«Для меня очень большой неожиданностью был рейтинг партии пророссийского провокатора Шария. Это около 1,5%, — признал 13 июля в интервью интернет-изданию «Апостроф» генеральный директор Комитета избирателей Украины Алексей Кошель. — И это риск того, что партия может преодолеть двухпроцентный избирательный барьер и претендовать на получение финансирования в Раде в рамках государственного финансирования политических партий».

Действительно, рейтинги партии, созданной чуть больше месяца назад буквально с нуля, через Интернет и без привлечения мощного финансирования, впечатляют.

По данным Центра «Социальный мониторинг» и Украинского института социальных исследований им. А. Яременко, при первом соцопросе 14 — 21 июня «Партия Шария» получила поддержку 0,1% от числа тех, кто намерен идти голосовать и определился со своим выбором (эта социологическая контора публикует данные только по этой категории респондентов), 22 — 27 июня — 0,9%, 28 июня — 4 июля — уже 2,6%. Последний рейтинг сравним с фигурирующим в том же соцопросе рейтингом «Оппозиционного блока» (2,9%) и выше рейтингов «Силы и чести» Игоря Смешко (2,5%), Радикальной партии Олега Ляшко (2,2%), «Свободы»* с объединенной вокруг нее коалицией националистов, включая «Правый сектор»* и «Национальный корпус» (2,0%) и «Самопомощи» (1,4%).

В свою очередь, по данным Социологической группой «Рейтинг», при первом опросе, проведенном с 20 по 24 июня, Партия Шария имела поддержку 1,1% от общего числа опрошенных, 1,3% от числа тех, кто намерен идти на выборы и 1,5% от числа тех, кто намерен идти голосовать и определился со своим выбором. При следующем, проведенном той же социологической конторой с 29 июня по 3 июля, — уже, соответственно, 1,4, 1,5% и 1,8%. По данным «Рейтинга», «Сила и честь» (3,8%), «Оппозиционный блок» (3,4%), "Радикальная партия" Олега Ляшко (2,4%) и «Свобода» (2,3%) обходят Партию Шария, но «Самопомощь» (1,1%) отстает. Но ведь большинство этих партий (кроме партии Смешко) существуют не первый день и даже были представлены в парламенте.

Наконец, по данным опроса Киевского международного института социологии (пожалуй, самый авторитетная социологическая контора Украины), проведенного с 25 июня по 7 июля, «Партия Шария» набирает 1,2% от числа тех, кто намерен идти на выборы, и 1,6% от числа тех, кто намерен идти голосовать и определился со своим выбором (КМИС публикует данные только по этой категории респондентов). В этом опросе социологи отмечают одно немаловажное «но»: «На момент формирования анкеты еще не был известен полный список зарегистрированных партий и их порядок в бюллетене, поэтому в списке, который предлагался респонденту, не хватает нескольких партий (в частности, партии Саакашвили и партии Шария), хотя респондент имел возможность указать и партию не из списка». Это наверняка занизило результат.

Число избирателей на данных выборах, судя по числу печатаемых бюллетеней, составляет 26—27 млн, что сопоставимо с официально озвученным ранее Центризбиркомом числом фактически зарегистрированных избирателей на 31 марта — 26,6 млн человек. При учете пропорций в целом по Украине желающих проголосовать за «Партию Шария» должно быть около 350—400 тыс. человек.

Стоит отметить, что, судя по сайту «Партии Шария», подали заявления о вступлении в нее 159,8 тыс. человек. Сами заявления — это закрытая информация, но хорошо видно, что на официальную страницу партии в Facebook уже подписались 125,5 тыс. человек, в Instagram — 52,4 тыс., на официальный канал в Telegram — 27,5 тыс. Эти соцсети могут частично «перекрываться». К тому же, многие симпатизанты не подписываются на страницы партии и смотрят канал Шария на YouTube, где у того 2,2 млн подписчиков, или читают его личные страницы в Facebook (333,9 тыс. подписчиков) и Twitter (269 тыс.).

В целом, конечно, это неплохая электоральная конвертация подписчиков. Хотя, разница между 2,2 млн. подписчиков и 159,8 тыс. записавшимися в партию огромна (пусть даже не все зрители Шария живут на Украине). Если же говорить о людях, которые готовы реально выходить на акции, то в обычных областных центрах на пикеты с красными шариками выходит десяток — другой человек, в городах-миллионниках — максимум несколько сотен, причем до этих цифр удалось дойти только сейчас, когда партия обрела известность. Суммарно под тысячу человек по всей стране.

