В ноябре прошлого года, когда секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов «поздравил» турецких летчиков, сбивших самолет Военно-Космических сил России, это вызвало резкую отповедь бывшего премьер-министра Николая Азарова. «Что может вызвать это «поздравление» у любого нормального человека, кроме чувства омерзения и гадости к этому «комсомольскому выкормышу», бывшему заведующему отделом Днепропетровского обкома ВЛКСМ и беспринципному предателю?», — написал у себя на Facebook Азаров.

Турчинов: портрет комсорга в интерьере эпохи

На первый взгляд это может показаться парадоксальным — человек, который стал исполняющим обязанности президента Украины после победы проходившего под гул антикоммунистических лозунгов Евромайдана, начинал свою политическую карьеру в рядах демонизированных коммунистов. Однако, на самом деле, политическая биография Турчинова достаточно ясно показывает причины и логику трансформации украинской политической элиты, которая двадцать пять лет назад волшебным образом превратилась из непоколебимых ленинцев, сторонников вечной дружбы с Москвой, в пламенных патриотов независимой Украины. И хотя нынешние украинские политики всячески желают припрятать свои компартийно-комсомольские корни, биографию не перепишешь. Эти истории важны, так как дают понять, откуда растет нынешний кризис, расколовший нашу страну.

Комсомольская дружба

В октябре 2012 года, в Киеве, в здании ЦК Компартии Украины на улице Борисоглебской проходило совещание лидеров протестной акции «Повстань, Україна!». В большой прокуренной комнате дружески болтали между собой политики, которых сегодня трудно даже представить рядом друг с другом — руководитель КПУ Петр Симоненко вместе со своим замом Адамом Мартынюком, и бессменный начальник штаба партии «Батькивщина» Александр Турчинов.

Турчинов: портрет комсорга в интерьере эпохи

Рядом, на улице, как раз разгружали огромную партию матрасов, которые привезли коммунистам представители партии Юлии Тимошенко. Они предназначались для протестного лагеря, который намеривались разбить в центре Киева участники коалиции демократических сил — как гордо именовали тогда политический альянс «Нашей Украины», Компартии и «Батькивщины». Подобная политическая конфигурация, союз националистов и коммунистов, сформировавшийся в борьбе против Леонида Кучмы и главы президентской администрации Виктора Медведчука, может показаться в наши дни противоестественной. Но надо было видеть, как тепло общались тогда бывшие ответственные работники ЛКСМУ-ВЛКСМ, которые хорошо знали друг друга еще по прежней, горбачевской эпохе.

Один из руководителей нового, «симоненковского» комсомола, народный депутат Андрей Полиит, рассказывал нам о том, что комсорг Александр Турчинов считался среди товарищей по обкому ортодоксом и карьеристом. Он с самого начала сделал ставку на продвижение по номенклатурной линии — прежде чем поступить в вуз, Турчинов поступил работать вальцовщиком на комбинат «Криворожсталь», что открывало хорошие стартовые возможности для будущей партийной карьеры. Уже на втором курсе его премируют престижной поездкой в Индию и на Шри-Ланку. Эта невероятная для простого советского юноши загранкомандировка впоследствии породила слухи о том, что будущий глава Служба безопасности Украины мог быть связан в молодости с советским КГБ, который в обязательном порядке утверждал список участников подобных вояжей. На заре Перестройки, в 1986 году, Турчинов избирается секретарем одного из райкомов комсомола Днепропетровска, и полностью сосредотачивается на комсомольско-партийной работе. А в 1989 году комсорг одерживает первую свою аппаратную победу — посодействовав избранию на пост первого секретаря Днепропетровского обкома ЛКСМУ Сергея Тигипко, он получает в его команде пост заведующего отделом агитации и пропаганды обкома.

Ленинским путем

Сегодня мало кто помнит о том, какой номенклатурный вес имела тогда эта должность — фактически, Турчинов был одним из тех, кто отвечал за обеспечение идеологической линии партии на территории одного из самых богатых и развитых регионов тогдашнего СССР. Однако, доверие, которое оказала Турчинову партия, было далеко не случайным.

По свидетельству бывших соратников по комсомолу, этот политик отличался огромной энергией и целеустремленностью, прилагая все усилия для того, чтобы воплощать в жизнь спущенные сверху указания и директивы. Еще возглавляя райком, будущий пастор одной из христианских церквей, Турчинов активно участвовал в кампаниях атеистической пропаганды, занимался идеологическим и патриотическим воспитанием молодежи — в духе ленинских идей, как было принято говорить в те далекие дни.

Принимал участие в антиалкогольной компании, открывал памятники деятелям большевистской партии и героям Великой отечественной войны, которые активно декоммунизируются в постмайдановской Украине. И, разумеется, агитировал за интернационалистическую политику дружбы народов, решительно клеймя «поднимающий голову украинский буржуазный национализм».

