В следующий понедельник, 12 сентября, в польский город Вроцлав (воеводство Нижняя Силезия) съедутся сотни украинских гастарбайтеров со всех концов Польши, чтобы перед зданием местной полиции провести акцию протеста. Дело в том, что их соплеменника Дмитрия Никифоренко вроцлавские полицейские забили до смерти, и об этом случае стало известно лишь благодаря польским оппозиционным СМИ.

Чешские министры разругались из-за украинских гастарбайтеров
Чешские министры разругались из-за украинских гастарбайтеров
© РИА Новости, Кирилл Каллиников / Перейти в фотобанк

Жизнь бывшего жителя Тернополя Дмитрия Никифоренко, который так и не дожил до 26 лет, была обычной для человека его поколения: окончил школу, отслужил в украинской армии. Поскольку в зону АТО/ООС Дмитрий не попал, то ветеранских льгот не имел, а значит, и шансов найти на Западной Украине нормальную работу. Два с половиной года назад уехал в Польшу, чтобы заработать хоть какие-то деньги. Как и сотни тысяч соотечественников, подрабатывал в основном на стройках и на фабриках. На своей странице в Facebook на вопрос друга, как работа, ответил: «Спасибо, всё хорошо». В Польше познакомился с девушкой из Полтавы Сюзанной Водоливовой, в сентябре у них была намечена свадьба. В последний раз они виделись утром 30 июля.

В ту роковую пятницу Дмитрий после работы позвонил Сюзанне и сказал, что задержится — коллеги-гастарбайтеры отмечали конец рабочей недели, и он не хотел быть белой вороной, потому что лишь недавно начал работать на этой стройке. Ребята поджарили сосиски, выпили по бутылке пива, а также одну бутылку водки на всю компанию из 20 человек. Причём это подтверждают не только свидетельские показания, но и данные анализов Дмитрия, в крови которого было обнаружено менее 1,5 промилле алкоголя (лёгкая степень опьянения).

Как бы там ни было, алкоголь подействовал на Никифоренко плохо — его вырвало. Товарищи посоветовали ему отправляться домой, он пошел на автобус вместе с тремя коллегами, которые около 18:40 усадили его в салон. Именно тогда Дмитрий в последний раз общался по телефону с Сюзанной, после чего он исчез. Девушка начала его искать, но лишь на третий день полиция сообщила ей, что Дмитрий умер во вроцлавском вытрезвителе. Ситуация сразу была странной, поскольку тело разрешили опознать лишь через неделю. Поначалу полицейские говорили, что парень умер от остановки сердца, и лишь перед самым опознанием сообщили, что Дмитрий вёл себя агрессивно, и его пришлось связать, ведь следы от ремней были видны на теле.

Украина - страна без будущего: гастарбайтеры рассказали, почему уезжают навсегда
Украина - страна без будущего: гастарбайтеры рассказали, почему уезжают навсегда
© РИА Новости, Николай Хижняк / Перейти в фотобанк

Тело Дмитрия Никифоренко в закрытом гробу в середине августа привёз в Тернополь его старший брат, который также был на заработках в Польше. «Когда хоронили сына, мы догадывались, что что-то не так, зная, что он был в полиции. А там, как попадёшь, то может быть что-то нечистое. Но тогда нам никто ничего не сказал о причине смерти», — говорила позже мать погибшего Галина Никифоренко. До правды удалось докопаться лишь журналистам самого влиятельного польского оппозиционного СМИ — Gazeta Wyborcza.

Публикация этой газеты от 2 сентября под заголовком «Смерть украинца во Вроцлаве. Полчаса каторги в вытрезвителе» произвела эффект разорвавшейся бомбы. Журналист Яцек Гарлукович получил записи с камер наблюдения в вытрезвителе, которые зафиксировали, что 30 июля в 22:27 полицейские завели туда Дмитрия Никифоренко. На его лице были следы от применения слезоточивого газа, руки были закованы в наручники, при этом полицейские выворачивали их вверх, пригибая голову парня почти к земле. Когда наручники расстегнули, Дмитрий попытался встать. В этот момент на него набросились шесть человек — полицейские и сотрудники вытрезвителя. Они садились на парня, прижимали его голову к полу коленом, привязали ремнями к кровати, избивали его кулаками и дубинками и постоянно душили.

Это продолжалось полчаса, пока в ситуацию не вмешался врач. Реанимационные меры не были успешными, и Дмитрий умер в 23:53. После чего все виновники дали показания о том, что погибший был агрессивным, нападал на персонал вытрезвителя и полицейских, а одного из них укусил за палец (последнее соответствовало действительности, произошло это уже в ходе зверского избиения парня). При этом нагрудные камеры полицейских, которые до того нормально работали весь день, загадочным образом оказались выключенными.

Именно поэтому до сих пор остаётся загадкой, что происходило с Дмитрием в период между его доставкой в вытрезвитель и моментом, когда парня в последний раз зафиксировала камера наблюдения городского автобуса — это было в 21:24. До того всё произошедшее известно: подвыпившего украинца заметила пожилая пассажирка автобуса и сообщила об этом водителю, тот вызвал бригаду скорой помощи. Приехавшие врачи зафиксировали, что парень пьян, но его жизни ничего не угрожает. Они усадили Дмитрия на лавку на конечной остановке автобуса, вызвали полицию и уехали, следом за ними уехал и автобус. Когда прибыли полицейские и почему они решили заковать Дмитрия в наручники и «угостить» слезоточивым газом, неизвестно, ведь камеры наблюдения ни в автобусе, ни в вытрезвителе не зафиксировали агрессивного поведения парня.

