По итогам первого тура 2 октября 2021 года, как известно, правящая партия «Грузинская мечта — демократическая Грузия» («ГМДГ», или «мечтатели») одержала победу на местных выборах, набрав 46,69% голосов.

На втором месте находится оппозиционная партия бывшего президента Михаила (Мишико, Михо) Саакашвили — «Единое национальное движение» («ЕНД», или «мишисты») с 30,7% голосов. Решающая битва развернется в 20 городах и районах из 64. Там, где в первом туре ни один из кандидатов в мэры не смог набрать достаточное для победы количество голосов.

Владимир Скачко: кто он
Владимир Скачко: кто он
© https://vesti-ukr.com/

Но в голосовании могут принять участие около 2 млн. человек — около 59% от общего числа избирателей по стране. Потому что не решен вопрос местной власти в четырех главных самоуправляемых городах Грузии: в Тбилиси — столице страны и единственном городе-миллионнике, а также в городах с населением более чем 100 тысяч — Батуми, Кутаиси и Рустави.

Кто сражается

И в 17 из 20 неопределившихся городах и районах, повторяю, «мечтателям» противостоит партия «мишистов».

Международная компания «Ipsos Global» по заказу оппозиционной телекомпании «Мтавари» провела опрос и выяснила, что за несколько дней до голосования только в Тбилиси лидировал провластный кандидат-«мечтатель» — знаменитый футболист киевского «Динамо» и итальянского «Милана» Каха Каладзе (51,6%), опережая «мишиста», более того, лидера «ЕНД» Нику Мелия (48,4%). В других важных городах побеждали бы «мишисты». В Батуми, столице Аджарии — Георгий Киртадзе, в Кутаиси — хорошо знакомая Украине и украинцам Хатия Деканоидзе, в Рустави — Давид Киркитадзе.

Сегодня, до их победы, нет надобности подробнее характеризовать этих людей, но очевидно одно важное обстоятельство: они не случайны во власти и имеют кое-какой опыт госуправления на местном и общегосударственном уровне. Киртадзе — бывший председатель Батумского органа самоуправления и многоразовый депутат Верховного совета Аджарии. Деканоидзе — с 2007 года то руководитель Полицейской академии МВД Грузии, то министр образования и науки этой страны при Саакашвили, то начальник Национальной полиции Украины. Киркитадзе — экс-губернатор края Квемо-Картли.

Сегодня к тому же очевидно, что на исход будущих выборов влияют два фактора — возвращение в Грузию и арест экс-президента Саакашвили и то, что победа его сторонников вполне может стать прелюдией будущего поражения власти, несмотря на ее кажущуюся нынешнюю победу и силу.

Денисова требует реанимации Саакашвили, от которой сам он отказался
Денисова требует реанимации Саакашвили, от которой сам он отказался
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Фактор Михо

Уже очевидно, что неожиданное для многих нелегальное возвращение в фуре с молочными продуктами Саакашвили в Грузию — это не только его авантюра, очень похожая на последний шанс безумия, на игру ва-банк, но и хорошо продуманный план. Не исключено, что даже шаг, согласованный там, где его обычно и согласовывают, — в штабе «цветных революций», где и обретаются их организаторы, спонсоры и кураторы.

Возвращение Саакашвили, со стороны очень похожее на вбрасывание пачки дрожжей в, извините, весенний нужник «врагу», не просто взорвало Грузию, но и подсадило ее на мину замедленного действия. Оно, с одной стороны, обнажило и актуализировало все внутренние проблемы самой Грузии — политические, социально-экономические, международные.

Оказалось, что дела у власти традиционно не так уж хороши, как ей хотелось бы, а у Саакашвили в Грузии очень много сторонников. Как реваншистов, которые «расцвели» при нем, а потом с его поражением и бегством из страны в 2013 году все потеряли, так и разочаровавшихся уже во власти нынешних правящих «мечтателей».

С другой стороны, во власти в Грузии пребывает вполне прозападный президент, бывшая гражданка Франции Саломе Зурабишвили, и такая же прозападная партия «ГМДМ», отличающаяся от «мишистов» исключительно более прагматичным подходом к экономике, но отнюдь не возвращающаяся в орбиту влияния России, в чем ее обвиняют. Более того, в Грузии даже на горизонте нет так называемых пророссийских политиков с более-менее заметным рейтингом популярности — так все там зачищено по очереди и «мишистами», и «мечтателями».

