Это неоспоримо, что в прямом, что в переносном смысле. Но истина и то, что белорусский Майдан — факт, игнорировать его невозможно. Он родился. С воскресенья 16 августа его больше нельзя мерить лекалами украинского, грузинского, киргизского, армянского, арабского, китайского, французского или какого угодно другого. Его особенность исключительно в национальном вкусе. Давление народа, родившегося и выросшего при одном правителе, на него самого с целью избавиться от его опеки.

Президент-пророк

Все с нетерпением ждали, какие события ждут нас неделю спустя после дня выборов в Белоруссии. Многие ожидали нового силового штурма и волны насилия, вплоть до гражданской войны. Были и те, кто надеялся, что Лукашенко все же уйдет. Последние просчитались. Лукашенко на людях тверд, как никогда. Это та черта его характера, которая так нравится его сторонникам и которая выбешивает его ненавистников.

О политике на даче: антимайдан Лукашенко против национальной забастовки
О политике на даче: антимайдан Лукашенко против национальной забастовки

Александра Лукашенко объявили победителем на выборах, его результат был именно таким, каким его все видели, ни на йоту он не отступился от намерения «не отдавать власть никому». Что значит последний тезис, неоднократно озвучивавшийся им лично и продублированный в великолепной речи на митинге 16 августа? Это значит, что по крайней мере до сегодняшнего дня (а дальше будет видно) Лукашенко твердо решил остаться у власти, несмотря даже на какое угодно давление какого угодно числа противников. В этом он из мировых автократов не одинок, таковые есть и сейчас — все они его друзья и союзники: президенты Сирии и Венесуэлы. Результаты подобной твердости в их странах несколько разнятся, но они драматичны. Этот пример пока не остановил Лукашенко. Как следует из его эмоций на митинге, слов и посылов — причиной-следствием, альфой и омегой нынешнего, весьма благополучного по любым стандартам, состояния его страны, является он сам.

Он великолепный оратор, а драматизм ситуации, в которой он очутился, добавил к прирожденным и выработанным навыкам сценической речи еще и звук библейской трубы. Воскресная речь Бацьки была совсем не из наших времен. Это был призрак бурного 1917 года, эпохи Великого Октября, память о которой он увековечил в белорусском календаре, ни на одну букву не изменив места, смысла и силы.

Если бы он именно так проводил свою предвыборную кампанию, может быть, история с выборами 2020 года повернулась бы иначе. Но случилось то, что случилось. И в воскресенье 16 августа яростному оратору иных эпох внимало лишь несколько тысяч свезенных для этой цели его сторонников. Выражая благодарность им, Бацька большую часть речи посвятил все же тем, кого не было на площади Независимости — куда большей и куда младшей аудитории. Это было яростное обличение неблагодарных детей, кто не знает, в каком состоянии «кровавого обрубка» принял отец их землю. О том, что всем, что есть теперь, они обязаны ему. Он говорил голосом пророка о том, что случится, если его не будет. Подобно пророку, он заговорил и о своей смерти. О том, что даже умирая он не позволит разрушать его творение, а из загробного мира будет продолжать быть президентом-отцом Белоруссии. Никогда в обозримом прошлом не было такого правителя постсоветского мира, который бы выражая мысли подданным, поднялся бы до такого уровня трагедии. Каждое слово Бацьки было истиной пророка. И подобно всем пророкам — этому также не суждено быть услышанным своим народом.

Лукашенко: Не я породил жестокость на улицах
Лукашенко: Не я породил жестокость на улицах
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

Восставшие дети

Его речь была поистине библейской. И, как написано в Библии: «Я воспитал сыновей, а они возмутились против меня». «Дети» Лукашенко восстали против него, не слушали и не слышали ни одного его слова. Они даже не желали их слышать.

Опускаясь на нашу грешную землю с высоты публицистического слога, стоит сказать, что подобная ситуация восстания детей против родителей стара, как человечество. Пока Лукашенко гремел своими пророчествами, нескончаемый бело-красный поток шел мимо, не обращая на него ровно никакого внимания, улицами Минска, направляясь совсем в другую сторону от той, куда вел твердой рукой Белоруссию президент их страны 26 лет. Они не думали и не сознавали всей той семейной драмы, которая разверзлась над их радостным настроением коллективного бессознательного. Ибо огромное собрание восставших против Лукашенко детей проходило в декорациях гигантских, величественных сооружений, созданных именно им — их отцом. И в этом сократовская глубина трагедии очевидного заката «эпохи Бацьки».

Если он будет вынужден уйти или будет свергнут, что так, что так — в его время будет послан смачный плевок. Ибо толпа восставших современников всегда неблагодарна. Благодарность — удел потомков. Безусловно, все то, о чем говорил Лукашенко, сбудется, как только его не станет. Все его государство будет разрушено, его памятники свержены, а его имя будет предано поруганию и забвению. Но не очень надолго. Потому что те французы, которые в сентябре 1792 года, разражаясь радостными криками, мочили платки в крови своего короля, которая стекала с эшафота, всего через 20 лет будут приветствовать нового короля, иллюминировав все дома Парижа простынями с вышитыми на них геральдическими лилиями Бурбонов. Отчего цены на парижское белье невероятно взлетят. А парижский палач Сансон, который и отсек монаршую голову, скажет, что в душе всегда был монархистом.

