В основе путинского подхода к Украине всего три элемента.

Во-первых, Украина очень важна для России, поскольку это соседняя страна, связанная с Россией огромным числом «ниток», из которых одной из важнейших является нитка газопровода.

Во-вторых, Украина — страна, населённая братским народом. Причем братский — это практически один. По этой причине Украина была в прошлом и, возможно, будет в будущем в составе единого с Россией государства.

Путин лишь продлил «режим доброй воли» в отношении украинской власти — эксперт
Путин лишь продлил «режим доброй воли» в отношении украинской власти — эксперт
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

В-третьих, для Путина очень важным является воля народа, выраженная легитимным путём. Поэтому вопрос суверенитета является вторичным. Хотят украинцы быть в независимом государстве? Не вопрос — Россия не будет ставить под вопрос независимость Украины. Хотят жители Крыма в состав России? Не вопрос — Россия принимает Крым в свой состав.

Собственно, именно из этой несложной концепции Путин, как правило, и исходит.

Так же было и на этой пресс-конференции.

Ключевыми вопросами к Путину были вопросы относительно будущего Минских соглашений и газового транзита.

1. По Минским соглашениям для Путина важен учёт мнений Донбасса в составе Украины, выраженный через легитимные институты (в 2014 году легитимных институтов не было, народные республики российский президент таковыми не считает).

Именно потому Путин специально подчеркнул, что именно Пётр Порошенко настаивал на том, чтобы Минские соглашения подписали народные республики Донбасса (они были против). Таким образом, Порошенко де-факто признал ЛДНР и сделал мнение республик важным.

Вообще это заявление тянет на полноценную сенсацию и позволяет совершенно по-новому взглянуть на обстоятельства заключения Минских соглашений. Как мы неоднократно обращали внимание, в Минских соглашениях ЛДНР не упомянуты, и привязывать представительство ОРДЛО именно к ним было совершенно не обязательным. Более того, именно дистанцирование от переговорного процесса непризнанных республик давало большую свободу действий России и Украине, позволяя привлечь пусть менее популярных, но более приемлемых для обоих государств переговорщиков со стороны Донбасса.

Ну а раз республики благодаря позиции Порошенко являются легитимной стороной переговоров, то именно с ними и нужно договариваться.

Ещё одно сенсационное заявление Путина связано с историей — он усомнился в правильности передачи Украине исконно русских земель «ради повышения доли пролетариата» (тут опять тема воли народа).

К числу таких земель можно отнести только территорию Донецко-Криворожской республики, которая действительно была ликвидирована и передана Украине (кстати, по инициативе Сталина) в видах повышения доли пролетариата. Справедливости ради надо указать, что и другие районы Новороссии (та же Одесса) тоже попали в состав Украины не по своей воле.

Если говорить о легитимности, то очень важным является сохранение Минских соглашений — это единственный легитимный текст, определяющий отношения между ЛДНР и Украиной.  

Русский и белорусский, как русский и украинский, народы — почти один народ – Путин
Русский и белорусский, как русский и украинский, народы — почти один народ – Путин
© РИА Новости, Евгений Биятов | Перейти в фотобанк

2. Россия, так же, как и США, заинтересована в продолжении газового транзита. Россия не хочет рвать ещё и эту связь. Весь вопрос в условиях и надёжности транзита. В частности, Россия настаивает на продолжении прямых закупок российского газа и готова предоставить более низкую цену.

Кстати, тут для украинских националистов раздолье — Путин хочет сохранить газовый транзит, потому что это способ влияния на Украину… Но нет. Украинские националисты почему-то считают, что влияют на Украину только закупки российского газа (который объективно нужен украинской экономике), в то время как транзит (чистая прибыль) на неё не влияет. Парадокс. Впрочем, объясняется он просто — украинские националисты знают, что такое «деньги», но не знают, что такое «зарабатывать».  

Тут нужно отметить, что дело не только в желании Путина сохранить связи с Украиной, но и с фактом зависимости — даже после запуска всех построенных потоков всё равно сохраняется зависимость России и ЕС от украинского транзита. Разумеется, демонстрировать эту слабость для российского лидера было бы неправильным.

Резюме: Путин, казалось бы, ничего нового не сказал, но донёс информацию, которой раньше не было. И картина сразу приобрела новые очертания. Например, то, что Россия настаивает на включении ЛДНР в состав Украины в качестве части федерации, так это исключительно в соответствии с пожеланиями Петра Порошенко. А Порошенко пришлось настаивать на том, чтобы главы республик подписали Минский протокол, потому что в противном случае единственной стороной соглашений осталась бы сама Украина… Прежде чем оценивать дипломатию современной России, стоит оценить красоту этой игры.