Мне кажется удивительным и необъяснимым то обстоятельство, что удивительная, животворящая инициатива была столь многими дончанами воспринята крайне негативно. Все претензии можно свести к одной нехитрой формуле: убийство людей в Донбассе песней не остановить, необходимы более действенные формы протеста.

Это настроение можно понять, однако оно не желает считаться с теми реалиями, которые определяют жизнь людей на Украине. Массовое выражение недовольства действиями властей сегодня здесь оказалось фактически под полным запретом.

Очевидно, что в стране достаточно и противников кровопролитной и бессмысленной войны, и идиотской декоммунизации, и нацистского ренессанса, однако эти люди лишены возможности собраться и осудить происходящее. Стоит ли их упрекать за то, что они выбирают формат, который с виду кажется безобидным и даже отчасти лицемерным – такой он только с виду.

Уже сам выбранный репертуар – песни советских лет – обращен к былому единству, по которому так тоскуют люди, потерявшиеся во мраке хаоса постсоветской разрухи, ненависти и разгула антибытийных стихий. Даже если эти люди просто хотят сказать: «Мы есть и мы с вами» — этого уже очень много для понимания того, что наше бывшее некогда общим пространство для многих таким и остается, что границы и линии фронта не разделили людей навсегда.

Крымский журналист Сергей Веселовский, комментируя флеш-моб в Мариуполе написал на своей странице в Фейсбуке что-то вроде того, что как надо было довести этих женщин, чтобы они, исполняли в здании почты «Я люблю тебя жизнь!» так, как будто в последний раз идут на фашистский танк с гранатой. Плакали и пели.

Флеш-моб в первую очередь важен для самих участников, поскольку дает им возможность не забыть, что они  люди – люди, умеющие сопереживать тем своим соотечественникам, которые попали в беду, люди, отрицающие право властей убивать жителей Донбасса от их имени, люди, страстно желающие продемонстрировать, что они не пали жертвой чудовищных обстоятельств, а все еще живы и находятся в здравом уме и твердой памяти.

Это способ выкрикнуть то самое важное: «Пусть всегда буду я!» Буду, не как биологическое существо, а как человек – думающий, дышащий, чувствующий, способный отличить правду от лжи, зло от добра.

Из совокупности выбранных для флеш-моба песен легко вычленяются направления протеста – против войны, против уничтожения советской символики, против введенного нацистами деления жителей еще недавно единой страны на «хороших» граждан, имеющих виды на европейские перспективы страны и «плохих», застрявших в советском прошлом.

Но он также важен и для Донбасса, поскольку помогает ощутить связь с территорией, которая без этих песен воспринималась бы как полностью потерянная, насквозь пропитавшаяся нацистской заразой.  Но именно по  итогам флеш-моба становится очевидным, что Донбасс не одинок в своем стремлении стать преградой на пути украинского национализма, что у него множество союзников на самой Украине.

Да, они не поют «Вставай, странная огромная!», они не идут в бой с оружием в руках, эти женщины и мужчины. Они не штурмуют правительственные здания.

Я бы не торопился осуждать их за это, поскольку и сотни тысяч дончан сидят сиднем по своим домам и квартирам, не испытывая особой потребности защищать родную землю на передовой. Жизнь устроена так, что значительное число людей заняты обустройством своего семейного быта, они растят детей, возделывают огороды, готовят, стирают и не ломают голову над политическими головоломками.

Тем важнее тот факт, что флеш-моб приобретает все более массовый характер, передавая эстафету из одного украинского города в другой. На мой взгляд, не вменять людям в обязанность выступать более радикально против киевской власти. Они делают то, что умеют. Красиво и трогательно. Нужно ценить это малое, поскольку оно удерживает в себе память о человеке – каким он должен быть.