И мы, люди бывалые и пожившие, скажем, горько улыбаясь и глядя на глумливые фотографии, сравнивающие количество людей на «свезенном» митинге Бацьки и «народном Вече»: придет время, когда мало кто из тех, кто побежал за большинством, признает, что он это сделал. И прозорливо добавим: будут и те, кто станет лгать, что лично он-то внимал Бацьке. Такова история, такова жизнь.

Лукашенко отверг повторные выборы
Лукашенко отверг повторные выборы
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк

Вернувшись на землю

Накануне воскресного «момента истины» — а 16 августа очень многие аналитики и наблюдатели называли решающим — картина вырисовывалась мрачноватая.

Белорусская власть, одержав блестящую победу в первые два дня, внезапно остановилась и опустила руки. Невооруженным взглядом было видно, что это произошло благодаря вмешательству неких внешних сил.

Запад предлагал Лукашенко только один путь — Януковича. Руководители стран-лимитрофов — Латвии, Литвы, Польши, Украины — предложили повторные выборы. То есть добровольный отказ Лукашенко от власти.

В своей речи президент открыл некоторые детали, которые до него не приводил ни один «инсайдер». Лукашенко сообщил, что для коллективного Запада он больше не президент (сбылась вековая мечта!), а во избежание сползания Белоруссии в хаос уже существует план на переходный период и даже есть «два состава правительства». Это было озвучено самим Лукашенко. Все это в субботу знал только он и его окружение, но более никто. 15 августа было видно, что нервы президента РБ на пределе, когда он заявил о том, что нуждается в телефонном разговоре с Владимиром Путиным. Этого ждали все его сторонники. Разговор длился почти час, сразу же после него Лукашенко несколько оживился, и его риторика вновь стала угрожающей. Он сообщил, что все возникшие в Белоруссии проблемы будут вскоре урегулированы, а Россия при первом запросе окажет всестороннюю помощь по обеспечению безопасности страны, если в ее отношении возникнут внешние военные угрозы.

Эта часть речи белорусского президента заставила запад несколько напрячься. Тем более, что и в субботу, и в воскресенье глава РБ вдруг стал воинственен и в его словах залязгали танковыми траками «натовские армады», через Белоруссию пролегла «Линия Керзона», и вообще в воздухе запахло 1939 годом. Нужно сказать, что протестная толпа, собиравшаяся на воскресный оппозиционный митинг, никакого внимания на эти слова не обратила. В силу возраста, которому было уделено столько внимания в самом начале этого повествования. Современная белорусская молодежь не понимает чисто советского смысла слов «натовские армады», не в курсе, что такое «Линия Керзона», а «1939» для них вполне может ассоциироваться с набором цифрового кода для входа в чей-нибудь аккаунт. Иное дело сторонники Лукашенко. Они впервые, после того, как вдруг власти РБ включили «заднюю передачу», немного приободрились, так как замаячила поддержка России, вместо удручающего ее молчания. Сразу же после созвона президентов российские СМИ кинулись на помощь. Но это мелочи. Главное, что понимали сторонники власти РБ — это то, что в отличие от Януковича, Лукашенко от своих слов не отступается и обязательно воспользуется личной поддержкой Путина в полной мере. Другое дело, как?

Когда молчание - не золото. Почему Лукашенко проиграл информационную войну
Когда молчание - не золото. Почему Лукашенко проиграл информационную войну
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Ближайшие перспективы

Белоруссия в тупиковом кризисе. 16 августа в городах Белоруссии родился индивидуальный национальный Майдан. Было заявлено о том, что ни о каком снижении накала протестов не может быть и речи. Цель — уход Лукашенко и перевыборы. Президент, прекрасно зная эти планы, заявил, что выборы состоялись, результат 80,1% исключает фальсификацию, он президент, власть не отдаст, страну разрушить не позволит. Что получается? Майдан абсолютно многочислен, как все видели. Но у него отсутствуют вожди.

А у Лукашенко видимого большинства, может, и нет, зато у него есть милиция и армия. Перевес явно на стороне президента, потому что мирные протестующие белорусы больше на штурм не пойдут, будут ходить на ангельские протесты в свободное от работы время, что будет напоминать вечные народные гуляния без определенного смысла. На западные санкции Лукашенко наплюет. Не впервой, за ним Россия. Трудовые будни постепенно затянут протестную массу в текучку, желания бессмысленно ходить по улицам будет все меньше. И президент пересидит протесты, как он пересиживал все другие протесты и санкции. Но есть и нюансы: эйфорические настроения улицы могут овладеть армией-полицией. Там ведь тоже люди. И тогда — станция Дно. А пока президент и его войско под одним флагом, а население — под другим.