«Где Назарбаев?» В Казахстане раскроют новые детали сорвавшегося госпереворота
«Где Назарбаев?» В Казахстане раскроют новые детали сорвавшегося госпереворота
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк
— Святослав, в чем первопричина массовых беспорядков в Казахстане?

—  Здесь я бы в первую очередь скорректировал постановку вопроса. Считаю критически важным разделить массовые акции протеста, временами переходившие в массовые беспорядки, и вооружённый мятеж, также закономерно сопровождавшийся массовыми беспорядками.

Что касается массовых акций протеста, то непосредственно в Мангистауской области триггером действительно стало одномоментное двухкратное повышение цены на сжиженный газ с 1 января текущего года.

Удивляться этому не стоит, поскольку более 90% автомобилистов области заправляются сжиженным газом, плюс к этому газ в баллонах очень широко используется для хозяйственных нужд. Уровень жизни населения области в среднем достаточно низкий, притом что Мангистау является нефтегазодобывающим регионом и донором государственного бюджета.

В целом же в основе массовых акций протеста лежит стремительная деградация социально-экономической ситуации в республике за последние два года, начиная с ковидного локдауна, затронувшая буквально подавляющее большинство граждан Казахстана. Поэтому совершенно неудивительно, что вслед за Жанаозенем и Актау протестные акции волной покатились по другим регионам, охватив в конечном итоге практически всю республику, — людей просто банально достало…

Что касается вооруженного мятежа, центром которого стал Алматы, то здесь мы, очевидно, имеем дело с открытым и крайне жёстким проявлением межклановой борьбы в казахстанском истеблишменте, и целью данной акции был, по всей видимости, не банальный передел активов или сфер влияния, а именно государственный переворот.

Почему этот вулканический выплеск произошёл именно сейчас, остаётся пока гадать, но первой на ум приходит мысль, что толчком могло послужить резкое ухудшение здоровья Нурсултана Назарбаева. Далее можно, в принципе, допустить, что заговорщики ситуативно воспользовались массовыми протестами, однако есть основания предполагать, что акция могла быть подготовлена заблаговременно.

Нюанс в том, что на основе проводимых по заказу различных ведомств социологических исследований под грифом «ДСП», а также получаемых Комитетом национальной безопасности по своим собственным каналам данных о настроениях в обществе можно было спрогнозировать реакцию населения и, соответственно, обеспечить включение триггера в нужное время и в нужном месте.

Какова роль западных спецслужб, фактор Украины и фактор исламистских структур?

— Здесь я бы в первую очередь отметил, что спецслужбы США и Великобритании необходимо рассматривать по отдельности, поскольку британцы играют в свою собственную игру. В плане причастности к январским событиям могу предположить опосредованное наличие британского следа. Об этом скажу ниже.

Что касается американцев, то положительный ответ, казалось бы, лежит на поверхности, тем более что январские события случились подозрительно «вовремя», как раз накануне очень серьёзных наших переговоров с американцами. Ну и, разумеется, функционирование Фонда «Сорос-Казахстан», финансирующего целую сеть НПО, деятельность неформальных общественных структур «Оян, Казахстан!» и «Демократическая партия» Жанболата Мамая, имеющих завязки с американцами, наличие в стране сети медийных ресурсов, в той или иной степени продвигающих проамериканскую повестку, — всё это тоже как бы намекает. Однако именно американского следа в данном случае я не вижу и в принципе не рассматриваю январские события как попытку осуществления «цветной революции».

«Назарбаев улетел в тот же день». Кто станет бенефициаром казахстанского мятежа
«Назарбаев улетел в тот же день». Кто станет бенефициаром казахстанского мятежа
© REUTERS, Pavel Mikheyev
Поясняю по поводу «Оян, Казахстан!» и «Демократической партии». Их мобилизационный потенциал можно проследить по акциям, которые они периодически проводили, причём заранее анонсированным. Собиралось, как правило, несколько десятков человек, редко две-три сотни. Плюс к этому их практическая деятельность в принципе сфокусирована на Алматы, по месту пребывания. В январских же событиях мы имеем ориентировочно пару десятков тысяч участников только по Алматы и в целом десятки тысяч по всей стране. Т. е. указанные структуры и близко не владеют «улицей» даже в одном конкретном городе, который стал ключевым в январских событиях, не говоря уже о республиканском масштабе. И тем более они не имеют никакого отношения к боевым группам.

