Вводится уголовная ответственность за пропаганду идеологии украинских националистов, отрицание Волынской резни и утверждение о пособничестве поляков нацистам в годы Второй мировой войны.

Нынешняя Польша в отличие от межвоенной, в общем-то, мононациональная страна, населенная практически одними поляками. Времена, когда на ее территории проживали значительные национальные меньшинства — евреи, белорусы, а также и украинцы — в прошлом. Последние в основном уже полонизированы.

Поэтому естественным для многих будет вопрос: зачем поляки приняли антибандеровский закон, если в Польше среди поляков нет никаких бандеровцев?

Разобраться в этом помогли, как польские, так и украинские эксперты.

Польский журналист: либо Украина будет союзником Польши, либо Украины не будет
Польский журналист: либо Украина будет союзником Польши, либо Украины не будет
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

«До момента принятия закона любой украинский мигрант мог гулять по улицам Варшавы в футболке ОУН-УПА и нельзя было его за это наказать. Кроме того, украинские активисты, в том числе живущие в Польше, многократно отрицали факт геноцида поляков на Волыни. Сейчас — таких людей можно будет штрафовать и таким путем перевоспитывать. Если украинец хочет жить в Польше — он должен забыть про Бандеру», — разъясняет Томаш Мацейчук, независимый польский журналист.

Его коллега — журналист Якуб Корейба — не сомневается в том, что бандеровцы в Польше есть.

«Для эксперимента возьмите как предмет исследований такую группу как «польские эксперты по России и постсоветскому пространству». Там каждый второй привез себе жену из Украины — они уже все давно граждане Польши.

По тому, насколько крупным в данной группе является «бандеровский контингент», можно судить о масштабах сторонников бандеровской идеологии по всей стране: скоро в Польше будет 2 млн украинцев, и с этим населением нужно работать. В том числе, обеспечить идеологическую безопасность государства.

Мы не можем себе позволить, чтобы через несколько лет, когда украинцев будет 5-7 млн., они избрали в Сейм бандеровских депутатов и вообще продвигали украинский национализм как часть легитимного дискурса. Бандеризм — это хорошо, когда надо воевать с Москвой за 2 тысячи км от польской границы, но это недопустимо в польских домах, школах и газетах. Как вы себе представляете польского вице-премьера в вышиванке?», — негодует Корейба.

Польша против ОУН-УПА: Гуляешь по Варшаве в бандеровской футболке – штраф или тюрьма

Особое мнение по этому вопросу у западноукраинского политолога и политэмигранта Олега Хавича, который в настоящий момент проживает в Кракове.

«Начнём с того, что «антибандеровским» закон называют только авторы соответствующей поправки из популистского движения «Кукиз'15», а также российские и украинские комментаторы. На самом деле речь идет о целом комплексе изменений в закон об Институте национальной памяти, и их инициатором выступила правящая партия «Право и Справедливость».Закон направлен не против «бандеровцев», которых в Польше нет ни среди поляков, ни среди миллионов украинцев, приехавших в эту страну на заработки. Главной целью документа, за который без особых дискуссий проголосовал Сенат, и подписать который публично пообещал президент Дуда, является попытка теневого властелина Польши Ярослава Качиньского получить голоса консервативного и националистического электората, для которого даже «Право и Справедливость» кажется слишком либеральной. В этой же категории — уже вступивший в силу закон о запрете торговли в воскресенье («в этот день нужно ходить в костёл») и готовящийся полный запрет абортов (даже по медицинским показаниям).

Однако у закона есть и внешнеполитические цели — усилить позицию Польши на переговорах с Израилем — о возвращении собственности польских евреев, и с Украиной — в первую очередь по историческим вопросам. Естественно, это не исключает наказания по нему конкретных лиц. И руководитель украинского Института национальной памяти, явно примеряя закон на себя, правильно описал возможные механизмы его использования: «Ответственность распространяется не только на граждан РП, но и на иностранцев, которые даже не находятся на территории Польши (статья 55 b). То есть написал/сказал что-то неправильное с точки зрения польской власти, даже не на территории Польши, Институт национальной памяти возбуждает уголовное дело, а дальше даже через Интерпол можно подавать запросы на экстрадицию», — разъяснил суть закона Хавич.

Проблем с Украиной не будет?

Опрошенные нашим изданием эксперты считают, что ничего серьезного для польско-украинских отношений после принятия этого закона ожидать не стоит.

«Их главным мотором является "российская угроза", поэтому пока Путин у власти — Киев и Варшава будут сжимать зубы и сотрудничать друг с другом. Ответные действия Киева могут затронуть тему польской Армии Крайовой, но вряд ли украинские депутаты захотят насолить лично Ярославу Качиньскому, для которого польские антифашистские партизаны это святое», — полагает Корейба.

Никак не отразится, так как Киев понимает, что без хороших отношений с Польшей Украина теряет всякие шансы удержать свой суверенитет и сохранить государство в одном куске, считает Якуб Корейба.

«Альтернатива — это доминирование Москвы и не бархатная, как до Крыма, а очень ощутимая в силу изменений настроений внутри самой России. Польша — единственная сила в Европе, которая хочет и может гарантировать существование украинского государства в нынешней форме. Скоропадщина Климкина о якобы особых отношениях с Берлином, это не более чем мечта (гетман Павел Скоропадский во время своего правления Украинской державой был союзником немцев — прим.). Для американцев Украина — это просто еж в штанах Москвы. И только у Польши есть экзистенциальный интерес в том, чтобы она была сильным и богатым независимым государством» — уверяет Корейба.