В последние месяцы Украина не сходит с первых полос газет: то выборы президентские и парламентские, то разведение войск в Донбассе, то процедура импичмента президента США Дональда Трампа, запущенная на основании его телефонной беседы с украинским лидером Владимиром Зеленским.

О ситуации во внешнеполитической сфере Украины в интервью украинской службе BBC рассказал министр иностранных дел Вадим Пристайко.

Встреча «нормандской четвёрки»

Глава ведомства в очередной раз подтвердил позицию Киева — саммит в «нормандском формате» нужно проводить как можно скорее, все предварительные условия украинская сторона выполнила: подписала «формулу Штайнмайера», обеспечила разведение сил и средств в районах населённых пунктов Золотое и Петровское. Он утверждает, что теперь всё упирается в позицию России, которая призывает не спешить, а тщательно подготовиться к встрече, а также согласовать, о чём конкретно будут говорить лидеры.

На самом деле российская сторона призывает к выполнению тех договорённостей, которые президент РФ Владимир Путин, канцлер ФРГ Ангела Меркель, а также бывшие президенты Украины и Франции Пётр Порошенко и Франсуа Олланд достигли на последнем саммите «четвёрки» 19 октября 2016 года в Берлине. По итогам тех переговоров европейские политики подчеркнули, что одним из главных приоритетов и основной задачей для дипломатов четырёх стран должна стать подготовка к проведению местных выборов в Донбассе.

Встреча «нормандской четвёрки»: Зеленский может выставить Меркель и Макрона дураками
Встреча «нормандской четвёрки»: Зеленский может выставить Меркель и Макрона дураками
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Тем не менее, как сообщил Пристайко, Киев, Москва, Берлин и Париж предварительно согласовали проект совместного коммюнике ещё в сентябре, но в результате переговоров в него могут быть внесены изменения.

«Если нам удастся массовый обмен к встрече, там будет записано, что лидеры приветствуют этот обмен и уполномочивает свои органы завершить обмен «всех на всех». Там также будет записано, что стороны требуют открыть доступ к территориям так называемых ЛНР/ДНР для гуманитарных международных организаций, таких как «Красный крест». Там может быть записано, что разведение на трёх участках открывает путь к следующим участкам», — уточнил он.

Пристайко объяснил, почему украинский президент хочет встретиться с партнёрами по «нормандскому формату» как можно скорее: «В силу того, что мы не можем сами по себе закончить войну, мы зависим от другой стороны. Система, которая существует в России, очень завязана на одного лидера и без его решения в этом государстве немного изменится. Именно поэтому как этот президент, так и предыдущий, хотели встретиться с ним, чтобы понять, что конкретно должно быть сделано, чтобы эту войну закончить. Путин никогда не говорил, что я хочу, чтобы вы не вступали в НАТО и ЕС».

12 ноября с предложением провести двусторонние переговоры Путина и Зеленского в Казахстане выступил первый президент этой страны Нурсулан Назарбаев, но оно, по словам главы МИД Украины имело общий дипломатический характер, а украинский лидер ответил: спасибо, нам нужна любая помощь, давайте встречаться.

«Президент сказал, что он говорит и Меркель, и Макрону, что «безусловно, мне надо встречаться с Путиным, потому что мы не можем без встречи сдвинуть процесс с места». О том, что давайте вот мы вместо чего-то сделаем эту встречу, такого разговора не было. Мы остаёмся в «нормандском формате», мы не просто уважаем то, что было сделано, но давайте не забывать, что Франция и Германия являются теми силами, которые позволяют нам вести переговоры с немножко другой позиции, чем когда мы говорим тет-а-тет», — объяснил Пристайко.

К идее провести переговоры «четвёрки» в столице Казахстана — которую изначально предлагали как площадку для заседаний Контактной группы вместо Минска — он отнёсся скептически, потому что это не очень удобно логистически, поэтому они, скорее всего, пройдут или в Париже, или в Берлине.

