Одна из этих фотографий явно тянет на комичную политическую сенсацию. На ней видно, что министр Дмитрий Кулеба показывает американскому госсекретарю антикварную карту Великой Украины, в которую включены территории целого ряда сопредельных стран — Российской Федерации, Белоруссии, Польши, Румынии, Словакии и Молдовы.

Так, судя по снимку, эта карта вписывает в границы Украины Брест, Таганрог, плодородные земли Кубани Брянской, Курской и Белгородской областей. А также белорусские города Брест, Пинск и Мозырь, польские Перемышль и Холм.

Одним словом, картографический документ, вывешенный в здании украинского МИДа, содержит в себе прозрачный намек на территориальные претензии буквально ко всем соседям — не важно, с запада, севера или с востока.

На самом деле, здесь нет ничего удивительного. Украинские правые, которые на словах пекутся о священной нерушимости государственных границ, в действительности всегда мечтали их максимально расширить. В начале ХХ века националисты рисовали карты своей обширной империи, стараясь включить в них как можно больше территорий — и, судя по всему, одна из них, вдохновляет сейчас современных украинских дипломатов, которые не постеснялись показать ее Блинкену. А сам госсекретарь, скорее всего, не понял, что ему подсунули в кабинетах на Михайловской площади. 

«Перевести войну в Казахстан»
«Перевести войну в Казахстан»
© today.org.ua

Впрочем, дело не ограничивается демонстрацией старых карт. Требования вернуть «исконно украинские земли» подчас приобретают конкретные формы политических инициатив. Так, уже во время президентской каденции Владимира Зеленского группа депутатов во главе с Алексеем Гончаренко, Андреем Парубием и Ахмедом Чийгозом организовала в Верховной Раде межфракционное объединение «Кубань», которое ставит своей целью воссоединение с территориями Северного Кавказа.

Эти действия были направлены на торпедирование мирного урегулирования конфликта в Донбассе. Украинские националисты старались показать, что они не только не хотят отдавать агрессору ни пяди донецкой земли, но также собираются забрать у России Кубань — не интересуясь, что думают по этому поводу ее обитатели. Тем более что киевские городские чиновники давно переименовали улицу маршала Георгия Жукова в улицу Кубанской Украины.

Впрочем, аппетиты националистических политиков не ограничиваются тучными черноземами Краснодарского края. Одни из них считают своими исконными рубежами берега Дона, а другие доводят границы будущей украинской империи вплоть до берегов Каспийского моря, и даже включают в ее состав Казахстан, о котором когда-то мечтал видный деятель Организации украинских националистов Михаил Колодзинский.

После победы Евромайдана подобные претензии открыто озвучивались на вполне официальном уровне, в заявлениях высокопоставленных украинских чиновников.

«Я считаю, что, возможно, Керченский мост — не такая уж и плохая вещь, если мы после возвращения Крыма сможем спокойно вернуть и Кубань. Далее у нас стоит вопрос деоккупации Кубани», — заявлял бывший министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян, который также любил порассуждать о желто-синем флаге над далеким Владивостоком.

«Рано или поздно мы должны вернуть исконно украинские земли — Курщину, Брянщину, Воронежчину, Ростовщину и Краснодарский край. Это там, где существует украинская сущность, украинская ментальность», — рассказывал в эфире радиостанции «Эра» глава Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский.

«Кубань, Дон, Воронежчина… Российские политики черточку поставили на Крым: «теперь это русская земля». Ну, такие черточки мы можем тоже расставить. Украина имеет потенциал показать, где украинская земля», — пространно говорил ультраправый депутат Дмитрий Ярош.

«Территории Кубани — по крайней мере, западной части Краснодарского края, Украина может получить в качестве компенсации за нанесенные Россией убытки. А поскольку сумма убытков является колоссальной, то РФ проще отдать нам часть своих территорий. Это будет вполне логично — как репарации после войны. Хотя в ситуации дестабилизации России, которая будет вызвана экономическим кризисом и обязательным в этом случае парадом суверенитетов, Кубань и сама может быть не против присоединения к Украине.

Единственным заданием Украины тогда будет следующее: подготовить кубанцев к тому, что их край возвратится в Большую родину, провести пропагандистскую работу, напомнить о том, что кубанское казачество — это потомки украинцев-запорожцев», — рассуждает директор Центра внешнеполитических исследований Сергей Пархоменко. Потому что, по его мнению, жители Краснодарского края только и ждут, когда их позовут в страну достоинства, процветания и свободы.

«В Интернете легко найти карты 1918 года. Там восточная украинская граница проходит не там, где сегодня — в состав Украины входят Стародуб, Новый Оскол, Белгород, Валуйки, Богучар — то есть она уходит за Дон… Собственно, Кубань — это типичная "историческая украинская территория", как и Таганрог, как и восточная Слобожанщина, и Стародубщина. Причем территория национально-этническая», — написал совсем недавно журналист Сергей Грабовский на страницах газеты «День». 

Наши на Кунашире. Украинцы и Курильские острова
Наши на Кунашире. Украинцы и Курильские острова
© Андрей Манчук

Мечтая о Кубани, патриоты вспоминают о том, что в 1918 году кубанские казаки рассматривали вопрос об объединении с украинскими землями, однако скромно умалчивают о том, что в то время на Кавказе существовала Кубанская народная республика, само название которой более чем двусмысленно звучит в политическом контексте постмайдановской Украины. Не говоря уже о том, что ее представители имели в виду объединение на правах федерализации — а сегодня в Киеве считают федералистские лозунги преступлением.

Но главное, националистические политики не понимают, что подобная риторика может поспособствовать дальнейшей эскалации конфликта, что приведет к новым трагическим последствиям для страны.