- Сеньор Перси, у вас не совсем обычная трудовая биография. Расскажите, пожалуйста, о ней.

— Я начал работать в органах государственной безопасности Кубы в семидесятых годах. У меня были контакты с представителями семи враждебных и дружественных стране спецслужб, чьей целью было получение информации о Кубе, её экономике, внутренней политике, руководстве страны и связях и сотрудничестве с революционными движениями Латинский Америки.

Перси Альварадо: кто он
Перси Альварадо: кто он

Мои действия в качестве агента государственной безопасности помогли дезинформировать те спецслужбы, которые получали через меня интересующую их информацию.

Естественно, я не могу перечислить, на какие именно спецслужбы я «работал» в качестве осведомителя, а также рассказать подробности этой работы.

Скажу лишь, что среди них были противники, такие, как ЦРУ, но были и друзья, которые решили, что им нужна информация о Кубе и её действиях за рубежом.

Это была работа в качестве агента контрразведки. А примерно в 1977 году я начал выполнять задания за границей, в основном, в Соединённых Штатах.

Моей первостепенной задачей было получение информации о враждебных действиях против Кубы, разрабатываемых с территории США. В период до 1998 года я смог внедриться в три основные террористические оранизации кубинских контрреволюционеров, существовавшие в то время.

Разведчик, поэт, марксист. Москва чествует бывшего киевского студента, проведшего 16 лет в американских застенках
Разведчик, поэт, марксист. Москва чествует бывшего киевского студента, проведшего 16 лет в американских застенках
© РИА Новости, Григорий Сысоев / Перейти в фотобанк

Одна из них называлась «Командос Л», другая была секретным военизированым крылом Кубинско-американского национального фонда (официально зарегистрированная в США организация, получавшая финансирование, в том числе, от федерального правительства — Ред.), третья — «Независимая и демократическая Куба» Убера Матоса.

В отличие от наших героев из «Кубинской пятёрки», я не был членом агентурной сети.

Я был одиночным «кротом», моей задачей было внедряться в террористические группы, участвовать в подготовке их планов и срывать их.

Этой работой я и занимался до 1998 года, пока руководство страны не приняло решение отозвать меня на Кубу, чтобы я там публично разоблачил участие Кубинско-американского национального фонда, Луиса Посады и других террористов во взрывах бомб, произошедших в главных гостиницах страны и на других туристических объектах в девяностые годы.

Исполнителями этих терактов были нанятые за деньги жители стран Центральной Америки.

В 1999 году я выступил, в качестве свидетеля, на суде в Гаване над одним из них, сальвадорцем Раулем Крусом (приговорён к смертной казни за теракты на шести туристических объектах Кубы, приведшие к гибели одного туриста; впоследствии приговор заменён на 30 лет лишения свободы — Ред.)

После возвращения на Родину я работал в качестве старшего аналитика антитеррористического отдела.

Вот такая у меня была работа, которая, в принципе, продолжается и до сих пор. Только раньше я работал анонимно, а сейчас — публично.

Мы стараемся вовремя заметить подготовку к действиям, которые могут нарушить гражданское спокойствие, кубинскую конституцию и вызвать потерю человеческих жизней или экономический ущерб.

- За 20 лет жизни в США вы тесно общались с сотрудниками ЦРУ. По вашему мнению, какая у них основная мотивация? Патриотизм, карьера, высокие доходы или что-то ещё?

— Для любой разведки и контрразведки вопрос мотивации сотрудников чрезвычайно важен.

Умер легендарный советский разведчик Джордж Блейк
Умер легендарный советский разведчик Джордж Блейк
© wikipedia.org
Фактор идеологической убеждённости — решающий, он обеспечивает их преданность и целеустремлённость в работе над поручаемыми заданиями.

Я имел дело с различными враждебными спецслужбами, и могу сказать, что конкретно в ЦРУ главная мотивация его офицеров и агентов — успешная карьера и связанное с этим личное обогащение.

С этой целью они прибегают к циничной и лицемерной патриотической фразеологии.

В этом, как показала история, их отличие от наших кадров или от таких советских разведчиков, как Рихард Зорге.

