Осипший голос, уставший вид, тяжелое дыхание, потливость — все время утирал голову и лицо. Начало речи озвучивалось с помощью заготовленного текста и шло хоть твердо, но тяжеловато. Через час глава государства перестал заглядывать в текст, и тут его понесло на полчаса, да так, что аплодисменты по окончании выступления еще долго не смолкали. Но аплодировали пустой трибуне. Бацька, закончив речь, быстро удалился, так что слухи о болезни нашли новое подтверждение.

Прелюдия

Этого выступления ждали все сторонники президента. Они уже начали порядком тревожиться. Ибо складывалось впечатление, что Лукашенко как-то несерьезно подошел к собственной предвыборной кампании, переоценивая свою поддержку. Вместо того, чтобы хоть как-то пиариться, кандидат №1 вел себя так, как будто выборы его не касаются. Просто участились поездки по городам и весям, где Бацька по-свойски общался с трудящимися. Сначала казалось, что это и есть предвыборная кампания Лукашенко — реклама работоспособности в советском стиле. Пока кандидаты не определились, может так оно и было лучше. Тем более, что параллельно «свинтили» всех серьезных соперников кандидата от администрации президента.

Раздвоение главной белорусской личности. Что означает обращение Лукашенко к белорусскому народу
Раздвоение главной белорусской личности. Что означает обращение Лукашенко к белорусскому народу
© БелТА | Перейти в фотобанк

Точнее, серьезными они были или нет, никто понять не успел. Их слишком быстро удалили с поля. Что безусловно придало им ореол жертв и окутало мифом народной любви. Тут все объясняется просто. Протестная часть населения в Белоруссии есть, ее довольно много, в нее входит, наверное, большая часть молодежи, которой давно надоел действующий с их рождения президент. Есть профессиональные «змагары», есть «свядомые» интеллигенты, но молодежь — ядро протестного населения. И его агитировать не надо. Оно готово прямо сейчас проголосовать хоть за черта лысого, лишь бы не Бацька. То есть фактически имеем дело с «Эффектом Зеленского».

Вступление

Они ждали открытия окна возможностей, а раз так, то мессией готовы были признать кого угодно. Сначала за него приняли «блогера» Тихановского, который стал раскачивать улицу. Получился фальстарт. Мессия пришел рано. Потом за избавителя приняли газпромовского банкира Бабарико. Который также оказался в СИЗО, причем настолько быстро, что его даже не успели оценить. Бабарико раньше интереса к политике не показывал, но народ так соскучился по движухе! И как только банкир очутился в тюрьме, было объявлено, что это и есть творец смыслов. Оставался «айтишник» Цепкало. Он в тюрьму не попал, никто его не трогал, его просто не зарегистрировали, не признав 25 000 подписей в его поддержку. И он сбежал в Москву. Но это все померкло перед последовавшими событиями.

Интермеццо

Протестная аудитория, которая ждала выхода уже любого «Мессии», хоть упомянутого черта лысого, его наконец получила. Вернее Её. Митинги пошли и весьма. Во втором по величине городе Белоруссии, Гомеле, на митинг собрались более десяти тысяч человек, а в Минске и все тридцать, если не больше. Картинки в СМИ с этими митингами сопровождались весьма агрессивной рекламой и пиаром. И если с самого начала белорусы в массе относились к выборам, как к привычной скукотище и дежурному переизбранию Бацьки, то по мере развития событий все больше народа стали думать иначе. И поскольку Лукашенко хранил величественное молчание и явно свысока смотрел на Тихановскую и двух ее сценических напарниц, то уже к концу июля, в такси, кафе, на улицах, в курилках и кинотеатрах, не говоря о кухнях, стали поговаривать… что Тихановская может победить.

Эти слухи никто не пресекал, не развеивал, Бацька молчал, ничего не происходило, и настроения населения стали резко уходить от привычной поддержки традиционного президента. Очень вовремя были пущены слухи о его тяжелой болезни. Им привычно не верили. Бацьку хоронили, и не раз. Но когда в день задержания ЧВК-шников, увидели, что у Лукашенко из-под правой манжеты рубахи выглядывает прибинтованный катетер для капельницы — в болезнь стали верить через не хочу. Тем более, что молчал пул медийных площадок президента. До выборов неделя, Бацька молчит, обращение 3 августа отменяют. Думать начинали самое худшее. Но Бацька явился.

Алексей Зубец о заявлениях Лукашенко: Окно возможностей для модернизации белорусской экономики уже закрылось
Алексей Зубец о заявлениях Лукашенко: Окно возможностей для модернизации белорусской экономики уже закрылось
© Youtube / Алексей Зубец

Бенефис

Первые, кто был ошарашен его появлением — это упоминаемые в каждом публичном выступлении лично Бацькой Телеграм-каналы.

Свое выступление Лукашенко частично выстроил так, что апеллировал к этим, невидимым врагам, вещающим из Telegram, так что это был своего рода диалог-диспут.

Делая так, Лукашенко ставит себя в невыгодное положение, воюя с призраками без лиц и имен. Но, коль скоро он выбрал это, то его противники, которые и пустили слухи о болезни президента Белоруссии, были немало ошарашены, что он все-таки вышел с обращением и, несмотря на явные признаки недомогания, держался достойно.