Далее, Мамай со своей «Демократической партией» отрабатывает радикально-националистическую тему, которая по логике близка и понятна широким слоям глубинного народа, но вот отношение к персоне самого Мамая в народных массах настороженное — он мутный и ходят устойчивые слухи, что, помимо американцев, данного персонажа играют ещё и местные господа в штатском. Кстати, 5 января в толпе на площади Мамая избили и даже угрожали пистолетом — по всей видимости, персонаж неудачно пытался вписаться в тему, которую не понял и в которой был не нужен. «Ояновцы» же, согласно заокеанской идеологической линии, продвигают радикально-либеральную повестку, которая в определённой степени заходит городской хипстерской молодёжи, вот только за пропаганду радикального феминизма и ЛГБТ можно легко отхватить от глубинного народа. Ну а члены боевых групп, судя по всему, вообще могли бы забить камнями.

По факту никакой критически важной или тем более лидирующей роли «ояновцы» и «мамаевцы» в январских событиях не играли. В большей степени они отметились в медийной сфере, муссируя тему «мирных протестов» и тем самым фактически подыгрывая мятежникам. 5 января «ояновцы» выступили с «гражданской декларацией», требующей реформирования политической системы. По всей видимости, персонажи тоже решили, что делают «цветную революцию».

По поводу беглого банкира Мухтара Аблязова и его запрещенной в Казахстане организации долго распространяться не буду, там все достаточно тухло. Его организация фактически превратилась в фантом, самого Аблязова люди в массе своей всерьез не воспринимают, от него подустали. Агитация по аблязовским ресурсам могла дать определённое количество уличного «мяса», но не более того. В отношении НПО, финансируемых Фондом «Сорос-Казахстан», также могу кратко сказать, что особой погоды непосредственно на «улице» они сделать не в состоянии.

Хочу также упомянуть о белорусских методичках, которые обнаружились в казахстанских чатах. Данный факт на самом деле говорит как раз о том, что попытки повлиять на ход событий делались спонтанно, буквально на бегу, в противном случае методички были бы локализованы, в том числе в части языка, т. е., помимо варианта на русском, был бы обязательно подготовлен вариант на казахском, причём как приоритетный.

Что касается неправительственных медийных ресурсов, то и здесь «цветно-революционная» картинка не складывается. Если, скажем, «Радио Азаттык» или The Village Kazakhstan даже 5-6 января упорно продолжали рисовать картинку противостояния силовиков и «протестующих» в Алматы, когда уже вменяемые протестующие (без кавычек) видели, что протест перехвачен и творится страшное, то целый ряд других ресурсов изначально, начиная со 2 января, освещал события вполне объективно. Более того, такие медиа как Orda.kz или «Vласть» даже опровергали фейки, которые вбрасывались в казахстанское инфополе с Украины или из Польши (или где там сейчас сидит Nexta Live?).

Опять же, для примера, 5 января «Медиазона. Цетральная Азия» прямо сообщала о нападении «протестующих» на своего корреспондента при исполнении им своих профессиональных обязанностей и в целом об агрессивном поведении этих самых «протестующих», без какого-либо намёка на симпатии в стиле «понять и простить». Т. е. никакой единой информационной отработки по неким заокеанским темникам не было.

