«Большая реставрация» обернулась для региона большим скандалом

Западная Украина по праву считается средоточием памятников истории и культуры. Правда, подавляющее большинство из них пребывает в весьма жалком — если не катастрофическом — состоянии. Потому неудивительно, что в регионе давно ждали, когда прошлогодние обещания Владимира Зеленского о запуске программы «Большая реставрация» станут реальностью.

И вот 18 мая Министерство культуры и информационной политики, наконец, объявило список из 109 объектов — с учетом рейтинга, — принявших участие в отборе в рамках проекта «Большая реставрация». В перечень вошли проекты по реставрации, консервации и ремонту памятников культурного наследия, в том числе замков, других фортификационных, оборонных, дворцово-парковых комплексов.

Как сообщило министерство, отбор проектов был проведен экспертной группой путем оценки каждого из них и дальнейшего формирования рейтинга проектов. В экспертную группу вошли представители Минрегиона, Минэкономики а также ведущие ученые, эксперты, архитекторы и реставраторы. Хотя объекты были выбраны по всей территории Украины, однако больше всего баллов в рейтинге набрали памятники из западного региона. К примеру, первое место заняла Семинарская церковь Резиденции Митрополитов Буковины и Далмации, в которой мы с женой имели счастье венчаться в августе 1992-го — первыми с 1944 года, когда этот храм был закрыт.

Однако уже через три дня оказалось, что Минкульт привычно ввёл общество в заблуждение, поскольку именно 18 мая министр Александр Ткаченко подписал официальный приказ, из которого следует, что, во-первых, никакой программы «Большая реставрация» не существует — выделение денег на памятники истории и культуры будет происходить в рамках распилочного «Большого строительства». А во-вторых — перечень объектов, финансирование которых предусмотрено в 2021 году, ограничивается двадцатью двумя, при этом с вышеупомянутым рейтингом он не имеет практически никакой корреляции. Приказ и приложение к нему со списком из 22 объектов были опубликованы лишь 21 мая, что наводит на мысль: его корректировали уже после подписания самого приказа.

Формально в списке 10 памятников из Западной Украины, но фактически речь идёт о восьми, поскольку три объекта являются частью заповедника «Хотинская крепость» (Черновицкая область). Остальные семь — это заповедник «Древний Галич» (Ивано-Франковская область), замки в Жовкве, Олесско и Подгорцах (Львовская область), здание театра имени Заньковецкой во Львове, а также замки в Збараже и Черткове (Тернопольская область).

Последний факт вызвал ироничную реакцию известного enfant terrible украинской политики, депутата Верховной Рады Максима Бужанского. В своём телеграм-канале он написал: «Да ну, Чертков известнейшее во всем мире место, туристическая бомба, где то между Стоунхенджем и Пирамидами. Вообще не слышали про Чертков? Ну ладно, нет — так нет. Но теперь знаете, куда идёт первый транш из выделенных на Большую Реставрацию пяти миллиардов. Потому что эксперты восхитились Чертковом, а вовсе не из-за того, что это родной городок нардепа Евгении Кравчук, заместителя главы гуманитарного комитета, ранее возглавляемого ныне министром культуры Александром Ткаченко, чьё ведомство и составило перечень объектов для реставрации».

Но если для жителя Днепра Бужанского публикация списка «большого распила» стала лишь очередным поводом потроллить западно-украинцев, то в областях региона отсутствие финансирования местных объектов было воспринято как трагедия. Разочарованные новости типа «наш замок в этом году реставрировать не будут» стали одной из главных тем в СМИ Западной Украины 21 мая.

Не обошлось и без реакции местных политиков. Так, председатель Закарпатского областного совета, бывший губернатор области Алексей Петров написал, что ни один объект из Закарпатья не попал в список финансирования, поскольку «Кабмин решил внести маленькую, но существенную правку: объекты коммунальной формы собственности не могут принимать участие в конкурсе». «Выходит, что Ужгородский замок и областная филармония, деревянные церкви края не нуждаются в государственной поддержке и потеряли свою историческую ценность только потому, что они находятся в коммунальной собственности области или общины? Какой-то абсурд. Закарпатье, где на каждом шагу встречаешься с многовековой уникальной историей — не входит в программу «Большая Реставрация», зато первое место в конкурсе получает объект, датированный 1878 годом» — грустно констатировал Петров.

Президент «назначает» депутатов и «префектов»

Местные аналитики не исключают, что отсутствие в упомянутом списке объектов из Закарпатской области связано ещё и аппаратными играми. Дело в том, что новоназначенный глава местной организации президентской партии «Слуга народа», депутат Верховной Рады киевский ресторатор Николай Тищенко, пытается любое положительное событие в крае — восстановление авиасообщения, спасение детской железной дороги, постройку нового аэропорта и т.д. — связать исключительно со своей деятельностью. Так что вполне возможен вариант, когда он публично обратится к президенту по этому поводу, и в списке на финансирование реставрационных работ появится, например Ужгородская филармония — где Зеленский не так давно был.

