Начало нынешнего года ознаменовалось важнейшим событием для новейшей украинской истории, которое власти Украины постарались сделать малозаметным. В первый же рабочий день после новогодних каникул был определен состав суда и дата начала судебного процесса над предполагаемыми убийцами украинского писателя и публициста Олеся Бузины.

Без малого три года официально шло следствие. Официально, потому что на самом деле весь предыдущий, 2017 год, никаких следственных действий в отношении предполагаемых убийц не производилось, а сами они находились фактически на свободе — под так называемым частичным домашним арестом (с обязательством находиться дома только в ночное время). Сами подозреваемые своей вины не признали и есть все основания считать, что они, даже если в суде и будет доказана их вина, всего лишь — исполнители. Потому что само следствие проведено таким образом, чтобы вывести из-под суда заказчиков этого политического убийства.

Между тем, значение процесса не только в прямом наказании убийц и поиске заказчиков, а в том, что убийство Олеся Бузины было политическим, и потому сам процесс должен стать политическим процессом над существующим на Украине режимом.

Это не просто убийство известного писателя, а убийство, совершенное в определенных политических целях — против активного, открытого и явного критика режима.

«За любимых своих хохлят»

С первых дней Евромайдана и особенно после государственного переворота, произошедшего в феврале 2014 года, Олесь Бузина был одним из главных и, пожалуй, самым смелым критиком установившегося на Украине политического режима. Бузина категорически не признавал антироссийского и, по сути, националистического режима, возникшего 22 февраля на его Родине. Впрочем, в первые послемайданные дни и недели, таких критиков было немало. Но именно Бузина был самым смелым и активным из них, потому что не боялся говорить правду, оставаясь гражданином Украины, проживающим в столице Украины и ежедневно встречаясь со своими, как он считал, идеологическими противниками лицом к лицу.

Правда, они, как показали дальнейшие события, считали его не идеологическим, а своим смертельным врагом. И потому предали его смерти.

Утром 16 апреля Олесь Бузина был расстрелян прямого у подъезда собственного дома. Ни президент Петр Порошенко, ни тогдашний премьер Арсений Яценюк так и не дали политическую и гражданскую оценку этому преступлению.

Порошенко сразу же увидел в этом преступлении «руку Кремля» (что потом опровергло украинское МВД). А вот в социальных сетях близкие к власти политики, депутаты парламента и даже госчиновники глумились над памятью погибшего писателя, прямо указывали на то, что по этому пути пойдут все противники установившегося на Украине режима.

Здесь отдельно стоит сказать несколько слов об Олесе Бузине, с которым я лично был знаком и неоднократно встречался и до госпереворота, и уже после него.

Однажды в марте 2014-го, теперь уже можно рассказать эту мало кому известную историю, крупное российское СМИ предложило Олесю, учитывая его необыкновенную популярность на Украине и в России, работу в качестве своего представителя. Это могло стать для него существенным финансовым подспорьем и, возможно, в определенном смысле создавало дипломатический иммунитет от нападок власть предержащих. Подумав, Олесь отказался. Знаю это, что называется из первых рук, поскольку участвовал в тех переговорах. 

Обвинительный акт прокуратуры по делу об убийстве Бузины передан в суд
Обвинительный акт прокуратуры по делу об убийстве Бузины передан в суд
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Перевесил всего лишь один резон — Бузина хотел оставаться во всех отношениях кристально чистым украинским писателем, что называется, до мозга костей и до последней капли крови…
А его противники эту кровь и пролили.

«Он умел радоваться самым простым вещам и до слез сопереживать. А когда никто не видит — молиться лицом в подушку за всех, и за любимых своих хохлят», — рассказала мне в интервью вдова писателя Наталия Бузина.

Помогли ООН и ЕСПЧ

Предполагаемых убийц Олеся Бузины нашли довольно быстро. Да и трудно этого было не сделать, поскольку, если верить следствию, они особо и не скрывались. МВД назвало их имена: Андрей Медведько и Денис Полищук, оба члены украинских националистических организаций, прежде всего пресловутого «Правого сектора», деятельность которого запрещена на территории РФ, но зато совершенно официально разрешена на Украине (есть соответствующая регистрация в украинском Минюсте).

