Писателю 50 лет. Тырин по образованию филолог, живёт в Калуге. Работал журналистом, служил в милиции (капитан). Воевал в Чечне.

Тырин издаётся с середины 90-х годов прошлого века.

- Михаил, существует ли угроза того, что человечеству в будущем предстоит войти в затяжную фазу борьбы не только с ковидом, но и с другими вирусными эпидемиями?

— Нет, я пока не думаю, что такая угроза нависла над человечеством. У меня ощущение, что ситуация с ковидом — некая тренировка или учения накануне очень неприятных для человечества событий.

Мы все видим, что XXI век принес нам не культ добра, человечности и интеллекта, о чем мы мечтаем, а культ силы и оружия. В воздухе пахнет войной.

И мне, как человеку, прошедшему войну в Чечне, это очень неприятно и страшно. Да, проблема ковида существует. Является ли она критической — не уверен.

Сергей Лукьяненко: Вакцина от коронавируса стала инструментом политики
Сергей Лукьяненко: Вакцина от коронавируса стала инструментом политики
© РИА Новости, Максим Блинов

- Сейчас одна из главных задач, стоящих перед миром, — получение вакцины от ковида. Передовые страны мира работают над ней, и вот-вот начнется массовое производство, а за ним и конкуренция. Стоит ли нам в таком случае ждать мировой войны, битвы вакцин?

— Не думаю, что этот сценарий реалистичен. Вспомним, например, ситуацию с пенициллином, с другими антибиотиками, которые совершили революцию в деле спасения людей. Разве было это поводом для глобальных конфликтов?

У человечества пока еще есть какой-то предохранитель, который не позволяет скатываться до ситуации полного самоуничтожения. Политики ругаются, а честные добросовестные люди в это же самое время договариваются.

- На ваш взгляд, готовы ли Украина и Россия совместно начать производство вакцины от ковида? Это реально?

— Да, уверен! Буквально на днях президент РФ заявил о готовности возобновить деловые отношения с Украиной. А там ведь не только «хэрои», которые умеют лишь красить мусорные баки в национальные жовто-блакитные цвета, там огромное количество образованных, умных, трудолюбивых и порядочных людей.

И заодно не забываем про горловский «Стирол» в ДНР, который тоже может принять в таких проектах весомое участие. И если мы совместно одержим эту победу, это будет значимый шаг к восстановлению нормальной жизни, к прекращению того сумасшедшего дома, который наблюдается сейчас.

Я бы этого очень хотел.

- Вы вспомнили ДНР. Недавно вы побывали на втором фестивале литературной фантастики "Звезды над Донбассом" в Донецке. Каковы впечатления?

— Я посетил достаточное количество конвентов в различных городах и странах. И говорю от чистого сердца: «Звезды над Донбассом» — один из самых грандиозных. Он прекрасен всем: и масштабом, и уровнем организации, и проработкой сложнейшей насыщенной программы, и качеством приема гостей.

Общественная палата ДНР и лично её руководитель Александр Кофман сделали блестящую работу. Отдельное спасибо команде волонтеров — быстрых, организованных, невероятно дружелюбных и гостеприимных.

Когда я в компании друзей упомянул, что «Звезды на Донбассом» — это европейский уровень, меня тут же поправили: европейский уровень сейчас скорее ругательное определение. Это НАШ уровень.

И еще одна важная для меня составляющая. Иногда в шутку говорю: конвент — это безумно радостная встреча людей, которые целый год друг без друга прекрасно обходились. Но фестиваль в Донецке — событие, которого я ждал с искренним нетерпением. Ждал встречи как с самим городом, в который влюбился с первого взгляда еще в прошлом году, так и с многочисленными друзьями, число которых непрестанно растет.

Писатель Николай Желунов: В ближайшие пару лет тема коронавируса уйдёт в прошлое
Писатель Николай Желунов: В ближайшие пару лет тема коронавируса уйдёт в прошлое
© kirov.bezformata.com

- Каковы ваши впечатления от Донецка?

— Меня ждал все тот же любимый Донецк, который я помнил по первому фестивалю: уютный, чистый и ухоженный, созданный с любовью. Но при этом настороженный — по понятным причинам. И это остро чувствуется.

Отдельное впечатление — люди Донбасса, особенно учащаяся молодежь. Нигде я не видел такого количества ясных, сверкающих, умных, заинтересованных глаз, как, например, в Горловском университете или Макеевском педагогическом колледже. Я в этот момент видел реальное будущее Донбасса, и оно прекрасно.

Что более всего влияет на ощущение этого места — контрастная граница между миром и войной, между светом и тьмой. Выходишь из гостиницы — и оказываешься в центре счастливой европейской столицы. Но всего полчаса на машине — и ты на "передке" (передовой), среди развалин и горя.

Мы выезжали с волонтерами нашей группы «ТеплоСердец» в Александровку для помощи гражданским, пострадавшим от обстрелов. По возвращении не оставляло некое сюрреалистическое ощущение: только что ты был на войне и рассматривал без бинокля вражеские позиции, а сейчас пьешь кофе в безопасном уютном баре, словно бы тебя перенёс телепорт.

И все же мир сильнее.

- Как вы считаете, стоит ли России признать ДНР и ЛНР?