- Как раз когда вы работали в США, перестал существовать социалистический лагерь, а затем развалилися Советский Союз. Опишите, пожалуйста, ваши чувства в 1991 году.

— В это время я как раз часто бывал в Майами, общался с экс-сотрудниками ЦРУ и членами террористических группировок.

Андрес Пьерантони: Даже нынешняя нестабильность в США - следствие развала СССР
Андрес Пьерантони: Даже нынешняя нестабильность в США - следствие развала СССР
© скриншот видео Globovision

Они пребывали в состоянии эйфории.

Многие даже на чемоданах сидели, думали, что скоро вернутся на Кубу, вернут себе национализированный во время революции бизнес, свои политические посты…

Они надеялись, что будет «эффект домино», что Куба рухнет вслед за соцлагерем.

Но меня такая возможность не беспокоила.

Я всегда знал, что кубинская революция и наш народ способны победить любые трудности.

А они действительно были ужасны. Во время так называемого «особого периода» все экономические показатели страны были абсолютно неблагоприятными, многие прогнозировали неминуемое падение кубинского правительства.

Но история доказала обратное.

- Вы вернулись в страну в 1998 году, когда худшие времена «особого периода» были позади. С тех пор в течение примерно 15 лет ситуация в стране улучшалась. Но потом на Кубу посыпались удары — сначала кризис в союзной Венесуэле, потом ужесточение санкций администрацией Дональда Трампа, а затем — пандемия и закрытие страны для туризма. Экономическая ситуация в стране очень сложная. По вашему мнению, когда она была хуже — в девяностые годы или сейчас?

— Без сомнения, между девяностыми и годами и нынешним кризисом есть существенная разница. Тогда наши предприятия работали на 10-15 процентов своей мощности.

Шестьдесят лет под санкциями. Как Куба сопротивляется давлению США
Шестьдесят лет под санкциями. Как Куба сопротивляется давлению США
© CC0, Pixabay

Примерно в таком же состоянии была и выработка электроэнергии.

Внешняя торговля рухнула из-за того, что мы зависели от СССР и СЭВ.

Сейчас, несмотря на преступную блокаду против нашей страны, нам «легче дышать».

Да, вследствие пандемии у нас наступил спад, особенно в производстве продуктов питания. Да, из-за угроз США многие зарубежные компании и банки боятся иметь с нами дело.

Но, по сравнению с тем, что мы пережили в девяностые годы, даже нынешнюю ситуацию я назвал бы относительно благоприятной. Вакцинация населения проведена, последствия пандемии смягчаются.

С учётом всего этого, и отмены некоторых существовавших ограничений на иностранные инвестиции, возможно, сейчас начнётся экономический рост. Он не будет слишком быстрым, приоритет правительства — сельское хозяйство и экспортные отрасли.

Необходимо также решить проблему высокой инфляции. Думаю, мы победим и оставим позади нынешний кризис так же, как справились с более тяжёлыми проблемами «особого периода». Я оптимист.

- Жизнь на Кубе сильно отличается от американской. Не скучаете ли вы по ней? Можете ли вы сказать, что вам чего-то не хватает из того, что у вас было в США?

— Да, конечно. Не хватает друзей, которые у меня там были. Это кубинцы, которые уехали, в основном, по экономическим причинам. Я с ностальгией их вспоминаю.

Скучаю по хорошим, миролюбивым американцам, с которыми был знаком и с которыми можно было разговаривать, несмотря на разницу во взглядах. Я считаю, что американцы — великий народ, у которого есть «ахиллесова пята» — они позволяют манипулировать собой основным СМИ и правительствам, прибегающим ко лжи.

К сожалению, основная масса американского населения не способна понять, где находится правда.

Ну, и могу сказать, что скучаю по некоторым блюдам — бифштексу и устрицам.

- Как специалист по США, что вы думаете по поводу нынешней политики этой страны по отношению к Украине? В частности, каковы причины нынешней истерики, поднимаемой Вашингтоном по поводу якобы существующих планов России по вторжению в эту страну?

— Медийное «шоу», которое в настоящее время разыгрывает правительство США, подталкивающее НАТО к обострению обстановки под предлогом якобы существующей российской угрозы, отражает желание Вашингтона переустроить нынешнюю геополитическую ситуацию.

