Борис Рожин: Россия уже начала отрезать все коммуникации группировки ВСУ в Донбассе
Борис Рожин: Россия уже начала отрезать все коммуникации группировки ВСУ в Донбассе
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Андрей Блинский
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее посол ЛНР Родион Мирошник заявил, что некогда монолитная оборона украинских формирований посыпалась после взятия союзными войсками Светлодарской дуги и ряда населенных пунктов. Он также сообщил, что украинские боевики пытаются отступить из пригородов Лисичанска Приволье и Шипиловка.

- Борис, как мы будем использовать этот тактический успех?

— Есть два варианта. Мы либо мы позволим группировке ВСУ отступить, чтобы побыстрее освободить Лисичанск и Северодонецк с как можно меньшими потерями и разрушениями, либо мы приложим усилия к закрыванию котла.

Для этого необходимо взять Северск и выйти к дороге Артемовск-Северск, чтобы полностью прекратить снабжение северодонецкой группировки. Если эта дорога будет перехвачена, то тогда вся эта группировка окажется в котле. То же самое касается горско-золотой группировки. Они просто не смогут куда-то отступить.

Снабжение у них уже нарушено. Уже отрезана трасса Артемовск-Лисичанск. Даже если они примут решение отступать, то это будет нетривиальная задача. Потому что отступление войск на трассе в условиях риска авиаударов и артиллерийских обстрелов чревата серьезными потерями.

- Украинская пропаганда говорит, что мы в район Лисичанска/Северодонецка стянули все свои силы и резервы. Как мы на самом деле их распределяем?

— А другие иностранные источники утверждают, что до 25 батальонно-тактических групп якобы стянули в район Изюма и там накапливаются силы. Еще одни источники заявляют, что Россия якобы готовится к наступлению на Запорожье или на Николаев. Они сами себе противоречат.

В район Северодонецка/Лисичанска брошено определенное количество батальонно-тактических групп. Потом они будут действовать на других направлениях. Просто сейчас основные усилия прикладываются на освобождении Донбасса. После завершения второй фазы спецоперации нам уже будет видно, кто и куда будет наступать.

- Каких основных событий следует ожидать в Донецкой области?

— Сейчас завершаются бои в районе Красного Лимана и продолжается наступление на Славянск. Понятное дело, что до ликвидации северодонецкой группировки штурма Славянска-Краматорской агломерации вряд ли можно будет ожидать, но это вопрос ближайшего времени. Причем наступление будет идти как с севера, так и с востока.

Сейчас войска напрямую подойдут к Артемовску, а там посмотрим, насколько сильно противник там укрепился. Потому что если ВСУ потеряют Артемовск, то дальше пойдет Константиновка и Дружковка. Противнику будет тяжело отбиваться со всех направлений, причем уже после потерь, понесенных в ходе многонедельных боев.

— Украина не отказывается от своего первоначального плана запираться в городах и укрепрайонах, чтобы истощить наши силы, а потом перейти в контрнаступление за счет поставок западной артиллерии. Это изначально был тупик, или в этом был какой-то смысл?

— Это в рамках стратегии «до последнего украинца». Они готовы терять много людей и техники в этих котлах. У нас нет сейчас цели куда-то сильно спешить. Мы просто методично перемалываем ВСУ в этих котлах, причем кадровые бригады.

В Мариуполе уже ликвидирована 36-ая бригада, а в северодонецком котле еще может несколько бригад исчезнуть. У новых бригад даже с западным оружием уже не будет прежней эффективности именно в силу кадровых проблем.

- Российские ВКС уничтожили производственные цеха «Мотор Сичи», выпускавшие двигатели для боевой авиации и для беспилотников. Позволит ли нам это окончательно решить вопрос с Байрактарами?

— Нет. Поставки будут идти. Но дело в том, что все эти наши удары имеют кумулятивный эффект. Они лишают украинскую промышленность возможности организовать системное снабжение собственных войск. Противник становится все более зависимым от иностранной помощи и лишается серьезной оборонки. Удары в этом направлении надо продолжать.

Таким образом, на Украине происходит не только демилитаризация, но и деиндустриализация. Украина не сможет ничего построить, потому что за 30 лет независимости она не создала ничего серьезного. Она просто эксплуатировала на износ все, что оставалось от Советского Союза. Уничтожение каждого такого завода — это безвозвратная потеря для Украины.

- Если начнется штурм Запорожья, может ли противник запереться на территории «Мотор Сичи»? Или он не такой большой, как «Азовсталь»?

— «Мотор Сич» — это крупный объект, но там нет серьезных катакомб и подвалов, как в «Азовстали». Для этого больше подходит «Криворожсталь». А вообще надо понимать, что Запорожье в случае уничтожения мостов окажется прижатым к реке, после чего его просто заблокируют и судьба противника там будет такая же, как и у мариупольской группировки.

- Что вы думаете по поводу скандала с недопоставкой Польше немецких танков «Леопард» взамен тех, что они передали Украине? Поляки просто прибедняются, пытаясь получить еще, или их действительно обманули?

— Это проблемы европейской торговли оружием. Точно такая же ситуация с немецкими самоходными зенитными установками «Гепард». Еще в апреле было известно, что их не поставят, потому что Швейцария заблокировала поставки швейцарских боеприпасов для этих установок, а Швейцария запрещает реэкспорт этих снарядов в воюющие страны. Поэтому их Польше пока не поставляют.

- Польша пойдет воевать с Россией напрямую или под видом прокси-сил?

— Сейчас Польша проверяет свои прокси-силы, чтобы летом ввести их на территорию Западной Украины. Этот сценарий рабочий.

- Сможем ли мы победить ее?

— Польская армия более серьезная. Там же еще есть вопрос с Калининградом. Да и риски прямого военного столкновения с НАТО существенно возрастут. В этом случае встанет вопрос мобилизации и ядерного сдерживания.