Наконец, хочу обратить особое внимание на ряд принципиальных моментов. При четкой координации и слаженности действий боевых групп 5-6 января в Алматы «улица» осталась неперсонифицированной — никаких ярких лидеров в медийном поле, только мутные «бригадиры» за его пределами. Соответственно, никакого намёка на создание какого-либо «альтернативного правительства». Вместо благожелательного контакта с журналистами с изложением своих требований или политической программы — нападения, причём абсолютно неизбирательные, вне зависимости от того, какое СМИ представляет человек. Более того, никаких внятных требований, не говоря уже о программе, так и не было сформулировано в принципе. Вся практическая активность по сути сводилась к тому, чтобы тупо погрузить город в хаос. Ну какая это «цветная революция»?

По ходу пьесы американцы, разумеется, проявились. Было бы удивительно, если бы не… Но я вижу в этом ситуативное реагирование. Планирование и организация не бьются вообще никак.

Что касается фактора Украины, то он совершенно очевидно имел место. Вопрос: какое? И вопрос этот далеко не праздный. Я понимаю, что всем страшно понравилась фамилия «Гарбузюк», но заявления в том стиле, что он «рулил погромами» в Алматы, представляются мне, мягко говоря, излишне смелыми. Помимо ресурсов под вывеской аблязовского ДВК, с Украины работали и другие персонажи, в том числе беглые политэмигранты, в частности, ведущие YouTube-канала «Басе» Айдос и Наталья Садыковы, оппозиционные не только руководству Казахстана, но и самому Аблязову. Плюс к этому не будем забывать и Nexta Live. Т. е. информационный фронт был достаточно разношёрстный, так сказать, не Гарбузюком единым…

Выше я уже упомянул про фактические возможности Аблязова с его ДВК. Всё прочее оцениваю аналогично. У них у всех совершенно не та степень влияния, чтобы, как по щелчку пальцев, собрать многотысячные толпы даже в одном Алматы, не говоря уже про весь Казахстан, да ещё и «рулить» ими. Кроме того, не будем забывать про боевые группы. Это вообще не про украинский фактор. Некоторую роль в мобилизации данные ресурсы могли сыграть, но не стоит её переоценивать. В большей степени, как мне представляется, данные ресурсы работали на предмет политизации и радикализации протеста, когда он ещё был именно протестом. С началом мятежа они уже вряд ли могли на что-то влиять непосредственно «на земле» и работали скорее на внешнее медийное обеспечение.

В отношении фактора Украины хотел бы отметить ещё такой момент. Мы как-то уже привыкли по инерции пристегивать её к США, но тут на самом деле есть вопрос — а не играют ли там сейчас Великобритания и Турция большую роль, нежели Штаты?

Теперь, наконец, про исламистские структуры. Особый интерес здесь представляют, конечно, не низовые структуры в виде салафитских джамаатов, которые стали главной ударной силой мятежа, а вершина — исламистская партия в казахстанском истеблишменте. На эту тему уже много сказано и написано. Я же хочу сейчас отметить один момент, не попавший в фокус внимания комментаторов.

25 октября прошлого года в сети появилось интервью с казахстанским политологом Ерболом Едиловым. Он являлся внештатным советником действующего на тот момент премьер-министра. Но самое интересное в другом. Я долгое время читал его Telegram-канал и пришёл к выводу, что он является своего рода неофициальным рупором как раз исламистской части истеблишмента. Так вот, указанное интервью называлось «Во власть должны прийти новые люди».

А смыслы такие: в последнее время мы идём в сторону северного соседа, это неправильно, у нас не должно быть такого уклона; в обществе нет доверия к государству, потому что какое может быть доверие, если у народа нет нормальных доходов, а чиновники живут на широкую ногу в показательной роскоши; все может исправить идеология Турана и умеренного ислама, это очень мощная идеология, у которой много сторонников; для продвижения этой идеологии необходима новая политическая сила, её поддержала бы вся южная и западная часть страны, эта новая сила лет через 10-20 будет доминировать. Ну и там ещё про то, что женщина должна сидеть дома и воспитывать детей… Смыслы весьма показательные, не так ли? Хотя, по логике, указанный прицел на 10-20 лет вроде бы не означает готовности этой самой «новой силы» прийти во власть здесь и сейчас, так что с внутриполитической точки зрения выглядит всё вполне безобидно, тем более что сам Едилов регулярно выказывал всяческую поддержку инициативам президента Токаева.

