«Объектом А проводилась работа, чтобы вывести меня на высокий уровень организации так называемого переворота», — сказала она на брифинге 20 марта.

«Когда люди делают революцию или переворот, эти люди обычно камикадзе — они никогда не спросят о деньгах. Когда люди спрашивают, сколько это будет стоить, ты прекрасно понимаешь, что с такими людьми на одно поле сесть нельзя — не только в бой пойти или делать революцию», — заявила Савченко.

«Задачей объекта А было выявить все возможные финансирования меня как политической силы и политической единицы. Потому что, прежде всего, это политическая задача от нашей власти по мне — кроме физической ликвидации», — добавила нардеп.

«Так же была задача вступить в контакт с возможными источниками моего финансирования. Поэтому каждый раз, когда «объект А» говорил, что мне нужно найти деньги, я говорила «конечно», но никогда их не искала», — добавила Савченко.

Она убеждена: «Для этого не нужны деньги. Людям нужна воля и смелость, а не деньги».

«При этом каждый раз «объекту А» я рассказывала, что денег найти не удалось или удалось, но чуть позже они сюда зайдут. Далее мне было важно понять, откуда «объект А» может принять деньги — с левой или с правой стороны», — сказала Савченко.

«Объект А сказал, что деньги могут приняться с любой стороны — то есть как с востока, так и с запада. Я понимала, что у объекта А есть мандат от спецслужб на то, чтобы действительно сделать подобную ситуацию и осуществить такую ​​спецоперацию», — заявила она.

«Это было бы венцом этой прекрасной истории. Есть политик, недовольный властью, которого надо уничтожить, который говорит правду. Есть теория большого заговора: не пересекайте «красной линии» — на нас нападет Россия. Есть феерическая работа спецслужб — показать, что они предупредили теракты. Хотя на самом деле — давайте вспомним Хараберюша, журналиста, которого взорвали», — сказала нардеп.

По ее словам, спецслужбы «никогда не раскрывают настоящие теракты… потому что не хотят выйти на самих себя».

Героиня, заговорщик, террорист: Почему Петр Порошенко боится и ненавидит Савченко
Героиня, заговорщик, террорист: Почему Петр Порошенко боится и ненавидит Савченко
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Когда есть возможность создать фейковые теракты, преступления или их иллюзию — спецслужбы охотно берутся. Потому что Порошенко надо вжужжать в уши свою полезность», — сказала Савченко.

По ее словам, армия ненавидит действующего президента.

А для Савченко было важно «довести эту ситуацию максимально далеко для правдоподобия».

«Я знала, что за каждым моим шагом следят. Я знала, что «объекта А», который писал мне и «объект Б», пишет «объект Б», который писал меня и «объект А», — рассказала депутат.

«Я действительно рисовала карты. Еще вы увидите пару видео: одно сделал объект А — как выглядит купол Верховной Рады и насколько он уязвим. Второе видео сделала я — как выглядит купол изнутри и насколько он уязвим», — заявила Савченко.

Но, по ее словам, власть настолько боится, что верит даже в «полный абсурд».

«Объект А подавал большинство бредовых теорий, как можно уничтожить правительственный квартал. Объект Б подыгрывал. Я рисовала и зарисовывала это на схемах — чтобы можно было поверить, что это реальность», — сказала Савченко.

По ее мнению, если провести экспертизы, то они «разобьют эти фантазии в пух и прах».

И, считает Савченко, государственные перевороты делаются не так кровью, как «кознями»: военные могут заблокировать власть, пока та не пойдет на контакт с людьми.

Алена Рощенко
Оригинал публикации