Об этом Безпалько, член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ, рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Александр Лукашенко 2 марта на совещании по вопросу белорусско-российского сотрудничества в военной сфере назвал глупой работу над «слиянием» Белоруссии и России в единое государство.

- Богдан, означает ли заявление Александра Лукашенко отказ от создания Союзного государства России и Белоруссии?

— Конечно, это означает однозначный отказ от интеграции, и он заявил об этом совершенно открыто. Для Лукашенко интеграция сейчас видится угрозой его личной, практически ничем не ограниченной власти. Другое дело, что он не вправе оценивать, что является глупым, а что не очень.

Богдан Безпалько: кто он
Богдан Безпалько: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Если с его точки зрения это столь глупая идея, то почему бы ему не провести референдум в Белоруссии по поводу того, как относится население к образованию Союзного государства, к образованию наднациональных органов, парламента и всего остального? Пусть население выскажется.

Можно было бы такой референдум провести и в России. Если не референдум, то плебесцит. Или пусть Лукашенко пустит российских и международных социологов, чтобы провести опрос на всей территории Белоруссии с большой выборкой, чтобы к нему нельзя было придраться. Естественно, он на это никогда не пойдет, потому что если население Белоруссии выскажется за по всем направлениям единства с Россией, то тогда окажется, что он выступает против идей интеграции из каких-то личных соображений.

А так он всегда может ссылаться на «мнение» белорусского народа, на то, что защищает суверенитет и независимость. Здесь можно задать ему вопросы и относительно недавнего прошлого. Например, 1999 года, когда он подписывал союзный договор. Или недавнего прошлого, когда на Всебелорусском собрании он приводил цифру в 70% тех, кто позитивно относится к союзу с Россией.

Так что, несмотря на то что Лукашенко политик противоречивый, он должен коррелировать свои высказывания с общей линией. Но ему это не удается.

- На том же совещании Лукашенко заявил, что в качестве суверенного государства Белоруссия выстроит такую мощную систему отношений с РФ, которая может превзойти уровень связей между российскими субъектами…

— Конечно, здесь есть противоречие. С одной стороны, он сравнивает отношения между российскими регионами и центром в рамках единого государства, пусть и федеративного, а с другой — постоянно подчеркивает тезис о независимости и суверенитете Белоруссии как о незыблемых ценностях. Как это можно сочетать? Абсолютно никак.

На войне как на войне. В Белоруссии усиливают ответственность за экстремизм
На войне как на войне. В Белоруссии усиливают ответственность за экстремизм
© БелТА | Перейти в фотобанк
Единственное, что приходит в голову, это то, что Александр Григорьевич хочет не только сохранить, но и усилить паразитарную экономическую модель, которая существовала в Белоруссии в отношении России. Он хочет жить за счет России, получать от нее ресурсы, деньги, рынок сбыта, хочет получать политическую, военную и медийную поддержку. При этом оставаться абсолютно неподконтрольным, независимым и иметь возможность принимать любые, в том числе антироссийские, решения.

Вспомним, как перед выборами он арестовал российских граждан, которых обвинял чуть ли не в госперевороте. Где, кстати, доказательства?

Давайте вспомним, что в декабре 2019 года Лукашенко отказался подписывать дорожные карты. Дорожные карты — это не союзный договор, это согласование условий единой политики в разных аспектах.

Если резюмировать, слова Лукашенко можно трактовать как желание всосаться еще глубже в тело России и выкачивать еще больше ресурсов.

- А какой реакции следует ждать со стороны Кремля на слова Лукашенко?

— Мне сложно предполагать, как отреагирует наше руководство, оно реагирует всегда чрезвычайно сдержанно. Возможно, кстати, что эта сдержанность закончится. Думаю, что наиболее правильной и адекватной реакцией будет сворачивание помощи белорусскому режиму. Прекращение поддержки Лукашенко, в том числе как политического лидера.

Любое сотрудничество с Россией он превращает в шантаж, в попытку давления на наше политическое и военное руководство, в попытку поставить нас перед своеобразным выбором между ним и чем-то, что, по его убеждению, является еще более худшим выбором, чем он.

- Не спровоцирует ли отказ от помощи Минску социально-экономический коллапс в Белоруссии, и не настроит ли это белорусов против России?

— Белорусов против России настраивало то, что российское руководство поддержало Лукашенко после массовых протестов, последовавших за выборами в августе прошлого года. Это действительно повлияло на рост антироссийских настроений, потому что большая часть населения негативно относится к Лукашенко, но при этом сохраняет симпатии к России. И при этом спокойно отнеслась бы и к Союзному государству, и к слиянию, и к конфедеративному, к любому виду единого государства.