Стало известно, где находится Назарбаев
Стало известно, где находится Назарбаев
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк
Идем дальше. 29 октября Едилов в развитие темы публикует пост в двух частях под названием «Пришло время возрождения исламских ценностей». После короткого вступления Едилов пишет (здесь и ниже привожу без редактуры): «Начну же с некоторых сомнений, которые одолевают меня (наверное, не только меня) в последнее время. Это касается нынешних взаимоотношений с РФ и влияние ее политики и экономики на нашу. Тут даже примеры приводить не надо — достаточно вспомнить о шуме вокруг СБЕРа и АЭС, которые по большей части вызвали негативную реакцию со стороны казахстанцев.

Вообще, многие заметили, что Администрация Токаева слишком много внимания уделяет РФ и Кремлю, практически взяв северного соседа за ориентир в политике, экономике и т. д. Но все же есть ощущение, что многое делается в ущерб другим направлениям и политике многовекторности, которую годами налаживал Нурсултан Абишевич. Более того, Елбасы мог прямо сказать о несчастьях, которые принесла казахам советская власть, открыто говорил о необходимости развивать взаимоотношения в Тюркском мире и т. д.».

Ещё один показательный пассаж: «Я не раз писал, что даже при нашей многовекторности следует больший акцент сделать в сторону Тюркского мира и конкретно Турции. Это в первую очередь касается экономики, военного сотрудничества, политики и культуры. Понятно, что это может не нравиться Москве, что она постоянно демонстрирует, но мы же все-таки независимое государство. Или нет? Тем более, объективно говоря, у нас больше общего с Турцией, чем с Россией, а если сравнивать отношение этих стран к Казахстану и ее гражданам, то здесь выбор однозначный и обсуждению не подлежит. Турция, как мне кажется, может стать для нас примером и в продвижении умеренного Ислама».

Ниже по тексту Едилов предлагает обратиться к идее создания общереспубликанского движения, продвигающего ислам в качестве национальной идеи, и подчёркивает: «Думаю, что большая поддержка этому будет в южных и западных регионах Казахстана — там большая часть населения уже давно живет по этим канонам, а если это возвести на государственный и общественный уровни, то можно ожидать только положительный эффект». Далее он указывает: «…немало сторонников Ислама и среди казахстанских политиков и бизнесменов всех рангов. Такие известные личности, как Қайрат Сатыбалдыұлы, Кайрат Шарипбаев, Вячеслав Ким, Кенес Ракишев, Рашит Махат, Динмухамет Идрисов, Бахаридин Аблазимов, Бекболат Тлеухан, Асет Исекешев, Самат Абиш, Жайсан Ахметов, Багдат Мусин и другие молодые и перспективные, многие из которых учились в КТЛ (казахско-турецких лицеях) и т. д.».

Обращаю внимание на три нюанса. Во-первых, Едилов впервые в открытую выразил недовольство президентом Токаевым, ранее ничего подобного за ним не наблюдалось. Во-вторых, Едилов фактически указал имена «новых людей», которые должны прийти во власть, включая тех самых… В-третьих, Едилов удалил данный пост — ещё в декабре он был, а несколько дней назад уже нет. На мой взгляд, вполне красноречиво…

Ориентация же исламистской партии в казахстанском истеблишменте на Турцию, а также личные дружеские отношения между Кайратом Сатыбалды и Билалом Эрдоганом дают основания предполагать вероятность определённого участия в январских событиях турецкой стороны. Здесь, конечно, я ступаю на зыбкую почву конспирологии, однако, скажем, турецкие владельцы аэропорта Алматы даже не обозначили попытки защитить стратегически важный объект от захвата мятежниками, а «избирательные» погромщики неким чудесным образом не тронули супермаркет турецкой торговой сети — на это, кстати, и Александр Коц обратил внимание…

Судя по откровениям Едилова, потенциальные выгоды для Турции в случае успеха «предприятия» были очевидны и имели стратегический характер. А успех, как показала практика, был вполне достижим — 5 января государство в Казахстане буквально рассыпалось как карточный домик. Так что не вижу причин, по которым можно было бы отрицать саму возможность турецкого участия. Ну а если турецкий фактор тем или иным образом действительно имел место, тогда это закономерно подразумевает и возможность наличия британского следа.

