Евгений Норин: Россия должна так уничтожить логистику на Украине, чтобы они возили оружие на ишаках
Евгений Норин: Россия должна так уничтожить логистику на Украине, чтобы они возили оружие на ишаках
© vk.com, WARCATS.RU
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее в Минобороны официально подтвердили, что войска ЛНР при поддержке ВС РФ завершили зачистку Попасной и прорвали эшелонированную оборону Украины, в результате чего они вышли на административную границу Луганской области.

- Евгений, как этот успех повлияет на наши планы по окружению донбасской группировки ВСУ?

— Я бы не переоценивал значение этого успеха, потому что противник просто отошел на следующий рубеж обороны. Это не прорыв фронта, врага просто выдавили с рубежа, который никуда не ведет.

Я вообще не совсем понимаю, какой смысл был в лобовой атаке в зоне ответственности ЛДНР. Грубо говоря, противник готовился там обороняться восемь лет, а нам пришлось бить его в самом сильном его месте. Все будет хорошо, если удастся отрубить противнику снабжение ударами с севера, но пока дело идет медленно и туго. Это именно прогрызание стационарного фронта.

Нет, очень хорошо, что мы взяли Попасную. Но у меня большие сомнения, что сам этот факт приведет к обрушению фронта. Возможно, через какое-то время на фоне тяжелых потерь у противника случится надлом, но пока я этого не вижу. Такой у меня пессимистичный взгляд на происходящее.

Евгений Норин: Кто он
Евгений Норин: Кто он
© vk.com, WARCATS.RU

- Могут ли нацисты в «Азовстали» продержаться там несколько месяцев и насколько сейчас важно направить охраняющих их две тысячи человек на другие участки фронта?

— Сколько они продержатся я не знаю. Все зависит от того, сколько у них боеприпасов и провианта, а это знают только они сами. Мы могли бы чисто физически перекрыть им доступ наверх, завалив там все. Почему мы до сих пор этого не сделали, я не знаю, но в какой-то момент их там чисто физически замуруют и оставят помирать, если они сами не сдадутся.

Освобождение «Азовстали» будет иметь значение и высвободит наши силы. Скорее всего, их перебросят на какой-то из флангов прорыва и попытаются реанимировать наступление в Донбассе, которое сейчас завязло.

- Многие проводят аналогии, что взятие Мариуполя можно сравнить со Сталинградской битвой, а уничтожение славянско-краматорской группировки — с Курской дугой. Можно ли так ставить вопрос?

— Это поверхностная аналогия. Она исходит исключительно из того, что в Донбассе — дуга, а в Мариуполе — битва в городе. Переломом в ходе боевых действий будет окружение группировки в Донбассе, но до этого еще очень далеко. Если у российских вооруженных сил есть резервы, их станут вводить, но я не знаю, есть ли они там на самом деле.

Повторюсь, отрезать хотя бы какую-то часть от группировки в Донбассе — хорошо. Срезать весь этот выступ и окружить противника — вообще прекрасно. Но это не та задача, которая уже вот-вот решена. Не надо делить шкуру неубитого медведя. Медведь не убит.

Зеленского предупредили о котле, украинские диверсанты в России, опасения по поводу Белоруссии, потери Украины. Хроника событий на Украине на 11:00 11 мая
Зеленского предупредили о котле, украинские диверсанты в России, опасения по поводу Белоруссии, потери Украины. Хроника событий на Украине на 11:00 11 мая
© AP, Efrem Lukatsky
Кстати, противник не сидит в глухой обороне и не дожидается своей участи. Противник поджимает нас под Харьковом, и я бы не сказал, что у нас там все хорошо, и что мы можем разглядывать в прицелы тот же Харьков. Ничего этого пока нет.

- Можно ли с военно-технической точки зрения сравнивать штурм Мариуполя с новогодним штурмом Грозного? В какой степени нам удастся использовать мариупольский опыт при штурме других городов?

— В Мариуполе все было гораздо лучше, чем во время новогоднего штурма Грозного. Там было меньше фатальных ошибок, город (за исключением «Азовстали») зачистили достаточно быстро, и противник никуда не убежал.

Конкретные выводы по результатам уличных боев наверняка сделали. Скорее всего, полевые командиры приобрели знания о том, как противник действует в обороне, и эти знания будут применены в дальнейшем.