12 ноября лидер фракции «Слуга народа» Давид Арахамия сказал, что Россия якобы всячески увиливает от саммит «нормандской четвёрки» и пытается включить в этот переговорный процесс вопрос поставок газа. Пристайко, в свою очередь, подчеркнул, что эта тема, конечно, очень важна, но это не часть нормандских переговоров, но если лидеры четырёх стран согласятся прописать в коммюнике, то так и будет сделано.

По словам дипломата, все согласились, что встреча может состояться до конца года, Украину устраивает дата, которую предложили Германия и Франция, теперь осталось дождаться ответа России.

Урегулирование в Донбассе

Пристайко заявил, что Украина может выйти из Минских соглашений, если увидит отсутствие прогресса в их реализации, хотя это вряд ли понравится Германии и Франции.

«Минский процесс не был запланирован как бесконечно длинный. Он был запланирован на первый год. Почему тогдашнее руководство нашего государства решило пытаться продлить «Минск», а не честно сказать, что он не работает и надо искать другой? Сыграли свою роль санкции, которые были привязаны к «Минску». Был целый клубок связанных с этим проблем. Отказаться от «Минска» — очень сложное политическое решение», — добавил дипломат.

На смену Минским соглашениям, по его словам, может прийти, например, — миссия по поддержанию мира. 

Эксперт объяснил, что произойдет, если Зеленский добьется изменения Минских соглашений
Эксперт объяснил, что произойдет, если Зеленский добьется изменения Минских соглашений
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

«Этого элемента нет в «Минске», и это, возможно, апгрейд «Минска» в новом формате. Хотя эти разговоры ведутся с 2015 года, до сих пор Россия как член Совета Безопасности ООН не позволяла такую миссию. Более того, они вносили свой вариант — расположить миротворцев вдоль линии соприкосновения. Нас это не устраивает. А вот компромиссный вариант — например, миротворцы на линии между Украиной и Россией, — нас устроил бы», — заявил Пристайко.

Инициатива о введении миротворцев в Донбасс принадлежит Владимиру Путину. Российский лидер предложил ввести международную миротворческую миссию для обеспечения безопасности наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, поскольку организация отказалась от вооружения своих сотрудников из-за отсутствия соответствующего персонала и опыта подобной работы. Однако размещать контингент нужно на линии соприкосновения, а не на границе России и Украины, поскольку вооружённый конфликт в регионе идёт между Киевом и народными республиками Донбасса, а Москва выступает в роли гаранта Минских соглашений.

Несмотря на то, что нынешняя украинская администрация повторяет тезисы своих предшественников насчёт способов интеграции Донбасса, Пристайко в отличие от них с содержанием Минских соглашений знаком неплохо.

«Из того, что записано в Минских договорённостях, контроль за границей- это последний пункт. Хотя наш предыдущий президент заявил, что это просто список без хронологического порядка. Извините, но если там записано шаг за шагом, делается почасово, то иначе, чем хронология, это никто не читает», — подчеркнул он.

Порошенко пытался подменить порядок выполнения пунктов документа и требовал сначала вернуть контроль над границей, потому что без этого якобы нельзя проводить местные выборы в ДНР и ЛНР. Пристайко предложил компромиссный вариант — установить совместных контроль Киева и ОБСЕ над границей.

«На территории Украины есть две миссии: одна СММ ОБСЕ, а ещё наблюдательная миссия, которая находится в двух пунктах пересечения между Украиной и Россией на границе. Вот одна из идей была, чтобы расширить эту миссию на все 400 километров границы за счёт технических средств, дронов, камер. Это не то, что мы хотим, ведь мы хотим, чтобы наши ВСУ, пограничники вышли, но это уже первый шаг, чтобы кто-то, кроме россиян, контролировал эту границу», — объяснил глава МИД Украины.