Лукашенко: Протесты будут поддерживать фейками и вбросами
Лукашенко: Протесты будут поддерживать фейками и вбросами
© president.gov.by
Но говорить о коллапсе еще рано, скорее можно говорить о социально-экономическом кризисе, который будет нарастать. Но негативные явления сейчас нарастают и в нашей стране, и вообще во всем мире в целом.

Если мы посмотрим, как пандемия подкосила экономику Евросоюза и других экономически крупных сообществ, то увидим, что кризис наблюдается везде. Без российской поддержки Белоруссия будет скатываться в этот кризис быстрее и глубже. Но вряд ли эта поддержка будет свернута полностью, и вряд ли Белоруссия впадет в состояние социально-экономического коллапса. Хотя, конечно, такого варианта тоже исключать нельзя.

Как и того, что Россия резко прекратит поддержку, создаст обрушающий фактор. Это может послужить определенным триггером, потому что социально-экономическая ситуация начнет ухудшаться обвально.

- Светлана Тихановская в интервью немецкому изданию Bild am Sonntag заявила, что режим Лукашенко падет весной. На чем зиждется ее уверенность, и есть ли основания для такого сценария?

— Эта уверенность не основана ни на чем. Функция Тихановской делать такие заявления и демонстрировать, что она является альтернативным лидером, который вынужден постоянно напоминать о себе. У нее нет ресурсов, у нее нет денег, нет партии, нет четкого организованного структурированного движения. Даже протест, который в августе прошлого года был в Белоруссии массовым, сейчас в значительной степени выдохся и перешел на кухни граждан и в их дома. Хотя и никуда не исчез.

Лукашенко отказался от интеграции с РФ в единое государство
Лукашенко отказался от интеграции с РФ в единое государство
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк
Но в любом случае Тихановская — это политик, который не обладает ни опытом, ни ресурсами и который даже не находится на территории Белоруссии. Политик, который себя скомпрометировал сотрудничеством с теми политиками и странами, которые настроены антироссийски. Поэтому всерьез на Тихановскую рассчитывать не стоит. Тихановская — это больше спикер, чем политик или альтернатива Лукашенко.

Альтернативу Лукашенко следовало бы искать среди других, более опытных политиков, обладающих самостоятельностью. Таких пока что нет. Большую часть политической поляны Лукашенко вытоптал, стерилизовал, чтобы лишить возможность Запад и Россию делать ставку на конкурентов.

Этих лидеров нужно было вырастить, может быть, здесь на территории России, чтобы они были настроены пророссийски, настроены на интеграцию, чтобы у них было общерусское сознание. Но пока что эта задача находится в стадии формирования.

- Богдан, каков ваш прогноз на ближайшее будущее Белоруссии?

— Прогноз — дело неблагодарное, но в самых общих чертах он, наверно, будет выглядеть так. Лукашенко будет уклоняться от интеграции, Россия будет на ней настаивать, увязывая экономическую помощь с какими-либо шагами, направленными в сторону интеграции и экономического сотрудничества.

Сейчас вроде бы подписали и согласовали соглашение о перевалке нефтепродуктов, произведенных из российской нефти, через российские порты. Посмотрим, заработает ли этот механизм. В этих прогнозах должно присутствовать, что любые меры поддержи Белоруссии должны осуществляться после того, как будут осуществлены шаги, а не просто задекларированы в виде каких-то обещаний или даже договоров.

Михеев рассказал, какой президент Белоруссии идеально бы подошел Западу
Михеев рассказал, какой президент Белоруссии идеально бы подошел Западу
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Договор — это бумажка, которая не стоит ровным счетом ничего. Мы это очень хорошо видим на примере Союзного договора от 1999 года, который не воплотился даже на 10-20 процентов.

Поэтому нужно ориентироваться на действия, а не на риторику. Тем более что риторику Александр Григорьевич может развернуть на 180 градусов одномоментно.

Что касается протестов, то они, вероятно, усилятся весной и летом. Вполне возможно, что они будут осторожно подпитываться с Запада. Протест, с одной стороны, никуда не ушел, а с другой — Лукашенко удалось устоять. Получив поддержку, финансовую, политическую, медийную, он будет надеяться на то, что сможет этот протест сломать, реформы сымитировать и остаться вместе с семьей на вершине властной пирамиды. После шестого срока (президентства) претендовать на седьмой.

Может быть, тогда он и пойдет на какие-то косметические изменения. Но пока что он пытается затянуть время.