А вот дальше начались странности. Во-первых, оба подозреваемых не признали своей вины. В этом, конечно, нет ничего необычного. Но куда важнее то, что оба готовы представить свидетелей, которые, по их словам, утверждают, что и тот, и другой находились в момент убийства Бузины далеко от Киева — один в зоне АТО, второй — в другом городе, на базе «Правого сектора».

Суд над убийцами Бузины вопреки желанию украинской власти станет политическим

По словам адвокатов подозреваемых, в деле не имеется прямых доказательств вины Медведько и Полищука. Правда, как будто бы есть биологические следы их пребывания в автомобиле, в котором убийцы якобы покидали место преступления, К тому же свидетели вроде бы, не опознав самих подозреваемых в лицо, в тоже время утверждают, что похожие по фигурам люди как раз и участвовали в расстреле Бузины…

Но и тут «заковыка». Анализ ДНК подозреваемых производился более года назад, при этом пробы были взяты у них с применением к ним мер физического воздействия (то есть не вполне законно), к тому же результаты этого анализа ДНК спустя год официально не были опубликованы.

К странностям этого дела следует отнести и другие факты. Например, один из подозреваемых утверждает, что в эти дни собирал материалы о незаконном расходовании средств сотрудниками МВД в зоне АТО. И этим объясняет свое появление в этом деле в качестве подозреваемого.

В-третьих, как сообщило украинское СМИ «Страна.UA», вплоть до момента совершения убийства Бузины, одна из служб МВД Украины вела прослушку и слежку за подозреваемыми. Однако буквально накануне убийства и прослушка и слежка были по какой-то причине сняты.

«Страна.UA» опубликовала полный текст многодневной прослушки. И буквально в тот же день, когда вышла эта публикация, в помещении редакции сотрудниками СБУ был проведен обыск и против редактора сайта Игоря Гужвы были выдвинуты обвинения в совершении уголовного преступления…

В-четвертых, вплоть до последнего времени, то есть до января 2018 года, само дело об убийстве Олеся Бузины лежало в Генпрокуратуре Украины без движения. В связи с чем, родственники писателя были вынуждены обратиться в ООН и Европейский суд по правам человека.

«Да, такой иск подан, — рассказала мне в августе 2017 года вдова писателя Наталья Бузина. — Понимаете, с лета прошлого года (2016-го — ред.) по делу Олеся не велось никаких следственных действий. Оно было приостановлено, до суда не дошло. Объяснения — якобы ждут ответов на запросы по поводу местонахождения пользователей Facebook Медведько и Полищука, направленные в США. Да и результаты ДНК-тестов обвиняемых так и не были обнародованы, как обещал генпрокурор. Просьбы мамы Олеся принять ее проигнорировали все — и генпрокурор, и глава СБУ, и президент Украины. Она обращалась официально, записывалась на прием. Результатов это не дало. Хладнокровие и полное безразличие к материнскому горю. К тому же в ситуации, которая сегодня в стране, украинскому суду сложно оставаться независимым и объективно рассмотреть обстоятельства дела. А наши адвокаты находятся под постоянным психологическим давлением». 

Советник Авакова: Я не оплакиваю Бузину, потому что считаю, что его убили правильно
Советник Авакова: Я не оплакиваю Бузину, потому что считаю, что его убили правильно
© Facebook/Илья Кива

К словам вдовы стоит добавить, что, в пятых, Генпрокуратура попыталась перенести судебное следствие по расстрелу киевлянина Олеся Бузины, совершенное в столице Украины, в Одессу… Из этого ничего не вышло только потому, что не только родственники, но даже робкая на тот момент украинская общественность возмутилась по этому поводу явным нарушением всех существующих юридических процедур.
И, наконец, в-шестых, очевидно, что Медведько и Полищук (молодые украинские националисты) не могли совершить данное преступление без основательной подготовки и без координации со стороны зрелого и искушенного в таких делах организатора или заказчика.

Более того, известно, что в первые же дни после задержания предполагаемых убийц Бузины, был задержан и некий высокий чин украинского МВД по подозрению в организации этого преступления. Но вскоре выпущен, а сами материалы, указывающие на его причастность к этому преступлению, как и его имя из уголовного дела исчезли. Так же, как и уже упомянутые материалы прослушки подозреваемых…

Это дело могло бы и дальше лежать в кабинетах Генпрокуратуры, если бы не вмешательство международных структур.

