Подталкивание к санкциям

Евгений Мураев: кто он
Евгений Мураев: кто он
© REUTERS, Vladislav Musienko
Заявление главы британского МИД Лиз Трасс о создании пророссийского правительства Украины во главе с Евгением Мураевым осмеяли уже все, кому ни лень. Например, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский сказал по этому поводу, что «в Форин-офисе, как и в британском Минобороны, сидят сплошные кретины». Спорить с такой оценкой компетентности этих ведомств сложно, так как в западной прессе ежедневно читаешь откровенные глупости об Украине не только от журналистов, но и от представителей экспертного сообщества, которые профессионально украинской тематикой заняты.

Однако нужно ли непременно считать своего противника действительно настолько глупым, презрев традиционную, пускай завышенную репутацию британской разведки, на которую и ссылалась Трасс? Ведь всё зависит от того, с какими целями такая информация вброшена. Верить в Мураева как в кремлевского кандидата в украинские лидеры действительно глупо, но отнюдь не глупо, не веря в это, сознательно распространять подобные слухи.
У таких слухов может быть две цели, которые не противоречат друг другу, а взаимно дополняют.

Первая. В Лондоне, да и в целом на Западе, могут таким образом призывать Зеленского к более жесткой линии внутри страны. Вот американцы, например, обнаружили среди украинских политиков новых врагов, ставших объектами их санкций. Среди них и абсолютные политические нули, нынешние эмигранты Владимир Сивкович и Владимир Олейник. Первый из них вообще последний раз попадал в новости еще осенью 2019-го, и то в связи с попаданием в ДТП в Москве. Но если и такие лица оказываются достойны санкций, то почему бы не подсказать Киеву заняться Мураевым?

Ведь одно дело — его личность и реальный политический вес, а другое — его канал «Наш», который всё же не вещает в эфире американско-европейскую пропаганду и после санкций в отношении новостных каналов, близких ОПЗЖ, может показаться рядовому зрителю единственным телеголосом Юго-Востока Украины. Так почему б не наложить на него санкции?

О британских зрителях мураевских эфиров

Что делать с Донбассом: Мураев дал совет Зеленскому
Что делать с Донбассом: Мураев дал совет Зеленскому
© пресс-служба президента Украины
Фрагмент статьи в «Файненшел Таймс», вышедшей сразу после заявления Трасс, дает ключик к тому, что могло обеспокоить британцев: «Мураев намекнул на возможный тектонический сдвиг в украинской политике в интервью своему каналу в начале января, в котором он сказал: "Почему-то я думаю, что у нас будет перезагрузка и будет новое правительство, которое решит конфликт на Донбассе к концу года"».

Соответствующий фрагмент из интервью Мураева, вышедшего 1 января, который стоит процитировать немного больше, звучит так: «Я думаю, следующий год будет однозначно лучше и это будет связано не с нашей властью. Почему-то я думаю, что у нас будет перезагрузка и власть будет новая, это раз. Второе, я абсолютно уверен, что поменяется формат переговоров по конфликту на Востоке страны и это закончится к концу года полным мирным урегулированием, которое решит конфликт в Донбассе. Если я не ошибаюсь, если все-таки произошла эта большая сделка, то нас заставят это сделать».

И вообще-то данное интервью не вызвало резонанс в СМИ. Ни оно, ни этот фрагмент не выкладывали нигде в текстовом виде. Поиск по словам «Мураев перезагрузка власти» выводит лишь на перевод статьи в «Файненшел Таймс» этого интервью на сайте «Зеркала недели». Но это значит, что есть британцы, которые внимательно отсматривают длинные эфиры Мураева. И убежден, отнюдь не сотрудники данного издания. Вероятно, эту информацию журналистам слили свыше. А сам факт такого отсмотра показывает, как пристально следят на Западе за Украиной.

Но ведь для зрителя того эфира очевидно, что мир в Донбассе Мураев рисует как следствие не прихода «оккупационного правительства», а «большой сделки». И без расшифровки понятно, что это значит. Тем более что, например, в эфире своего канала 12 января политик говорил: «Я абсолютно уверен, что Байден договорился с Путиным во время прошлой встречи в Женеве. Большая сделка состоялась, и сейчас будут танцы с бубнами». И эти слова воспроизведены и в его аккаунтах в соцсетях.

Однако озвучивать перспективу непобедного для Киева мира в Донбассе для Запада — по крайней мере, для Лондона — всё равно недопустимо. Тем более что за словами о «новом формате» легко было усмотреть недопустимые для Запада вещи, которые он в декабре как минимум два раза сказал открытым текстом: «нормандский формат» не сработал, и надо вести прямые переговоры с ДНР и ЛНР.

Именно прямые переговоры и есть маркер — красная линия, разделяющая «правильную» для Запада оппозицию и неправильную в лице Виктора Медведчука. Видимо, настолько красная, что те, кто сливал цитату Мураева «Файненшел Таймс», выпустили из нее намек на такие переговоры. И до недавнего времени и лично Мураев и его канал многократно показывали прекрасное понимание того, что можно и что нельзя, в частности, принимая такое ключевое понятие властного дискурса, как «оккупированные территории» относительно Донбасса. Например, датированное прошлым сентябрем сообщение на сайте «Нашего» начинается с фразы: «Российская Федерация еще несколько лет назад передумала и не собирается возвращать оккупированные территории Донбасса Украине. Об этом рассказал директор Украинского института политики Руслан Бортник в эфире телеканала "Наш"». А ведь если посмотреть сам эфир, то окажется, что в нем политолог не употреблял такого оборота (или его аналогии).