Киев не защищает украинских гастарбайтеров, а ЕС закрывает глаза на украинскую коррупцию — Гожый
Киев не защищает украинских гастарбайтеров, а ЕС закрывает глаза на украинскую коррупцию — Гожый
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Официально причина смерти украинца до сих пор не установлена. По данным польского издания, предварительные выводы экспертов указывают на то, что вероятной причиной смерти стало насильственное удушение. Расследование смерти Дмитрия Никифоренко ведёт районная прокуратура Свидницы — оно было перенесено туда из Вроцлава, чтобы избежать обвинений в предвзятости. Дело расследуется по статье 155 УК Польши (непредумышленное убийство), однако пока обвинения никому не предъявлены. Следователи ждут результатов вскрытия, назначены дополнительные анализы. Газета отмечает, что лишь накануне публикации статьи четырех полицейских отстранили от службы, а в отношении двух из них начата процедура увольнения. При этом, по словам главного комиссара полиции Нижней Силезии Камила Ринкевича, стаж службы отстранённых полицейских — от 2 до 19 лет. Уволился также один из санитаров вытрезвителя, участвовавших в избиении украинца.

Среди украинских гастарбайтеров в Польше, число которых, несмотря на пандемию, превышает 1,5 миллиона человек, смерть Дмитрия Никифоренко вызвала огромный резонанс, поскольку каждый спроецировал его судьбу на себя. Правда, пока что протестные настроения ограничиваются постами и комментариями в соцсетях. На акцию протеста возле здания полиции Вроцлава 4 сентября вышли всего несколько десятков профессиональных польских активистов из левых и либеральных организаций. Однако на 12 сентября запланирована уже массовая акция, которую готовят сами гастарбайтеры, планирующие приехать во Вроцлав со всей Польши.

Значительная часть украинцев, находящихся в Польше, уверены, что их соплеменника убили именно по национальному признаку, поскольку в последние годы в этой стране резко выросло количество конфликтов на почве ксенофобии поляков. Кстати, гастарбайтеры обвиняют не только польские, но и украинские власти, — мол, последние в приступе геополитической любви Киева и Варшавы забывают о защите своих граждан.

При этом польские власти изо всех сил пытаются доказать, что, во-первых, национальный вопрос тут ни при чём, а во-вторых, что они активно борются с проявлениями полицейского насилия. По словам замминистра внутренних дел Польши Мачея Вонсика, сейчас прокуратура расследует два факта превышения служебных полномочий полицией: смерть гражданина Украины во Вроцлаве и гражданина Польши в Люблине. Однако стоит отметить, что после того, как 6 августа при задержании люблинской полицией (кстати, тоже с применением удушающих приёмов, колена на шее и т.п.) умер 34-летний наркоман Бартош Соколовский, дело было открыто сразу, а на протесты перед зданием полиции собралось несколько сотен разъярённых горожан.

С другой стороны, полицейские из Вроцлава не впервые убивают задержанных. Так, 15 мая 2016 года они задержали поляка Игоря Стаховяка, которого в полицейском участке электрошокером забили до смерти. Об этом ныне вспоминают практически все польские СМИ, тем более что дело в связи с этим убийством также открыли только после журналистского расследования. Кстати, «дело Стаховяка» — редкий случай, когда четыре бывших полицейских получили реальные сроки, от 2 до 2,5 года тюрьмы. А вот о том, что в ноябре 2020 года в Бжезинском уезде Лодзьского воеводства местные полицейские также при помощи электрошокера безнаказанно убили украинского гастарбайтера (тоже приехавшего из Тернопольской области и тоже слегка выпившего), никто не написал — ни в Польше, ни на Украине.

Правда, украинская редакция радио «Свобода» в материале об убийстве Дмитрия Никифоренко поместила ссылку на новость о том, что в мае этого года суд в Лиссабоне приговорил к 7-9 годам лишения свободы трёх инспекторов Службы по делам иностранцев и границ Португалии. Эти правоохранители в марте 2020 года в аэропорту Лиссабона забили до смерти гражданина Украины Игоря Гоменюка. Хотя избиение продолжалось несколько часов, после чего украинца без сознания бросили на пол камеры, где он и задохнулся, судили инспекторов за непредумышленное убийство.

Стоит отметить, что для польского правосудия «честь мундира» убийц в полицейской форме всегда была важнее судьбы жертв, особенно если у последних был украинский паспорт. Напомню, первая резонансная смерть гражданина Украины от рук польских правоохранителей произошла более двадцати лет назад. 28 января 2001 года возле города Свидник в Люблинском воеводстве польские полицейские на глазах беременной жены застрелили Сергея Кудрю. Он был трезв, но это не спасло его от нескольких пуль в голову практически в упор. Полицейские тогда получили 1,8 и 2 года условного наказания. Только после пяти лет судов удалось выбить из польской полиции чуть больше 100 тысяч долларов компенсации. Семья Кудри требовала в несколько раз больше, но польский суд издевательски написал в решении, что именно поведение убитого стало причиной случившегося. Сергею Кудре на момент убийства было 25 лет — как и Дмитрию Никифоренко.