Второе дно разговоров о «вторжении». Почему Зеленский не верит Байдену
Второе дно разговоров о  «вторжении». Почему Зеленский не верит Байдену
© РИА Новости, president.gov.ua

«Сатанизация» России, атмосфера враждебности вокруг неё, создаваемая при помощи монополистических СМИ, используется для укрепления позиций США среди своих традиционных союзников, с которыми по различным вопросам у них были разногласия.

Этот опасный спектакль демонстрирует, что США способны прибегнуть к любым, самым необоснованным аргументам, с целью укрепления своей роли сверхдержавы, которая в последнее время пошатнулась в связи с увеличением влияния Китая и России на международную жизнь.

- Недавно в российских СМИ обсуждалась возможность размещения российских военных баз в Латинской Америке. Замглавы министра иностранных дел РФ Сергей Рябков, говоря с большой осторожностью, не исключил такой возможности. Думаете ли вы, выступая, как частное лицо, что на Кубе может быть размещена такая база?

— Ну, это тема высокой политики. Хотя, с учётом моего опыта, думаю, что со стороны России это был шаг в  «информационной игре» с целью оказания давления на США.

Вальтер Мартинес: Российская военная база без ущерба для суверенитета Венесуэлы была бы в её интересах
Вальтер Мартинес: Российская военная база без ущерба для суверенитета Венесуэлы была бы в её интересах
© commons.wikimedia.org, Ricardo Patiño

По моему личному мнению, строительство российской базы в Латинской Америке привело бы к созданию дополнительной напряжённости в уже достаточно опасной международной обстановке.

Ну, а позиция Кубы в этом вопросе будет определяться решением её руководства, и я не могу сказать, каким оно будет.

Я сторонник мира, выступаю за диалог между странами и надеюсь, что международные организации сыграют свою роль в уменьшении существующей в мире напряжённости.

- Были ли вы лично знакомы с Фиделем Кастро? А с Раулем?

— С обоими. Рауль Кастро лично вручил мне высшую награду Министерства внутренних дел в день сороковой годовщины создания Органов государственной безопасности страны.

Куба после Кастро. Рауль передает власть новому поколению
Куба после Кастро. Рауль передает власть новому поколению
© Presidencia El Salvador

Мы с ним обнялись и кратко побеседовали.

Я подтвердил ему свою готовность к дальнейшей службе в интересах страны.

Что касается Фиделя, то я много раз его видел, в основном, в детстве.

Тогда я жил недалеко от его сына Фиделито (Фидель Анхель Кастро Диас-Баларт — Ред.), заходил к нему домой. Помню медвежонка по кличке Байкал, которого Фидель привёз из поездки по СССР, мы с ним играли.

Также напротив нас жил посол Кубы в Мексике, и Фидель к нему частенько заезжал. При этом он несколько раз присаживался на тротуар рядом с нашим домом и долго разговаривал с моей матерью. То есть я знаком с обоими, и об этом у меня очень приятные воспоминания.

Агент кубинской контрразведки Перси Альварадо о том, как США при помощи ЦРУ внедряют "демократию"


- Смотрите ли вы шпионские фильмы? Нравятся ли они вам?

—  Я видел много шпионских фильмов, но больше мне нравятся шпионские романы. Хотя многие из них, тоже, с целью коммерческого успеха, искажают реалии жизни агентов разведки — сложной, рискованной, опасной. Мне нравятся такие книги, где подчёркивается самопожертвование героев.

Что касается фильмов, то мне нравятся такие, которые разоблачают действия некоторых спецслужб, прибегающих к «чёрным» операциям, нарушающим международные законы.

- А что вы можете сказать про снятый в 2019 году европейский фильм «Осиная сеть» (в русском переводе — «Афера в Майами» — Ред.), где прообразами главных героев были ваши коллеги — кубинские агенты в США?

— Это хороший фильм, но он больше сосредоточен на личных взаимоотношениях героев. Его недостаток в том, что он не глубоко касается причины кубинско-американских противоречий и реальной необходимости для Кубы посылать своих людей на американскую территорию для защиты своей страны.