем.

Виктор Бабарико: кто он
Виктор Бабарико: кто он
© Facebook, Виктор Бабарико

Никакой политики. Его заместителей также обвиняют в получении взяток, все они полностью признали свою вину, за исключением Бабарико, сообщает Следственное управление КГБ. Скоро дело будет в суде, и наблюдатели легко убедятся в том, что приговор будет максимально жестким и неотвратимым. Потому что это дело о попытке ограбить белорусское государство. За это карают куда серьезнее, чем за уличные протесты и БЧБ-символику, которую глава государства называет фашистской. Что наводит на мысль о том, что власти то ли недооценивают протестное движение, то ли играют с ним в какую-то только им известную игру. Ждать осталось недолго — в начале 2021 года будет созвано Всебелорусское народное собрание, которому Лукашенко обещает самое сенсационное будущее. И вряд ли стоит сомневаться, что форуму обеспечат спокойствие и порядок в Минске.

Похоже, все только начинается.