Об итогах Евромайдана и радикальной перестройке Украины наше издание писало и пишет регулярно: о потере территорий, о превращении в беднейшую страну Европы, о непрекращающихся политических кризисах…

Теперь редакция решила дать слово украинским политическим экспертам, которые своими глазами видели события 2013-14 годов и могут оценить то, к чему они привели сейчас.  

Что Майдан принёс Украине: развитие или деградацию?

Как и любая другая революция, события на Майдане не принесли Украине ничего позитивного, считает директор Фонда «Украинская политика» Кость Бондаренко. Революции вообще не несут в себе позитивного заряда, отмечает он: это больше разрушительный, чем созидательный процесс.

«Не факт, что после революции можно создать что-то новое. Революция — это процесс. Для того чтобы началось что-то новое, необходимо остановить революцию, потому что это процесс разрушения, а не созидания», — пояснил политолог.

Майдан-2013-2014. Итоги в 2019
Майдан-2013-2014. Итоги в 2019
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Главное, что принёс Евромайдан Украине, можно описать одним словом — «разочарование», уверен замдиректора Института анализа и менеджмента политики Кирилл Молчанов. Разочарование в идеалах Майдана, в носителях ценностей Майдана и в самом механизме смены власти путем революционных потрясений.

«Это была такая мощная прививка обществу, что любые майданы, революции заканчиваются только ухудшением положения в стране и положения ее граждан. В обозримом будущем люди не выйдут на Майдан, потому что после каждого Майдана уровень жизни только откатывается назад. Поэтому очень многие руководители Украины пользуются такой безнаказанностью», — рассказал эксперт.  

Украина после Майдана потеряла территории, миллионы граждан, которые выехали за границу или ушли вместе с неподконтрольными территориями, добавил Молчанов. А из достижений в евроинтеграции по факту есть только безвиз и подписание Соглашения об ассоциации, «но ассоциацию подписали в таком виде, что от неё больше вреда, чем пользы, потому что этим договором урезаются возможности Украины во внешней торговле».

Cам Майдан и события после него стали для страны Рубиконом, считает глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

«Они окончательно развернули Украину в сторону Запада. Если до Евромайдана среди политиков еще были колебания и намерения маневрировать между Европой и Россией, то после 2014 года западный вектор укрепился окончательно и бесповоротно», — говорит политолог.

Он также отмечает, что сменилась внутриполитическая модель Украины, исчезло противостояние условных «пророссийского» и «западного» политических флангов.

Романенко: Спустя 6 лет после Майдана не решена ни одна стратегическая задача
Романенко: Спустя 6 лет после Майдана не решена ни одна стратегическая задача
© Facebook, Юрий Романенко
«Победа Владимира Зеленского как раз это и подтвердила. Да, он центрист по своим политическим убеждениям, но если бы он не использовал прозападную и устоявшуюся после Евромайдана риторику, он никогда бы не победил на президентских выборах», — заявил Фесенко.   

Во власти их нет: судьба главных действующих лиц Евромайдана

Многие участники Майдана на прошедших выборах не попали в Верховную Раду. Подобный итог — это реакция избирателей на то, что в этой истории нужно ставить точку и прекратить Майдан, уверен Кость Бондаренко.

Схожее мнение — у Кирилла Молчанова. Он говорит, что общество вынесло приговор политикам, которые не оправдали ни идеалы, ни ценности Майдана.

«Лица, которые были на сцене Майдана, в очень короткие сроки предали тех, кто стоял перед сценой. Это было очень хорошо заметно по электронным декларациям чиновников начиная с 2015-16 годов: практически все они немыслимо обогатились», — рассказал политолог.

Владимир Фесенко указывает, что некоторые лидеры Майдана вообще отошли от публичной политики, как Арсений Яценюк или тот же инициатор тех революционных событий Мустафа Найем (сегодня его назначили замглавы гендиректора «Укроборонпрома»).

«Более того, я убежден, что они в данном случае поступают вполне логично и правильно. Мне кажется, что их политическое время придет чуть позже», — отметил эксперт.  

В целом же в обществе стала наблюдаться некая усталость от радикализма во всех формах, от чрезмерной воинственности, поэтому стала востребована умеренность, добавил политолог.  

«Поэтому, говоря о некоторых личных поражениях лидеров Евромайдана, нужно понимать, что это лишь процесс корректировки, который уже не раз происходил на Украине, в частности, после «Оранжевой революции» 2004 года», — сказал Фесенко.  

Возможен ли новый Майдан?

Повторение вряд ли возможно, считает Кость Бондаренко. Возможно что-то новое, но вряд ли это будет именно Майдан.

Сейчас для нового Майдана нет никакого потенциала, уверен Кирилл Молчанов. Пассивное большинство сделало ставку на конституционную смену власти, и таким образом выразило своё несогласие с политикой последних пяти лет. 

Спустя шесть лет после майдана лишь 37,5% украинцев уверены в перспективах страны — Простаков
Спустя шесть лет после майдана лишь 37,5% украинцев уверены в перспективах страны — Простаков
© РИА Новости, Владимир Трефилов
«Уровень протестной активности крайне низкий. Не получается собрать несколько тысяч человек даже на митинг против повышения тарифов и на прочие социально значимые темы, и вряд ли в ближайшее время ситуация изменится», — говорит политолог, добавляя, что социально активный средний класс после 2014 года выехал на заработки.

Организаторам очередного Майдана сейчас будет просто не на кого опереться.

В свою очередь Владимир Фесенко говорит, что исключить нового Майдана нельзя. Более того, могут быть попытки его организовать.

«Слухи о третьем Майдане я слышу еще с конца 2014 года, однако он так и не происходит. Причина этого — отсутствие общественного запроса на такую форму смены власти. Сегодня в украинском обществе нет такой массовой поддержки возможного Майдана, хотя присутствует интерес отдельных политиков или даже некоторых политических групп.

Сегодня запрос общества скорее диаметрально противоположный: люди устали от больших политических потрясений и не хотят уличных революций.

При этом пассионарные противники есть у Владимира Зеленского, впрочем, как ранее и у Порошенко. Поэтому определённые уличные протесты будут обязательно, но их не поддержат значимые народные массы, как это было в 2014 году», — спрогнозировал эксперт.