При этом у Тищенко, похоже, сносит крышу от ощущения своей значимости. На сессии Закарпатского совета, состоявшейся 20 мая, он обратился к депутатам по видеосвязи и назвал себя «префектом президента». Местные СМИ отреагировали на это по-разному, однако все в той или иной форме подчеркнули: подобное заявление — претензия на роль «теневого губернатора», которому должны подчиняться и формальный глава Закарпатской областной государственной администрации (ОГА), и председатель облсовета.

Учитывая тот факт, что Владимир Зеленский в частных разговорах любит предлагать собеседникам различные должности — к примеру, убийце и наркодилеру Сергею Стерненко президент Украины на полном серьёзе предлагал руководящую должность в Одесском главке СБУ — то Тищенко вполне мог быть обещан чин префекта после проведения конституционной реформы.

А на своей пресс-конференции 20 мая Зеленский в прямом эфире де-факто назначил депутатом Верховной Рады от округа №87 (Ивано-Франковская область) спортсмена Василия Вирастюка. Комментируя решение ЦИК, которая 19 мая вопреки Верховному Суду опять признала Вирастюка избранным депутатом парламента, президент Украины заявил, что комиссия действовала в соответствии с украинским законодательством, а победил на выборах в округе выдвиженец партии «Слуга народа».

«Василий Вирастюк победил на выборах. Это не какой-нибудь маленький бизнесменчик, это наша гордость — Василий Вирастюк. Он оттуда, я уверен, что за него голосовали. Я не говорю о господине Шевченко, лично о нём. Господин Вирастюк, к нему нет вопросов — чистый человек. Я уверен, что он всех там на участке разбил, я так считаю», — сказал Зеленский. Естественно, что после таких слов ожидать ещё одного решения об отмене признания победы Вирастюка не приходится.

«День вышиванки» из-под палки

В четвёртый четверг мая на Украине в 15-й раз отметили так называемый «Всемирный день вышиванки». Придумали этот праздник студенты Черновицкого университета с целью сохранения украинских традиций. Правда, подавляющее большинство вышитых рубах, которые надевают «профессиональные украинцы» в этот день, произведены в Китае, а значительная часть изготовленных на территории Украины имеет карманы, пуговицы и даже застёжки-молнии, что не имеет никакого отношения к народным традициям.

Кроме того, с каждым годом этот «праздник» всё больше становится «обязаловкой» для преподавателей, учеников и студентов, а также для сотрудников государственных и коммунальных органов и предприятий. К примеру, в Черновцах 20 мая похвастались, что 100% водителей коммунального транспорта вышли на маршруты в вышиванках. Но попробовали бы они не выйти — ведь городское троллейбусно-автобусное управление готовит массовое сокращение персонала! Также по всему региону массово фотографировались в вышиванках чиновники, служащие полиции и МЧС.

Хотя в минувший четверг на улицах западно-украинских городов действительно можно было увидеть немало обычных людей в вышиванках, однако ранее привычных «маршей вышиванок» в этот день практически нигде не было. Во-первых, само словосочетание теперь ассоциируется с маршами памяти дивизии СС «Галичина», а во-вторых — на марши именно во «Всемирный день вышиванки» выходит всё меньше народу. К примеру, в Ужгороде такая акция собрала всего 200 людей — видимо, поэтому там решили 23 мая организовать ещё и велопробег в вышиванках. Решение же властей Тернополя сделать 20 мая бесплатным проезд в коммунальном транспорте для людей в вышиванках не особо повлияло на их количество в городе, а в «забеге в вышиванках» приняли участие менее сотни тернополян.

Зато организаторы праздника нашли бесплатные «модели» для вышиванок, наряжая в них городские скульптуры и памятники. Так, во Львове в стилизованную народную одежду облачили львов и центральные фигуры фонтанов у входа в ратушу, в Тернополе — памятник Ивану Франко, а в Луцке — парковый памятник певцу Кузьме Скрябину.

При этом вышиваномании явно не хватает размаха. К примеру, именно 20 мая в Каменце-Подольском начали собираться фанаты воздухоплавания, которые последующие три дня будут наблюдать за полётами 16 огромных воздушных шаров. Но ни один из этих шаров никто не догадался полностью или хотя бы частично раскрасить в узоры вышиванки — хотя все экипажи из Украины. Как тут не вспомнить слова покойного Ивана Драча, сказанные им в 2017 году в интервью Дмитрию Гордону: «Пустобрехи в вышиванках выпускают их на ширинку и там, где мотня, все время их зассыкают…"