— Какова обстановка в вашем родном городе в бытовом смысле (работает ли транспорт, хватает ли продуктов)?

— С началом горячей фазы январских событий в Алматы была приостановлена работа общественного транспорта, в магазинах закончился хлеб, а в банкоматах закончились наличные деньги. Последнее обстоятельство весьма немаловажно, поскольку при отключённом интернете оплачивать покупки мобильными переводами было невозможно и масса горожан столкнулась с весьма неиллюзорной проблемой. В целом же продовольственного коллапса не случилось. Зато случился топливный коллапс — заправки в городе либо вообще не работали, либо открывались эпизодически, очень быстро возникали длиннющие очереди и топлива хватало далеко не всем. Спустя несколько дней, по завершении горячей фазы, возобновился стабильный подвоз хлеба, вновь начал ходить общественный транспорт и стал разрешаться топливный кризис. Непростой пока остаётся ситуация с банкоматами, но с возвращением интернета и, соответственно, мобильных платежей данная проблема стоит уже не настолько остро. Так что жизнь постепенно нормализуется. Плюс к этому крайне важно, что городу удалось избежать отключения электроэнергии и водоснабжения.

— Что присходит с Назарбаевым?

— Ещё в ходе январских событий начали распространяться мемасики на волнующую всех тему и пошла гулять такая шутка — лозунг «Шал, кет!» («Старик, уходи!») сменился вопросом: «Шал қайда?» («Где старик?»). Официальное заявление пресс-секретаря Елбасы Айдоса Укибая от 8 января о том, что Назарбаев находится в столице, ведёт консультации и т. д. как-то не впечатлило. Равно как и сообщение о том, что Дарига Назарбаева не присутствовала на пленарном заседании Мажилиса 12 января, поскольку находится «дома в Алма-Ате» якобы по причине заболевания ковидом. Есть основания полагать, что сам Назарбаев и близкие члены его семьи с началом событий покинули Казахстан и предположительно находятся в Дубае.

15 января стало известно, что полномочия председателя правления АО НК «QazaqGaz» (бывшая «КазТрансГаз») сложил Кайрат Шарипбаев, муж старшей дочери Назарбаева Дариги, а Димаш Досанов, муж младшей дочери Назарбаева Алии, уволился с поста генерального директора и председателя правления АО «КазТрансОйл». Утром 17 января должность председателя президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» покинул Тимур Кулибаев, муж средней дочери Назарбаева Динары. Причём, насколько я понимаю, весь этот «звездопад» случился дистанционно, без личного присутствия фигурантов.

Весьма занимательно обстоит дело с теми самыми племянниками Назарбаева. 7 января прошла информация о том, что в Дубае задержан Кайрат Сатыбалды, но с тех пор по состоянию на утро 17 января ничего нового о нём пока не слышно. С Саматом Абишем получилась совсем мутная история. Сначала он вроде как освобожден от должности и задержан вместе с Масимовым, затем КНБ выступает с опровержением, называя информацию о задержании провокацией. Далее, после назначения нового первого заместителя председателя, КНБ заявляет, что Самат Абиш продолжает занимать свой пост (т. е. два первых зампреда — это как бы в порядке вещей), но находится в ежегодном отпуске. И вот уже только сегодня, 17 января, публикуется официальное сообщение о том, что Самат Абиш освобожден-таки от должности первого заместителя председателя КНБ РК.

