10 января на продуктовом рынке Житомира собралось что-то вроде народного схода. Селяне, которые традиционно продавали здесь свой творог, сметану и молоко, собрались, чтобы обсудить общую проблему — представители администрации рынка и местные власти предупредили их, что эта торговля теперь незаконна. Селянам уже пообещали штрафы и конфискацию их товаров, и это ставит людей в отчаянное положение, поскольку рыночная торговля является для некоторых из них единственным более-менее стабильным источником заработка.

«Говорят, что до первого июля торговля еще разрешена — но тут же грозят штрафом. А у нас в Гуйве половина частного сектора живет с торговли на рынке — рассказывает жительница пригородного поселка Виктория Желяговская. — Вот типичная семья — муж и жена, в возрасте за пятьдесят. Муж работал на заводе станков-автоматов, пока он не закрылся, жена была при санчасти на военном аэродроме, но ее тоже давным-давно сократили. Сын у них не очень силен здоровьем, скажем так. Денег нет. Держат три коровы, все лето на заготовке сена. Продавали молоко на рынке или прямо клиентам в Житомире — то есть, по квартирам возили. Если лавочку прикроют, куда им деваться? Никакой работы нет, в Польшу не поедут уже из-за возраста. Это просто тупик. А что делать бабушкам, которых только корова и кормит? У меня соседка-пенсионерка, когда корова отелилась и молока нет, всегда занимает на хлеб. Вот так — прямо на хлеб. Летом можно пытаться жить с огорода — но если и овощи запретят?».

Я знаю разочарованных сторонников Евромайдана, которые с унынием констатируют: экономическая Ассоциация с Евросоюзом, ради которой, в общем-то, и начались массовые протесты Майдана, почему-то не работает и не приносит Украине сладких плодов процветания и достатка.

Эти маловеры до сих пор не поняли, что новые цифры в их коммунальных платежках имеют к Ассоциации самое непосредственное значение. Хотя, впрочем, дело не только в тарифах. Подтверждения того, что Евроассоциация работает, можно встретить на каждом шагу — и вот, с начала нового года, вступили в действие подписанные в ее рамках договоренности, согласно которым Украина обязуется свернуть внутренний рынок молочной продукции, которая не соответствует торгово-санитарным стандартам ЕС. 

Бунт «муравьев»: почему на Западной Украине протестуют «челноки»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Сельские жители, включая сторонников Майдана, не изучали длинный и скучный документ, ради которого они ехали в Киев четыре года назад. Конечно, слухи о том, что в новом году у населения прекратят закупать «молочку» и запретят продавать домашнее молоко, ходили по Украине в течение нескольких месяцев, но это событие все равно стало настоящим шоком для большинства украинских селян. Праздничные дни несколько смягчили эту реакцию населения, однако сейчас наступает отрезвление — и люди начинают понимать, что власть вполне серьезно готова отобрать у них один из немногих оставшихся способов заработать себе на жизнь.  

Проблема коснулась и тех фермеров, кто сбывал свое «молоко второго класса» (стандартное название молочного сырья от населения) местным предприятиям-переработчикам — в первую очередь, Житомирского маслозавода. С 1-го числа закупщики молока резко опустили цену — с 5,5 до 3 гривен за литр. За этим шагом стоит банальное желание заработать — воспользовавшись неопределенной ситуацией и растерянностью селян — и пока заводы даже выигрывают от сложившегося положения дел.

Однако, уже в краткосрочной перспективе это может подорвать сырьевую базу многих перерабатывающих предприятий — ведь доля молока экстра-класса в общегосударственной структуре закупок составляет на сегодня всего 15,5% — а все остальное приходится на «второклассное» молоко частников. Такая структура рынка молочного сырья сложилась еще в девяностые — когда с уничтожением колхозных хозяйств в стране закрылась значительная часть крупнотоварных молочных ферм, а их стада пустили под нож — вместе с поголовьем свиней и овец. Между тем селяне отчетливо говорят о том, что если держать коров станет не выгодно, скотину придется забить — чтобы хотя бы разово выручить прибыль на продаже мяса. А это грозит окончательно добить украинское животноводство, в буквальном смысле, перерезав ему горло.

Местные власти стараются успокоить селян — заявляя, что полное действие новых госстандартов качества молочной продукции будут отсрочены до июля, а после улучшения санитарно-гигиенических условий рядовые сельхозпроизводители снова смогут поставлять свое молоко закупщикам. Конечно, европейские стандарты качества хороши, а молоко, которое продают украинские селяне, зачастую производится в условиях откровенной антисанитарии. Однако, всем ясно — нищие жители украинского села не имеют никаких средств и возможностей для того, чтобы инвестировать в «модернизацию» своего кустарного молочного  производства.

На месте грязных хлевов не вырастут новые, сияющие пластиком фермы — скорее, лишившись заработка, их владельцы уедут на заработки за границу. А опустевшую нишу внутреннего рынка, с которого погонят полицейскими сапогами сельских мужиков и старушек, постепенно займет импортная молочная продукция европейских стран — включая ту же самую Польшу. Ради чего, в общем-то, и был прописан соответствующий пункт в Ассоциации с Евросоюзом.

После того, как Майдан уничтожил индустриальный потенциал Украины, нам обещали превратить ее в аграрную сверхдержаву устами провозгласившего этот тезис бывшего посла США. На практике на селе выживут аграрные бароны и крупные иностранные корпорации, которые зайдут в страну на фоне всеобщего разорения и упадка. А рядовым селянам предстоят бесконечные «битвы за урожай» с вооруженными ультраправыми рейдерами и борьба за право продавать молоко собственной коровы.

Время покажет, приведет ли это к «молочным бунтам» — если народный гнев однажды все-таки выйдет из берегов.