Турчинов: портрет комсорга в интерьере эпохи

Последнее направление вообще являлось одним из главных занятий комсорга Турчинова — потому что, по мере развития Перестройки, в руководстве КПСС озаботились подъемом националистических настроений среди молодого поколения интеллигенции, а роль цензоров и «инквизиторов», которых бросили на борьбу с этой ересью, досталась именно ответственным функционерам ВЛКСМ.

«Я помню, как он на Первомае выступал. Помню, как при Турчинове мы боролись с распространением самиздата — искали брошюры о диссидентах, о том, что Союз — это тюрьма народов. «Рух» тогда только зарождался. Печатали их в Литве, а распространяли у нас, в основном среди студентов. Правда, репрессий по отношению к тем, кто это читал, уже никаких не было — максимум, могли воспитательную беседу провести. Сейчас с недовольными круче обходятся. Кстати, у меня нет ощущения, что он был неискренним, лицемерным, непорядочным человеком, — рассказывает бывший ответственный работник ВЛКСМ, который состоит сейчас в запрещенной Компартии Украины, — скорее, Турчинов верил в то, во что надо было верить, чтобы держаться на плаву.

Он не был из тех разложившихся «комсюков», которых снимали в популярном тогда у нас фильме «ЧП районного масштаба». Было в нем что-то от «пастора», это правда. Считался компетентным комсомольским руководителем, был доступным, вежливым, быстро помог оборудовать современную спортплощадку для молодежи нашего завода «Днепрошина». Я тогда, конечно, даже представить себе не мог, что он потом окажется с молодежью, которая будет жечь шины и крушить памятники Ленину. Уверен, что Турчинов тогда в наши идеи верил. Пока это было выгодно. Вряд ли это можно назвать предательством. Партия сменила курс, и он его тоже поменял, как все — ну, или почти все».

От кооперативов к патриотизму

И действительно — по мере того, как поезд КПСС начал съезжать под откос, а партийное руководство сменило идеологические ориентировки, молодой завотдела агитации и пропаганды Днепропетровского обкома ВЛКСМ, начинает колебаться вместе с линией партии — в сторону плюрализма и рыночных реформ. В разгар Перестройки Александр Турчинов принимает участие в организации семинаров первого в Днепропетровске комсомольского дискуссионного клуба, на котором обсуждались перспективы демократизации страны — впоследствии на его основе будет образовано информагентство, которое формально возглавит сам Турчинов. Работая с комсомольской прессой, он уже тогда хорошо понимал значение медиа-активов. 

Одновременно, комсорг оказывает покровительство первым кооперативам, которые начинают открываться в Днепропетровске именно под эгидой ВЛКСМ. В их числе был молодежный коммерческий центр «Терминал». Его директором являлась комсомолка Юлия Тимошенко.

Турчинов: портрет комсорга в интерьере эпохи

Начав свою деловую карьеру с видеосалона, она затем одной из первых проявила интерес к торговле бензином. Тандем Тигипко-Турчинов всячески содействовал ее бизнесу. В частности, покровительство комсомольской элиты очень помогало тогда избежать проблем с правоохранителями — пока коммерческая деятельность еще считалась разновидностью спекуляции.

«Что вы делали в августе 1991 года?». Если задать этот вопрос Александру Турчинову, он сделает отсылку к своей официальной биографии. Согласно ее данным, украинский политик еще в 1990 году вошел в число координаторов Демократической платформы в КПСС и был изгнан из партии, приступив к формированию Партии демократического возрождения Украины. Однако бывшие товарищи опровергают этот канонический рассказ. По их словам, во время путча лидеры Днепропетровского обкома заняли выжидательную позицию, а сам Турчинов расстался с партбилетом только после поражения ГКЧП.

«Победи тогда Янаев с Крючковым, он бы сейчас секретарем ЦК КПСС, с его-то прытью, — рассказывает наш собеседник. — А в тот момент наши главные комсомольцы старались о политике не говорить — ждали, что решат старшие товарищи в Киеве и Москве. Их уже больше интересовал бизнес, в который они включились одними из первых. Никакого «золота КПСС» у них не было — это басни. Но было другое — огромные административные связи, которые помогали решать вопросы. Особенно во время приватизации.

В 1992 году Турчинов возглавил Комитет по разгосударствлению и демонополизации производства Днепропетровской облгосадминистрации, который он сам под себя и создал. Отличный трамплин для бизнеса, да? А потом он сразу же стал советником Кучмы, с которым он познакомился еще комсомольцем, когда Кучма княжил на «Южмаше». Тот самый Кучма, с которым он потом боролся на Майдане независимости. Они все из одной советской обоймы — были коммунисты, сделались националисты».

История комсомольца Турчинова является вполне типичной биографией комсомольско-партийного функционера на закате советской эпохи — когда номенклатура, которая коллективно управляла огромной страной, решила монетизировать свою монопольную политическую власть, чтобы превратиться в простых миллионеров. А разворачивая борьбу с тяжелым наследием коммунистического прошлого, они пытаются скрыть тот факт, что сами являются продуктом советской эпохи, выйдя в политику из ее старой комсомольской шинели.