Но не только это.

Циничные власти: «Шпок… и нету»

С самого начала было очевидно, что убийство Олеся Бузины — политическое. Как ни старались следователи, финансовых и личных мотивов в этом преступлении найти не удалось. Более того, следователи вынуждены были написать в обвинительном заключении, что убийство Бузины было совершено на почве идеологических и политических разногласий жертвы и его убийц.

И в этом смысле данный судебный процесс имеет перспективу стать первым и по-настоящему реальным политическим процессом в отношении установившегося на Украине националистического и антигуманного режима, который физически уничтожает своих политических противников.

Ведь для этого есть все «побочные» основания. Например, домашний адрес Олеся Бузины незадолго до его расстрела был опубликован на печально известном сайте «Миротворец». В те дни, напомню, в качестве партнеров сайта на нем были указаны две организации — МВД и СБУ.

Сейчас, правда, «партнеры» с сайта исчезли, но весьма интригующее указание на них сохранилось.

Кстати, почти официальным спонсором и руководителем «Миротворца» является советник министра МВД и депутат парламента страны Антон Геращенко.

Но и без этих «косвенных улик» очевидно: кто бы на самом деле не стрелял в Бузину, убийство это совершила система, режим, ориентированный на устранение любыми путями своих идеологических и политических противников.
Кстати, для самой официальной украинской власти нет никаких сдерживающих факторов в демонстрации убийств. Например, в качестве рождественского поздравления своим друзьям по Facebook, действующий советник президента Украины Юрий Бирюков уже в новом 2018-ом году преподнес видеозапись реального убийства снайпером ВСУ одного из защитников ДНР. 
"Шпок… и нету", — цинично подписал ролик советник Порошенко. 

Львовская журналистка «готова выслать пару белых тапок» Бирюкову
Львовская журналистка «готова выслать пару белых тапок» Бирюкову
© РИА Новости, Андрей Волошин | Перейти в фотобанк

В этом смысле украинская власть, натравливающая националистов, радикалов и других политически озабоченных граждан на своих политических противников, действует с первого дня своего существования. Да, убийство Бузины, конечно человека намного более известного, чем погибший несколько дней назад ополченец из ДНР, является в политическом смысле более звучным.

А вот циничная логика власти, как не прискорбно, в обоих случаях одна и та же — «шпокующая»…

Почему теперь это стало возможным

И в этом смысле вполне очевидный вопрос: Что же помимо озабоченности родственников, многочисленных друзей и поклонников расстрелянного писателя Бузины (на которых, будем откровенны, украинской власти начхать с высокой колокольни) еще могло побудить, в наступившем 2018 году, вынести дело Бузины на открытый судебный процесс? Ну, помимо риторических требований ООН и ЕСПЧ?
Отвечаю: полная уверенность в том, что судьи не дадут перерасти уголовному делу по убийству Олеся Бузины в политический процесс.

Дело в том, что с 1 января 2018 года на Украине были ликвидированы 142 районных суда, вместо которых теперь будут действовать 75 окружных. При этом количество судей сократилось, а вновь переназначенные прошли предварительную калибровку в администрации президента. Сократили, понятное дело, слишком (даже для Украины) самостоятельных и приверженных букве закона. А оставили удобных.
Например, несколько недель назад некий судья Олег Линник вынес решение о фактически условном наказании в отношении радикала Юрия Крысина, совместно с подельниками убившего, вернее на смерть забившего палками 22 февраля 2014 года журналиста газеты «Вести» Вячеслава Веремия.

Не удивительно, что именно Линник теперь введен в судебную коллегию по делу об убийстве Олеся Бузины…

Впрочем, надежда на то, что процесс над убийцами Олеся Бузины все же станет, если и не в зале суда, то в некоторых украинских СМИ и в социальных сетях политическим, остается. Время и политическая, и экономическая действительность изменили украинское общество. Появились реальные и многочисленные критики режима. Их уже не десятки, а тысячи.

Поэтому, как это не печально звучит, все-таки смерть Олеся Бузины не осталась бесследной для украинского общества. Теперь у него есть тысячи последователей по всей Украине, идеологически и политически не приемлющих существующий режим. И они не дадут власти спустить этот процесс на тормозах.