Начало было неважным. Тяжело дыша, выглядя нездорово, глава государства начал с лекции о международном положении, в которой изобразил Белоруссию островком стабильности посреди бушующего океана «конца света». Затем, человек, который объявил коронавирусную пандемию «психозом», с дотошностью и горячностью начмеда стал рассказывать о том, как под его чутким руководством страна противостояла тому, чего по его словам не было.

Целый час он пользовался записями. Это сделало бы выступление унылым, если бы не твердость речи, взгляда и разговорной манеры, свойственной этому человеку. Но все равно выглядело, как отчетный доклад генерального секретаря ЦК КПСС.

К этому моменту невидимые враги пришли в себя, выстроили тактику и стали довольно зло ерничать над трансляцией. Делали акценты на состоянии Бацьки, акцентируя на том, что его речь скучна и зал спит. Все это было явной манипуляцией, особенно последнее. Они просто ловили кадры, когда зрители моргают, выдавая это за сон. И уже разочаровались зрители, думая, что это все так и останется стандартной говорильней, как вдруг Лукашенко перестал пользоваться бумажками и заговорил от себя. Это продолжалось полчаса и было настолько ярко, что вызвало бурные, главное — искренние аплодисменты.

«Попытка организовать бойню в центре Минска очевидна». Главное из обращения Лукашенко к народу
«Попытка организовать бойню в центре Минска очевидна». Главное из обращения Лукашенко к народу
© REUTERS, Maxim Guchek/BelTA

Кульминация

Лукашенко, вопреки состоянию здоровья заговорил от души и сердца. Он напомнил о том, что социальное государство, с бесплатной медициной, сохраненными предприятиями, рабочими местами, впечатляющей инфраструктурой и дерзкими проектами было построено его, Лукашенко, руками. Он с болью констатировал, что белорусская модель, сделанная им обратится в прах, если к власти благодаря многомятежному человеческому хотению, могут прийти случайные люди. Как он их называл «альтернативщики». Которые вернут страну в начало 90-х, к дерибану собственности. Что заводы будут разграблены, земля продана, а социальные выплаты станут частью истории. Что хищники вокруг только мечтают о том, чтобы не стало его — Лукашенко.

Он с болью говорил о молодежи. Было видно: Бацька понимает, что юноши и девушки в основном далеки от него. И он честно предупредил родителей, обратившись с просьбой не пускать их в день голосования на улицу. Он обижался на то, что молодежь, которая не знает СССР и периода его распада, не понимает мотивов своего президента. И пытается идти путями призрачных надежд, чтобы разочаровавшись в пустых мечтаниях, вернуться к отчему дому, но отца там уже застать не получится.

Оппоненток именовал «тремя девчонками», но претензии предъявлял не им, а к их закулисе. Кукловодам, которые и есть настоящие его оппоненты. Лукашенко показал, что они не знают законов, иначе не обманывали бы избирателей обещаниями отменить признанные состоявшимися выборы, чтобы объявить новые — честные. «Что вы пишете этим трем девчонкам?», — спрашивал он невидимых оппонентов. Но их в зале не было.

За всё хорошее против всего плохого. Что обещает Лукашенко перед выборами
За всё хорошее против всего плохого. Что обещает Лукашенко перед выборами
© REUTERS, Nikolai Petrov/BelTA

Ария Демона

Закончив с лирикой, Бацька окончательно превратился в самого себя, поскольку перешел к угрозам, обращаясь к врагам.

Нужно сказать, что Лукашенко — боец. Он слеплен в борьбе с реальными врагами. Его пытались убить, свергнуть, он не боялся даже персональных санкций президента США, посла которых вышвырнул из Белоруссии вон. И в данной кампании 2020 года это для него большая обуза. Потому что имитируя демократические выборы, чтобы показаться перед западными партнерами, он потерял инициативу, не имея повода рвать и метать, что он умеет лучше всего. Оказался не в своей тарелке, имея противниками не своих бывших соратников, изменивших ему — как правило силовиков. А трех слабых женщин, которые и не разбираются толком в том, что творят.

С бабами воевать Лукашенко не к лицу, но не воевать он не может, иначе теряет волшебную силу. Бацька только тогда становится собой, когда он впереди полков на лихом коне.

Не имея образа врага он представил себе «внешний заговор» и сопутствующих ему «шпионов» и «диверсантов». Таковые имеются — это злосчастные ЧВК-шники, которых неизвестно как занесло под Минск. Мало кто может сомневаться, что белорусская сторона знала о них заранее. Но если бы их не было, их надо было бы придумать. И Бацька вытащил «шашку». Он напомнил, как истребил преступность в Минске, когда приказал силовикам изображать мишень для бандитов, а когда они клевали — стрелять на поражение. 32 банды в Минске были зачищены методом Жукова. Он твердо напомнил, что пока вертикаль власти сильна, страну никто не расшатает. Ободрил сотрудников ЦИК и избиркомов (которые будут считать голоса), пообещав им полную поддержку государства. «Никто вас не бросит. Мы вас защитим», — сказал Лукашенко. Он сказал, что подготовка бойни в центре Минска ему очевидна. И приказал не сметь думать, что он ее допустит. И не отдаст власть. «Беларусь — любимая, а любимую не отдают», — закончил Бацька речь. Зал грохнул продолжительными аплодисментами. Шоу состоялось.

Ну а сразу же за ним последовали события. Митинги Тихановской в Слуцке и Солигорске были сорваны или отменены. А пришедших уже вполне жестко стали «винтить». До дня тишины три дня и Лукашенко отправил своим избирателям вполне четкий сигнал. Он не будет делить власть ни с кем.