- Дмитрий, украинские СМИ сообщают, что импортный уголь везут кораблями на Украину и с отопительным сезоном все будет в порядке. 21 ноября первые 60 тыс. тонн прибыли. Этого достаточно в масштабах Украины и отопительного сезона?

— Это немного. Сейчас сжигают менее 30 тыс. тонн в сутки, потому что тепло. Зимой в холодные периоды сжигали 100 и более тыс. тонн в сутки.

Для ДТЭК эти объемы — семь судов они законтрактовали, суммарно 470 тыс. тонн — это дополнительные объемы, которые позволят оперативно заместить дефициты, которые формируются из-за нехватки угля внутренней добычи и транспорта по железной дороге, основного маршрута импорта.  

Основные импортеры угля на Украину — это Россия и Казахстан.

- Этот уголь покупает Ахметов на свои собственные ТЭС. А что с дефицитом угля на государственных ТЭС? У них дефицит больше?

— Да, больше.

- Были разговоры, что Ахметов часть своего угля поставит на государственные ТЭС.

— Да, они пытались поделиться 50 тыс. тонн по возвратному механизму. Но что они кому могут передать — это информация непубличная. После того, как ДТЭК поделился с «Центрэнерго», она должна вернуть все это в обратном направлении.

- Есть ли проблемы с логистикой, когда уголь доставляется в порты? Кто его разгружает, достаточна ли пропускная способность железнодорожных веток, которые идут из портов?

— Информация об этом исключительно оценочная, так как никто открыто не говорит, что не смог отправить поезд с углем. Однако проблемы с тягой и подвижным составом были и остаются.

В шаге от пропасти. Что действительно происходит в энергетике Украины
В шаге от пропасти. Что действительно  происходит в энергетике Украины
Это все очевидно, к сожалению, это имеет место на Украине. Но точно сказать, довезут уголь из порта на ТЭС или нет, сейчас невозможно. О реальном состоянии дел знает только «Укрзализныця», а она ни в коем случае не будет лишний раз говорить о своих проблемах. В РЖД тоже не особо объясняют, почему они не пускают поезда из Казахстана на Украину, так же и здесь.

- Раньше украинский уголь отправляли на экспорт, сейчас закупают за границей. С чем это связано? Только ли с потерей шахт в Донбассе?

— Это из-за потери Донбасса. Там осталась примерно половина добычи угля, даже больше.

- Вот эти 470 тыс. тонн, которые везет Ахметов — их достаточно для прохождения отопительного сезона?

— Это вопрос, на который нет однозначного ответа. Есть множество факторов, просчитать которые до конца невозможно. Это и температурный режим, и будут ли работать 14 блоков АЭС, о которых нам постоянно говорят Энергоатом и министерство энергетики. Никто этого не знает. При определенных сценариях дефицит мощностей может превысить 3-4 ГВт. И это не получится компенсировать даже импортом из Белоруссии.

- А сколько сейчас работает блоков АЭС на Украине?

— До вчерашнего дня работало 14, но вывели в ремонт один из блоков Ровенской АЭС. Сейчас это не проблема, так как потеплело — плюс десять на улице — потребление электроэнергии опять упало. Оно возрастет, как только температура снизится. Пока будет тепло, это вообще не проблема, если не отключить импорт из Белоруссии. Он шел на прошлой неделе на уровне 400-415 МВт/час, потом он отвалился, когда там электростанция остановилась, и возобновился с 21 ноября.

Пока критической ситуации не наблюдается, но она может иметь место при снижении температур и аварийных ситуациях на объектах генерации на Украине. Тогда возможен сценарий, что даже белорусского импорта не хватит для покрытия дефицита — вот в чем серьезность ситуации.

Слишком оптимистично оценивают украинские власти спрос на электроэнергию внутри государства. Гипотеза такая: пройдем за счет 14 блоков АЭС и за счет импорта из Белоруссии. И еще за счет подвоза угля. Но повторюсь: может не хватить. И это не какие-то сверхфорсмажорные сценарии.  

- На Украине дефицит угля был в прошлом отопительном сезоне, и в этот отопительный сезон ситуация повторяется. Получается, правительство не сделало выводов? Не связано ли это с тем, что правительство возглавляет Денис Шмыгаль, выходец из структур Рината Ахметова?

— Шмыгаль действительно работал на тепловой электростанции, но его заявления порой отдают непрофессионализмом. Например, когда он говорит «мы не планируем веерные отключения» — их никто никогда не планирует, это нужно понимать. Мне сложно это (причастность Шмыгаля к организации дефицита угля на Украине — Ред.) комментировать.  Тем более, что в этой ситуации не так все просто, как кажется на первый взгляд.

Я далек от мысли, что Шмыгаль по указке Ахметова специально создал дефицит угля. В первую очередь никто не просчитал ни по газу, ни по углю — таких гениальных аналитиков я не видел нигде во всем мире — что так подорожают во втором полугодии и газ, и уголь. Ну кто прогнозировал газ по $1000 за тысячу кубов и уголь по $300 за тонну? Никто не прогнозировал. Просчитались здесь и не только, наверное, здесь, люди, которые надеялись, что цены на уголь во втором полугодии снизятся.

Второе: да, нужно было принимать решение (о повышении верхней планки стоимости электроэнергии на украинском рынке — Ред.) летом. Почему на это не пошли? Потому что это решение непопулярное и вредное для украинских промышленных предприятий.

Энергомайдана не будет. Если Зеленский договорится с Путиным
Энергомайдана не будет. Если Зеленский договорится с Путиным
© коллаж Украина.Ру
С августа повысили это ограничение стоимости электроэнергии, Price cap, и цена электроэнергии существенно подскочила, почти вдвое. Это привело к тому, что подорожало электричество для промышленности. У них тоже есть свои лоббисты, которым это невыгодно. Из-за этого в том числе тепловые электростанции не смогли накопить достаточно угля, потому что у них просто не было денег. Есть прямые свидетельства этого. Та же Славянская ТЭС просто простаивала. Она не смогла заплатить «Укрэнерго», долги образовались, и просто остановила блок.

Летом электричества достаточно, профицит. Работают возобновляемые источники (ВИЭ). Эти решения (о повышении Price cap — Ред.) нужно было принимать раньше, однако они оказали бы негативное влияние на украинскую экономику, потому их боялись принимать. В итоге угробили угольную генерацию.

Я допускаю, что в ДТЭК Ахметова могли подыграть этой ситуации, но принципиально сделать так, чтобы не хватило угля, ДТЭК не мог. И кто мешал государственной компании «Центрэнерго» накопить запасы угля? Это просчеты менеджмента, Шмыгаль же не управляет «Центрэнерго». Там есть директор, который подчиняется Фонду госимущества Украины, пока «Центрэнерго» находится в управлении этого фонда. Наверное, нужно по всей вертикали власти спрашивать, почему так произошло. Вопросов много.

- А кто принимал решение поднимать или не поднимать летом Price cap — правительство или регулятор НКРЭКУ?

— Это решение в компетенции НКРЭКУ. Формально регулятор независимый, но сейчас на Украине все прекрасно понимают, что все действия НКРЭКУ согласовываются с правительством. Несмотря на то, что есть закон, в котором прописана эта независимость, что этого требовали западные институции очень жестко. НКРЭКУ принимает решения, которые не противоречат желаниям вертикали власти. Это даже скорее координируется не правительством, о Офисом президента.