В пересчете на национальную валюту «Укркосмосу» выставили счет более чем на 90 млн грн. Эта сумма 26 июля была заморожена на счетах предприятия в трех госбанках — Укргазбанке, Приватбанке и Ощадбанке, а также на любых других счетах, которые были открыты или могут теоретически появиться. Исключение — средства, изымать которые запрещено законом.

Спор между иностранной компанией и государственным предприятием возник еще в 2011 году. В 2010 году SES Astra оказывала «Укркосмосу» услуги по распространению телевизионного сигнала. Но затем ГП перешло на другой спутниковый флот — международной компании AMOS. А SES насчитала «Укркосмосу» $3 млн долгов и обратилась в Стокгольмский арбитраж. Решение в свою пользу компания получила только в 2014 году. Еще четыре года длилась судебная тяжба по признанию этого решения на Украине.

В настоящее время Украина активно использует ресурс иностранных спутников для передачи телевизионных программ, для работы различных ведомственных сетей (государственных и коммерческих потребителей), а также для решения задач Интернет-доступа в отдаленных районах. Не секрет, что сегодня есть такие регионы, где достаточно плохо решены вопросы предоставления качественных цифровых услуг населению. К тому же, Украина ежегодно платит десятки миллионов за привлекаемый спутниковый ресурс. Эти деньги уходят на развитие технологий в других странах. За те деньги, которые страна потратила за все эти годы использования чужих спутников, уже можно было запустить свой, и приблизиться к точке окупаемости.

Решение есть

Разговоры о создании и запуске собственного спутника связи на Украине велись фактически с момента получения независимости в 1991 году. Они то затихали, то начинались с новой силой.

Все развитые страны стремятся к внедрению и повсеместному использованию высокоинтеллектуальных технологий. К последним по полному праву относятся телекоммуникационные услуги, которые предоставляются через спутник связи. Иными словами, это внедрение в экономику страны не сырьевых, а уже современных технологий XXI-го века.

Во-первых, в результате запуска украинского спутника страна получала бы свой собственный стабильный ресурс. Операторам и телевизионным каналам не приходилось бы переходить с одного борта на другой. А так действуют многие ТВ-компании в Украине: начинают работать на одном спутнике, потом переходят на другой, но через какое-то время возвращаются к первому. Таким образом, подобных скачков удалось бы избежать, и украинские потребители совершенно спокойно могли бы настроиться на одну точку на геостационарной орбите и в течение 15 лет принимать оттуда все спутниковое телевидение, которое есть на Украине.

Во-вторых, на Украине есть определенное законодательное поле, которое определяет требования к телекоммуникационным системам для предоставления услуг. В привлекаемых в настоящее время спутниковых системах связи эти требования выполнены не в полной мере. В первую очередь — это требования безопасности. В собственной же системе станции управления могли бы находиться на территории Украины и обслуживаться украинским персоналом, что является гарантией подконтрольности системы украинскому предприятию. Так это позволило бы выполнить все требования действующего законодательства.

«Лыбидь», который не взлетел

В 2009 году «Укркосмос» договорился с канадской компанией MacDonald Dettwiler and Associates (MDA) о строительстве и выводе на орбиту первого спутника национальной спутниковой системы связи «Лыбидь», который должен был взять на себя в том числе и функции распространения украинских общественных каналов. MDA выступает главным подрядчиком по созданию системы. Согласно условиям контракта, все вопросы по созданию и запуску спутника являются компетенцией MDA, который передает спутник заказчику — украинскому ГП «Укркосмос» — уже на орбите. Финансирование осуществлялось под госгарантии кредита Канадского экспортного агентства (EDS) в объеме $254,6 млн.

Почему украинский «Лыбидь» так и не взлетел

Как известно, в 2010 году Кабмин своим постановлением разрешил Государственному космическому агентству Украины (ГКАУ) увеличить стоимость проекта «Лыбидь» на $10 млн за счет аренды ресурса спутника. В рамках достигнутых в 2012 году договоренностей Госспецсвязи, администрации связи Франции и французского провайдера спутниковой связи EUTELSAT S.A., украинский спутник "Лыбидь" должен работать на геостационарной орбите в орбитальной позиции 48 градусов восточной долготы с использованием трех лучей (по 10 транспондеров в луче): европейско-украинского, западноафриканского и индийского, которые в общей сложности смогут обеспечивать трансляцию до 900 телевизионных каналов.

Но череда фиаско и форс-мажоров привели к тому, что готовый спутник не вращается на геостационарной орбите, а несколько лет лежит мертвым грузом на складах завода-производителя — Информационных спутниковых систем им. Решетнева в России, который является подрядчиком канадцев.

В прошлом году MDA попыталась в одностороннем порядке расторгнуть контракт с украинским ГП, из-за чего последнее в феврале 2018 года обратилось в лондонский арбитраж. Украинская сторона потребовала от MDA вернуть перечисленные ей из госбюджета на реализацию проекта $224,5 млн.

В начале августа ряд украинских СМИ со ссылкой на неназванный источник озвучили версию о возможности урегулирования спора с MDA путем договоренности Украины с канадской компанией о продаже "Лыбиди" какому-нибудь международному спутниковому оператору, "у которого бы нашлись средства на доработку проекта и вывод его на орбиту". Как утверждает источник, на вырученные деньги ГП «Укркосмос» смогло бы рассчитаться, в том числе, по сформированному в 2011-2014 годах долгу в объеме около $3 млн с глобальным спутниковым оператором — люксембургской SES. Однако в ГКАУ эти сообщения опровергли, заявив, не рассматривают вариант продажи спутника.

Пока идут судебные тяжбы, стоимость произведенного несколько лет назад космического аппарата снижается, а проблемы, в том числе и финансовые, накапливаются.