Саакашвили отказался переезжать в тюремную больницу, опасаясь за свою жизнь
Саакашвили отказался переезжать в тюремную больницу, опасаясь за свою жизнь
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Однако внешним кураторам явно не нравится даже этот прагматизм «мечтателей». И они готовы взорвать Грузию и даже вернуть на ее политический олимп Саакашвили. Чтобы опять активизировать Грузию, как гнойник под боком России. О чем, кстати, свидетельствует и то, что:

— Грузию весной-летом этого года втолкнули в так называемое «ассоциативное трио» наряду с Украиной и Молдавией, ориентированное исключительно русофобски;

— президента Зурабишвили буквально заставили поехать в Киев с визитом и благословить это «трио» вопреки всем протестам официального Тбилиси против назначения в украинскую власть осужденного в Грузии Саакашвили. Но Зурабишвили заставили, и она поехала и русофобствовала в Киеве, как миленькая;

— в Грузии побывал министр обороны США Ллойд Остин и проверил, готова ли Грузия давить на Россию через Южную Осетию и Абхазию, где однозначно есть российское присутствие.

Вот поэтому-то все шаги Саакашвили в тюрьме после возвращения и похожего на поддавки ареста (голодовки, демонстрация пошатнувшегося здоровья, «письма из неволи») и акции его сторонников за пределами темницы (митинги протеста, шествия «фриМиша» и т. д.) — это хорошо спланированная и профинансированная с Запада череда акций, призванных вызвать турбулентность в стране, держать ее в напряжении перед выборами и повлиять на их исход. Потому что Грузию опять активизируют и хотят попользовать в антироссийской геополитической игре.

Операторы протеста

Что может дать победа «мишистов» в указанных городах в стране, где не так сильная децентрализация власти и регионы во многом зависят от центра?

Казалось бы, мало. Ан нет. По Конституции и законам Грузии мэры городов избираются на четыре года и имеют довольно обширные полномочия. Мэры разрабатывают бюджет муниципалитета, координируют вопрос военного призыва, принимают решение по экономическим вопросам и вопросам развития, инфраструктуры, здравоохранения, образования, культуры, спорта, экологии в пределах своего города и района. Они же утверждают глав районов, принимают решения о награждении и присуждении конкретным лицам почетных статусов, издают приказы и распоряжения, имеют право вето на решения сакребуло (совещательные органы, советы) и право распустить его, хотя и обязаны перед этими сакребуло отчитываться раз в год.

В тюрьме, где отбывает срок Саакашвили, заперли и затемнили окна на его этаже
В тюрьме, где отбывает срок Саакашвили, заперли и затемнили окна на его этаже
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Грузинские обозреватели и специалисты указывают, что эффективность работы мэров напрямую связана с качеством сотрудничества с депутатами сакребуло. А это сотрудничество, равно как и работа региональной власти, может быть сведено к нулю, если мэр — оппозиционер, а сакребуло — в руках провластной партии.

Однако, похоже, что во многих случаях организаторам и инициаторам нынешней ситуации в Грузии именно паралич власти на местах и нужен. И мэры-оппозиционеры нужны как организаторы и операторы протестов против власти и давления на нее для достижения нужных целей. Как говорится, не догнать, так согреться, не победить, так надавить на власть и не мытьем, так катаньем добиться своего.

Это все очень хорошо видно на примере Тбилиси, где, по последним данным ЦИК, проживает более 1 миллиона избирателей, а значит, город — зеркало происходящих процессов. И «мечтателю» Каладзе, который обещает сделать городской бюджет сплошь социальным и направленным в основном на развитие бизнеса и инфраструктуры столицы, противостоит не рядовой «мишист», а лидер всей партии Мелия.

Он от имени «ЕНД» Саакашвили, кроме тоже щедрых социальных обещаний, уже предложил в случае своей победы создать и реальную, и параллельную коалиционную, если хотите, «теневую» мэрию — с участием всех оппозиционных сил. Чтобы, значит, с центральной властью бороться сообща.

А революции, как известно, случаются именно в столицах. На это и расчет. Как в 2003-м, когда удалась «революция роз».

Резюме

Сейчас противоборствующие стороны в Грузии застыли на низком старте. И очень многое будет зависеть от явки избирателей на второй тур. Многие в Грузии уверены, что победившая власть уже выбрала свой ресурс, а вот противостоящие силы — нет, потому что действовали каждая за себя. И вот теперь они могут объединиться под оппокандидатами. Вот потому-то Михо и дуркует в тюрьме, как бы рискует здоровьем и всячески хайпует — ему нужна массовость любой ценой.

Так что посмотрим. Но очевидно, что для Саакашвили даже поражение не сведется к сакральному «либо пан, либо пропал». Он не утонет, если останется жив, — такие нужны Западу и не только в Грузии. И «мишисты» будут бодаться очень серьезно — на кону и жизнь вождя, и власть, и деньги.