Что касается географии, то, по данным последнего опроса Центра «Социальный мониторинг» и Украинского института социальных исследований им. А. Яременко, при 2,6% от числа тех, кто намерен идти голосовать и определился со своим выбором, в целом по Украине, максимум поддержки у «Партии Шария» на Востоке (4,3%), затем идут Донбасс (2,6%), Юг (2,2%), Центр и Запад (по 2,0%) страны. По возрастным категориям, у партии больше всего поддержка среди 30 — 39-летних (4,6%), далее среди 18 — 29-летних (2,5%) и 50 — 59-летних (2,3%), меньше всего среди 40 — 49-летних и тех, кто старше 60 лет (по 1,7%). В принципе, неудивительно, что пропаганда Шария встречает отклик прежде всего на Востоке и прежде всего у людей его возраста (он 1978 года рождения).  

Надо понимать, что партии как таковой нет. Есть люди, которые по призыву из Интернета выходят на акции с шариками, иногда с баннерами и плакатами (оплачивая их печать самостоятельно, либо через сбор денег на электронные счета партии и Шария). Но это не организация, которая, по словам Ленина, «могла бы взять власть в стране». Это просто веселые флешмобы.

Нет ничего принципиально нового и в деятельности сторонников Шария, разве что по сравнению с временами, когда он платил отдельным людям за подобные действия, сейчас она обрела больший масштаб. В последние дни его сторонников начали бросать на срыв (путем закрикивания ораторов и задавания им неприятных вопросов) акций других, более крупных политических сил: 11 июля в Житомире — на митинг «Европейской солидарности» Петра Порошенко, 13 июля в Одессе — на предвыборный концерт Святослава Вакарчука.

Вообще, подобные акции — это типичная технология срыва митингов. Шария ранее уже не раз упрекали в «заказной» работе, прежде всего, когда в 2017 году он неожиданно взялся за Алексея Навального, тогда как раньше вообще не касался внутрироссийской тематики. Так это или нет — не знаю, за руку видеоблогера с деньгами никто не хватал, однако нельзя было не обратить внимания на то, как Шарий резко приобрел тогда довольный, сытый и самоуверенный вид, тогда как еще буквально вчера появлялся в кадре помятым, усталым, безрадостным и с репликами «Мне все равно, что вы говорите, что я похож на бомжа…» Примерно через год видеоблогер как-то вновь утратил сытый вид. Странным образом это совпало с прекращением его шумной кампании против Навального.

Вполне очевидно, что еще одна цель кампании, усиленно «разжевывающей» читателям через соцсети «как найти предвыборный участок» и «как должен выглядеть избирательный бюллетень», это мобилизовать на выборы протестный электорат, который на них обычно не ходит. Но это выгодно не только виртуальной «Партии Шария», но и куда более реальным и крупным политическим проектам, которые также опираются в значительной степени на живущих на востоке и юге страны, на молодежь и протестный электорат, и нуждаются в способах (иногда даже очень нетривиальных) вытащить его на выборы. Название последних слишком хорошо известны, чтобы их называть, и странным образом совпадают с теми, акции которых почему-то не призывает срывать Шарий.

Несложно понять, что оппозиционная артия Шария отнимет на востоке и юге голоса у вполне реальных оппозиционных партий. Каких — тоже ясно.

Но гораздо хуже то, что активные и готовые действовать люди (а таких на Украине не так уж много) задействованы сейчас в проекте, который никогда не перерастет в полноценную политическую партию, способную влиять на направление развития страны. Выборы пройдут, Шарий, не исключено, пройдет в Раду по списку своей партии (если она все-таки преодолеет 5%-й барьер), решив тем самым вопрос с беспрепятственным въездом на территорию Украины, где против него открыто несколько уголовных дел. Он основательно прибавит за это время число подписчиков (которых можно затем монетизировать за счет рекламы) на YouTube, сможет записать в свое условное резюме уже громкое «глава партии на Украине», а митинги сторонников с его портретами на плакатах и баннерах — в портфолио.

Возможно, «Партия Шария» даже выйдет на государственное финансирование, если преодолеет на выборах планку в 2% голосов. «Речь идет о десятках миллионов гривен в год. Для одной партии. Для всех партий — около 400 миллионов. Это хороший финансовый стимул для появления новых политических сил», — рассказывал 2 июня в новостях телеканала «1+1» аналитик Комитета избирателей Украины Денис Рыбачок.

Но флешмобы с красными шариками прекратятся, собранные люди разбредутся. Партия тихо прикроется, хотя и будет держаться в резерве «на всякий случай».

* Деятельность организаций запрещена в РФ