Однако рассчитывать, что Киев готов отказаться от своих претензий и в ближайшие дни выполнит Минские соглашения от а до я, чего не мог сделать на протяжении больше 5 лет, не стоит, поскольку выступает против одного из ключевых пунктов документа — прямого диалога с Донецком и Луганском. Более того, как сказал Пристайко, недопустимости ведения переговоров с ДНР и ЛНР — это основа позиции Украины, а для проведения местных выборов необходимо ликвидировать действующие там сейчас органы власти.

Конечно, ни одна, ни другая народная республика на такой шаг не согласны — они готовы остаться в составе Украины, но при условии расширения полномочий.

Украинагейт

Естественно, речь не могла не зайти о скандале, разразившемся в Соединённых Штатах: шантажировал ли Трамп Зеленского предоставлением военной помощи в обмен на начало расследования деятельности бывшего вице-президента США Джо Байдена (наиболее вероятного кандидата в президенты от Демократической партии в 2020 году) и его сына Хантера, до апреля 2019 года входившего в совет директоров нефтегазовой компании Burisma.

Пристайко не согласен с утверждением, что в этой истории ключевую роль играет Украина.

«Украинагейт»: Как пьяный Луценко рассказывал, что хочет добиться увольнения посла США Йованович
«Украинагейт»: Как пьяный Луценко рассказывал, что хочет добиться увольнения посла США Йованович
© РИА Новости, Николай Лазаренко | Перейти в фотобанк

«Но определённые ошибки, которые были сделаны, позволили использовать нас как некий объект в этих скандалах. Представление некоторых республиканцев, что Украина пыталась помочь демократам, не совсем справедливо», — сказал он.

Во время избирательной кампании 2016 года украинские чиновники, включая Порошенко и министров, открыто поддерживали бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, которая баллотировалась от демократов, и выражались нелицеприятно в адрес Трампа, в победу которого многие не верили. Теперь республиканец обвиняет украинцев в сговоре с демократами и сборе компромата на себя и руководителя своего предвыборного штаба Пола Манафорта.

«Хуже всего, что мы можем сделать, — это стать разменной монетой. К большому сожалению, мы такой монетой сейчас. Мы (МИД Украины — ред.) просим каждый раз не использовать нас как разменную монету. И это не один раз говорил президент Зеленский. Он говорил: мы будем расследовать все случаи. Есть вопрос — есть каналы официальные, прокуроры, пусть связываются, это подписано в наших соглашениях о взаимной правовой помощи», — признал Пристайко.

Налаживаю двусторонних отношений мог бы посол Украины в США, но эта должность пустует с 19 июля 2019 года, когда Валерий Чалый вернулся на Родину. Всё может измениться уже в ближайшее время. Как сообщил глава МИД, Зеленский уже согласовал кандидатуру нового посла, дипломата опытного, который будет пользоваться авторитетом даже в американских кругах, сейчас Вашингтон рассматривает это предложение.

Как стало известно недавно, Госдепартамент собирается ликвидировать пост спецпредставителя по Украине из-за отсутствия желающих занять его.

«Волкера я лично очень уважаю, но его позиция была несколько отличной от Виктории Нуланд. Он не был сотрудником Госдепа, у него не было аппарата, который бы на него работал, он не мог быть привлечён ко всем существующим процессам. Всё же я думаю, надо вернуться к тому формату, который был при Виктории Нуланд, когда у неё за спиной стояла вся мощь Государственного департамента», — сказал Пристайко.

За прошедшие почти полгода с момента прихода к власти команды Зеленского никаких кардинальных изменений в отношениях с Россией и народными республиками Донбасса не произошло, но последние события определённо внушают оптимизм: президент Украины не гнушается позвонить российскому коллеге, и Владимир Путин на его звонки отвечает, в отличие от звонков Порошенко, да и то, что украинские министры знают содержание Минских договорённостей и не пытаются передёргивать их — уже большой плюс.

Какими бы сильными ни были политические разногласия, стороны могут вести переговоры и маленькими шагами двигаться в сторону компромисса. Всё же худой мир лучше хорошей войны.