— Думаю, Россия обязана признать и защитить республики, восставшие против тупикового, уродливого и бесчеловечного нового украинского режима. В первую очередь потому, что они доверились ей.

Именно за Россию и за ее основные ценности Донбасс отправлял в бой своих лучших сыновей и дочерей. Донецк и Луганск не только сделали свой выбор, но и заплатили за него очень высокую и трагическую цену. Это не должно просто раствориться в пене дней — история Юго-Востока ждет очередного зримого и решительного перелома.

Что же касается объединения России и ЛДНР, тут я предпочту не торопиться с выводами и решениями. Потому что в первую очередь это выбор людей Донбасса, а он у всех разный. Одни хотят объединения, другие независимости на равных партнерских условиях.

Одно знаю точно — нынешнее положение вещей и так уже непозволительно затянулось, оно мучительно и для республик, и для населения. А как живет население, я, будучи волонтером Донбасса, прекрасно знаю.

Мне бы очень хотелось, чтобы РФ максимально полно включила Донбасс в свою экономическую систему, загрузила заказами полумертвые заводы, шахты. Да, это не так просто. Но и бесконечно держать республики «на капельнице» — тоже отнюдь не лучший вариант.

Писатель Александр Гриценко: Позиция России по вопросу вакцины от коронавируса человечнее, чем у США и Евросоюза
Писатель Александр Гриценко: Позиция России по вопросу вакцины от коронавируса человечнее, чем у США и Евросоюза
© vk.com, Александр Гриценко

- Дончане — это русские или украинцы?

— Я считаю, что на Донбассе живут русские. Но отдаю себе отчет, что мое ощущение очень условно. Одни дончане с гордостью называют себя русскими, другие не меньше гордятся тем, что они украинцы.

А почему бы и нет — мы ведь всегда любили Украину, помнили ее героическое и трудовое прошлое, мы не отождествляли ее с бандеровскими отрядами — до тех пор, пока официальная Украина сама настойчиво не захотела стать бандеровской.

Есть мнение, что русские и украинцы — это один народ, и с ним я тоже готов согласиться. Русское пространство — огромно, и в каждом часовом поясе живут разные, по-своему уникальные общности. Скажем, ростовчане или краснодарцы ментально гораздо больше похожи на украинцев, чем на жителей Зауралья, но и в Ростове, и за Уралом живут русские, просто очень разные.

- Почему русские писатели-фантасты помогают Донбассу?

— Начнем с того, что из всех литературных направлений именно фантастика образовала огромное, дружное и устойчивое сообщество единомышленников. Я не слышал, чтобы детективщики или авторы любовных романов по нескольку раз в год собирались со всей страны на конвенты и дружески общались.

И да, абсолютное большинство из нас — патриоты. Сторонники деструктивных «либеральных» сил среди нас — это скорее редкая диковинка, чем система.

Второе: мир Донбасса близок нам, поскольку воплощает то, о чем мы писали, о чем предупреждали — напрямую или иносказательно. И прямо сейчас, выйдя из машины где-нибудь на улице Стратонавтов, ты словно оказываешь на страницах книги Федора Березина или Глеба Боброва.

Практически все мы так или иначе исследовали в своих книгах общественные и социальные механизмы, которые приводят к подобным трагедиям.

Ну и третье — чувство личной ответственности. Если я знаю, что кому-то плохо, а у меня есть и возможности, и аудитория, чтобы облегчить беду, я обязан это сделать. Как сказано в одном культовом фильме: русские своих не бросают.

«Нельзя молчать»: что происходит с коронавирусом в Донецке
«Нельзя молчать»: что происходит с коронавирусом в Донецке
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

- Вы работали вместе с Сергеем Лукьяненко над романом «Самоволка». Как возник ваш тандем? Мне всегда было интересно, как писатели пишут вдвоем…

— С Сергеем мы знакомы очень давно, а мысль о сотрудничестве появилась у него, когда он обдумывал проект «Пограничье». Перед этим он читал мои тексты и нашел, что они достаточно органично совмещаются с его собственным стилем. А такая совместимость очень важна при совместной творческой работе.

Никакого секрета нет в том, что основную часть работы по книге «Самоволка» выполнил я, но под неусыпным и постоянным контролем Сергея.

И не забываем, что сама идея мира Пограничья и его детальная проработка — заслуга Сергея Лукьяненко. Мне осталось лишь разместить в придуманных им декорациях свой сюжет. Некоторые главы тем не менее написаны лично Сергеем, а вот какие — секрет! Пусть читатели попробуют угадать сами.

- Над чем сейчас работаете? Каких ваших новых книг ждать любителям фантастики?

— В последние годы я отошел от крупной формы, толстых романов пока не ожидается. Зато регулярно пишу рассказы, и этого вполне хватает для утоления «творческого аппетита».

Да и сам жанр рассказа вполне востребован — ни одна моя работа не ушла в стол или в корзину, все воплощено на бумаге.

Большой честью для меня было принять участие в сборнике «Живи, Донбасс», куда вошел мой рассказ «Папа, ответь». Да и вообще подружиться с Донбассом год назад для меня было огромной честью. А сохранять и ежедневно приумножать эту дружбу — пожалуй, гордость и счастье дня сегодняшнего.