Нежеланный союзник Зеленского?

Но вот у Мураева появляются новые акценты, и в тот самый момент, когда на Западе могут опасаться, а не рассматривает ли Мураева Зеленский как потенциального союзника на черный день, который может наступить сразу после новых выборов Верховной Рады. Ведь «Слуга народа» не может вступить в коалицию ни с «Евросолидарностью», ни с ОПЗЖ, ну а гипотетическая партия экс-спикера Разумкова будет для них тоже очень малоприемлемым вариантом. Тогда, судя по обнародованному в этот понедельник опросу КМИС, единственный шанс у «Слуг» — это коалиция с «Батькивщиной», «Силой и честью» Смешко и «Нашими» Мураева. В сумме эти 4 политические силы превосходят неприемлемую для Зеленского тройку, пусть лишь на 1,8%.

Ну а заявление Трасс тем и хорошо, что провоцирует цепную реакцию в виде различных заявлений украинских политиков, которые становятся флажками для Зеленского на пути к подобной коалиции. Например, экс-министр иностранных дел Владимир Огрызко сразу сказал, что Мураев давно должен быть за решеткой. Огрызко, конечно, давно сбитый летчик, но Александр Данилюк — фигура, которая для Запада остается в обойме и интегрирована с ним уже на личном уровне (его жена и дети являются английскими гражданами, сам он гражданства якобы не стал принимать ради кресла в правительстве Гройсмана, но с 2016-го дела могли измениться). И аудитория у него другая. Если у бывшего главного дипломата радио «Новое время», то у первого назначенца Зеленского на пост секретаря СНБО — «Файненшел Таймс», которой он говорит: «Россия всегда искала агентов влияния на Украине. Мураев был бы очевидным выбором. Он прекрасно вписывается в пророссийскую нишу, которую ранее занимал Медведчук, но также имеет потенциал выйти за ее пределы, потому что его считают молодым и перспективным».

Вернуть «Наших» в нужную нишу

Однако возможно, британское заявление делалось с другой целью: для возвращения самого Мураева в русло «правильной» для Запада оппозиции, не посягающей на свои рамки. Тем более что сам Мураев-политик уже показывал, как готов прогибаться в сложных ситуациях.

Так, закрывает СНБО 2 февраля три телеканала. Мураев это сразу осуждает, но в эфире «Нашего» 6 февраля уже сосредотачивается на том, какой плохой главный бенефициар этих каналов. Дескать, он создавал партию «За жизнь» как центристский проект и категорически выступил против вхождения туда Медведчука, «потому что любое падение влево или вправо разделяет нашу страну, ставит под угрозу ее территориальную целостность». А теперь Медведчук «разбил центристскую позицию, которой я хотел объединить всю страну», и позиция жителей Юго-Востока, в частности, по русскому языку, во власти не представлена, поскольку ОПЗЖ во власть не попадет как «нерукопожатная».

При этом Мураев никак не пояснял, а в чем же неприемлемые крайности позиции Медведчука. Видимо, в контактах с Путиным и признанием ДНР и ЛНР как субъекта переговоров, ибо на тот момент это было действительно главное различие. Зато и электорату, и власти давался ясный сигнал. Не знаю, верил ли всерьез хозяин «Нашего», что его пустят во власть. Но с точки зрения власти, полезно, чтобы юго-восточный избиратель не догадывался о том, что с точки зрения майданного режима и его кукловодов, неприемлемой крайностью является сам по себе русский язык этого избирателя.

Сигнал услышан

И сразу после заявления Трасс риторика Мураева скорректировалась. В «Дейли телеграф» он первым делом сказал, что «у России — другой кандидат, а я патриот — моей страны». Традиционного для внутренних потребителей осуждения внешнего управления или власти Зеленского в этом и других комментариях для западных СМИ у него нет. Конечно, может, западные журналисты это обрезают, но из собственных высказываний в соцсетях это тоже исчезло, по крайней мере, пока, например, и в большом посте в «Фейсбуке» от 23 января такой критики нет, а проблемы Украины сводятся к тому, что действия Порошенко и Медведчука «нанесли невосполнимые потери для страны и раскололи народ Украины».

Евгений Мураев о своем «назначении» главой «оккупационного правительства»: это какая-то многоходовка
Евгений Мураев о своем «назначении» главой «оккупационного правительства»: это какая-то многоходовка
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Евгений Мураев
Вообще-то некорректно ставить на одну доску действия полноправного президента и человека, не очень заметного в публичной политике за все время этого президента. И разве еще до Порошенко Майдан и его последствия в виде, например, Одесского 2 мая потерь не наносили? А последние 32 месяца, когда Порошенко уже не был президентом?

Все эти вопросы лежат на поверхности? Но их появление, похоже, показывает, что сигнал услышан. Правда, уже в интервью Украине.ру на следующий день Мураев не упоминает ни Порошенко, ни Медведчука, зато говорит, что «война на Украине — это дело рук Великобритании и Соединенных Штатов», но все же Зеленского не критикует, а главное, в пространном ответе на вопрос о мире в Донбассе никак не упоминает о том самом новом формате переговоров, о котором стал говорить в декабре.