— Каковы перспективы Токаева как президента?

— На сегодняшний день перспективы Токаева выглядят весьма неплохо, в том числе, разумеется, с прицелом на очередные президентские выборы 2024 года. Однако очень многое зависит от двух очевидных факторов.

Во-первых, сложится ли в итоге прочный положительный консенсус в истеблишменте в отношении действующего президента? Может ведь сложиться и отрицательный… Напомню, что в течение предыдущих двух с половиной лет президентства Токаева его инициативы и указания нередко откровенно саботировались и в квазигосударственных корпорациях и непосредственно в государственном аппарате. Однако январские события внесли серьёзные коррективы в ситуацию, и шансы на превращение Токаева в реальный центр притяжения, думаю, все-таки есть.

Во-вторых, насколько эффективно сможет быть реализована анонсированная президентом Токаевым концепция «нового Казахстана»? Сложность ситуации в том, что в стране накопилось огромное множество проблем, и на голом популизме сейчас не выехать — граждане хотят конкретных результатов. Но хватит ли профессиональных компетенций у практических реализаторов президентской концепции? Т. е. президента Токаева могут банально подвести исполнители, причем даже безо всякого злого умысла.

— Готова ли казахстанская власть действительно исправлять ситуацию?

— Для точного ответа на этот вопрос нужно быть казахстанской властью… Из того, что я наблюдаю, могу предположить, что как минимум понимание есть. Об этом говорит выступление президента Токаева на заседании Мажилиса Парламента Республики Казахстан 11 января, в котором он честно признает, что «произошедшие трагические события во многом вызваны серьезными социально-экономическими проблемами и неэффективной, а точнее, провальной деятельностью некоторых государственных органов…», и далее по тексту дает вполне объективный анализ сложившейся ситуации.

В ходе январских событий государство капитально тряхнуло и хотя бы из элементарного чувства самосохранения сложно было бы не прийти к мысли о необходимости исправления ситуации, поскольку бенефициарами радикальной дестабилизации должны были стать «не только лишь все…». Но опять-таки возникают вопросы: как далеко готова пойти власть и хватит ли у нее профессиональных компетенций? 

На кого из силовиков может опереться Токаев после того, как он признал фактические дезертирство и бессилие руководства КНБ? Есть ли у президента возможность провести чистку в силовых органах?

—  В «новом» правительстве свои посты сохранили министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев и министр обороны Мурат Бектанов, что как бы намекает… Только я бы, пожалуй, всё-таки рассматривал вопрос с точки зрения не просто «дезертирства и бессилия», а прямого содействия и участия. Что касается проведения чистки, то сейчас, на волне подавления вооружённого мятежа и с учётом фактора моральной и практической поддержки ОДКБ, такая возможность, думаю, теоретически есть, вопрос в том, как она будет реализована на практике. Весьма показательна здесь крайне мутная ситуация с Саматом Абишем, которого больше 10 дней всё никак не могли официально «уволить»…

«Привет, немытая Рассия!» В Казахстане министром стал чиновник, заподозренный в оскорблении русских
«Привет, немытая Рассия!» В Казахстане министром стал  чиновник, заподозренный в оскорблении русских
© primeminister.kz
— Изменится ли подход в комплектовании силовых структур Казахстана?

— Вы имеете в виду, произойдёт ли качественный переход от различных, скажем так, специфических практик к приоритету подбора кадров по уровню профессионализма? Пока сложно сказать… Силовые структуры так же пронизаны кумовством и коррупцией, как и прочие государственные органы. Это не значит, что в них нет реальных профессионалов, болеющих за дело, но вот общий уровень профессиональных компетенций действительно страдает. Главной задачей здесь представляется приведение всех этих «специфических практик» к максимально безопасному уровню в государственном аппарате в целом (не говорю об искоренении, поскольку надо быть реалистами), тогда можно надеяться и на изменение подхода в комплектовании силовых структур. В противном случае речь пойдёт разве что о количественном увеличении.