Конечно, хотелось бы не с такими эффектами брать города в последующем. Я бы не хотел видеть Славянск и Краматорск в таком же состоянии. Лучше всего их окружать, нарезать котел и уничтожать противника в сельской местности, не позволяя ему отходить в города. Но в случае с Донбассом мы этому помешать не можем. Там уже идут бои в городах.  

Отмечу, что это не менее сложная задача, чем Мариуполь. Да, Славянск и Краматорск города поменьше, но это тоже крупные города с промзонами. Славянск, Краматорск, Константиновка — это 300-400 тысяч населения, это примерно как довоенный Мариуполь.

Сейчас российским войскам придется концентрировать большие силы, чем там сейчас есть. Имеющихся там сил нам сейчас не хватает.

- ВСУ предприняли целый ряд безуспешных атак на остров Змеиный. Это было чисто пропагандистская история, или этот остров для них важен и в ближайшее время мы увидим там тяжелые бои?

— Это больше пропагандистская история. Для них имеют значение атаки под Харьковом. Они заняли несколько сел, которые наши войска заняли в начале войны, и наши войска вытесняются из Харьковской области. Задача у них очевидная — они нависают над флангом группировки, которая наступает на Донбасс. Там идут очень тяжелые бои с серьезным противником. На это сейчас важно обращать внимание, а не на то, кто кого побил на острове Змеиный. Потому что я не исключил попыток противника выдавить наши войска к государственной границе и перенести боевые действия на территорию РФ.

- Просто есть версия, что этот остров им нужен для того, чтобы американские суда вывозили зерно и ввозили оружие.

Константин Сивков: Россия по факту контролирует территорию Украины, Киев ничего не может с этим сделать
Константин Сивков: Россия по факту контролирует территорию Украины, Киев ничего не может с этим сделать
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Да к чёрту этот остров Змеиный. Там все равно не будет свободного маневрирования судов. Они и так доставляют оружие по железной дороге. Им важен Харьков и Донбасс. Там происходит увязание и медленное, но контрнаступление противника.

- По поводу Приднестровья вы говорили о том, что если там и будет война, то начнет ее не Украина, а Молдавия, и что в этом случае Приднестровье потерпит поражение. Думаете, наших миротворцев и местных сил недостаточно, чтобы продержаться до подхода российских войск?

— В Приднестровье их точно недостаточно. Приднестровье — это формально территория Молдавии. С чего Украина будет проводить операции на молдавской территории, понять сложно. А кто если что помешает нашему миротворческому контингенту взять и сдаться молдаванам, если противник будет ломиться туда большими толпами?

Понятно, что наших миротворцев оттуда не выбьют, потому что они по факту изолированы. Но у них в основном легкое вооружение и им по факту нечем отбиваться от нескольких бригад, если те начнут наступление. Они могут сдаться молдаванам. Это глупо и неприятно, но это лучше, чем украинский плен.

Приднестровье незащищено, но я бы не сказал, что там «Шеф, усе пропало». Потому что для Украины атака на Приднестровье связана с серьезными политическими проблемами. Главное, чтобы там все подорвать успели, чтобы противник этим воспользоваться не сумел. А молдаване этот анклав отобрать могут. Обидно, но мы ничего с этим сделать не можем.

Повторюсь, сейчас самое важное выиграть битву под Харьковом и в Донбассе.

- Сейчас возник заочный спор между авторами телеграм-каналов на военную тематику и участвующими в ток-шоу военными экспертами, в котором вы заняли сторону телеграм-каналов. Расскажите подробнее, с какими положениями «официальных» экспертов вы не согласны?

— Официальные военные эксперты всю дорогу сверхоптимистично оценивали обстановку. Я до войны своими ушами слышал заявления, что мы за четыре дня дойдем до Киева. Сейчас оказалось, что никаких оснований для этого оптимизма не было. Если на этом фоне даже я выглядел оптимистом, то с их стороны вообще звучали шапкозакидательские настроения. От шапкозакидательства надо срочно избавляться.

Мы должны выиграть эту войну. Если мы ее проиграем, то всем будет «кюхельбекерно и тошно». Если мы будем успокаивать себя тем, что все под контролем, то мы доуспокаиваемся до уличных боев за Белгород. Разговоры о том, что «все хорошо, прекрасная маркиза» — это не патриотизм, а шапкозакидательство.