Александр Сладков назвал способ остановить войну в Донбассе без применения армии
Александр Сладков назвал способ остановить войну в Донбассе без применения армии
© кадр из видео Украина.ру
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

В сегодняшнем обострении в Донбассе, на первый взгляд, нет ничего необычного. Опять применяется 152 и 122 мм артиллерия, наносятся беспокоящие удары беспилотников. Но странным в этом остается ситуация в Старомарьевке. Сначала ВСУ её якобы взяли, потом они под влиянием общественного мнения её вроде как покинули. Изначально шли разговоры о том, сколько там находятся граждан РФ и граждан ДНР, теперь обсуждают, под чьим вообще контролем находится поселок и кто должен ему помогать. Также не до конца понятен вопрос о том, применялся ли Украиной турецкий беспилотник Bayraktar, где именно применялся и с какой целью. Все это выглядит очень странно.

— Александр, а ты что по этому поводу думаешь?

— Это тот случай, который должен быть обозначен как прецедент. Впервые за всю большую историю гражданской войны в Донбассе мы стали свидетелями розыгрыша карты российских паспортов. Это очень серьезно.

Получается, что 35-37 граждан Российской Федерации живут на своей земле, которая обозначена как нейтральная территория (это более чем определенный статус), но которая оказывается захваченной, однако реакция России была, мягко говоря, наблюдательной.

Я, как гражданин России и русский человек, давно говорил, что сегодня даже в формальных мотивах Москвы (к сожалению, или к счастью) нет такого фактора, как российский паспорт. Я, как человек, который наблюдает за этим конфликтом в тех местах, где все происходит, утверждаю, что России все равно, чьих детей убивают. Если реально начнутся массовые убийства, то Москва начнет действовать, и проверять паспорта убитых женщин и детей она не будет. Это же не первый раз, когда берут в плен российских граждан даже со статусом (взять хоть того же Андрея Косяка (россиянина, задержанного 13 октября в Донбассе. — Ред.).

Другое дело, что для меня очень печально, что гибель и страдания людей должны как-то измеряться (мол, 10 капель слез — это еще недостаточно, а больше — вводи миротворцев и принуждай к миру). Но это дело правительства. Я, как человек, который профессионально занимается информационной поддержкой государства, считаю, что им виднее. Но внутренний мой голос говорит: «Да когда же это кончится, пора бы уже прекратить».

Что касается военной составляющей этой информации, то да, взяли и зашли. А что, нужно было стрелять по населенному пункту со стороны линии обороны ДНР? Как их не пускать? Там же нет позиций, блиндажей, огневых точек и сил, которые помогли бы отреагировать, вот и все. А насчет Байрактаров, то у меня вопрос один: а нельзя ли каким-то образом ДНР взять и закупить их через третьи лица и точно так же применять по боевым позициям Украины? Почему бы и нет? Сейчас все продается и покупается.

— У России есть проект беспилотника «Орион»…

— Да необязательно наши. Байрактары тоже подойдут. Можно сброситься. Есть огромное количество добровольцев-гуманитарщиков, которые внесли бы свой вклад. На территории Украины же есть центры, которые оказывают гуманитарную и военную помощь, покупая летальное оружие, тепловизоры и приборы ночного видения для ВСУ. Это все централизовано, и никаких проблем нет. Это не обязательно делать россиянам. Киньте клич, и русские люди из других стран СНГ тоже в этом поучаствуют. Купить пару Байракторов и ответить пару раз.

— Этот вариант интересен, просто исходя из того, что Байрактар показал себя как высокоточное оружие, которое позволяет избежать ненужных жертв.

— Понятно, что ПВО укреплять тоже надо и надо не стесняться говорить об этом. У нас же есть ЧВК, которые применяют автоматы Калашникова. Почему в рамках ЧВК не применить ПВО? Что в этом такого? Речь идет об обороне. Народная милиция не пойдет вперед. Она для этого не создана. Это войска, которые обороняют республики и удерживают территорию до определенной ситуации, пока Украина не оторвёт усы русскому медведю, и пока он одним махом своей лапы ее не раздавит. Это не значит, что я недооцениваю уровень подготовки ВСУ. Вопрос в том, будут ли они воевать так же, как воевали в Великую Отечественную войну против фашистов, когда мы были вместе.

— МИД РФ в очередной раз заявил о том, что не исключают дальнейшего ухудшения ситуации. А каким образом Россия могла бы прекратить этот конфликт, с использованием каких средств и в какой степени ей следовало бы обращать внимание на реакцию международного сообщества?

— Мнение мирового сообщества надо уважать. Мы ведь не сыч на болоте, вокруг которого никто не живет, кроме пиявок. Мы жители мирового сообщества, и реакция нашего окружения для нас важна. Кроме того, нам необходимо учитывать реакцию людей на Украине. Это очень важно для нас. Это наши родственники, друзья, до недавнего времени это наши соратники.

Кучка маргиналов, у которой руки в крови, не должна влиять на нашу стратегию. Это им важно поссорить Украину с Россией, залить Украину кровью и сделать это нашими же руками, когда украинские власти добьются, что Россия будет вынуждена жестко реагировать.

Мой друг, герой России Алексей Ухватов, командир разведывательной роты 135-го мотострелкового полка 19-й мотострелковой дивизии 58-й общевойсковой армии Северо-Кавказского военного округа, принимал участие в августовской войне 2008 года. Он говорил, что когда он стрелял, то у него текли слезы, потому что он вынужден был убивать молодых грузинских парней, не имевших опыта обращения с оружием. Зачем это надо? Это чьи-то сыновья и отцы, которых насильно положат под эту красную машину.

Никто не говорит, что Украина слаба. Это та же самая Россия образца 1992 года. Только мы встали, а они нет. В этом и разница. Вы, мои друзья и братья на Украине, радуетесь, что у вас появились Байрактары, но это не сравнимо с производством ракетных и авиационных двигателей и боевых и транспортных самолетов, которые вы у себя развалили. Вы гордитесь Байрактарами, которых даже сами произвести не можете. Стыд и позор.

— Как в таком случае прекратить все это, не используя всю военную мощь России?

— Что касается российского терпения, то Александр Лукашенко с территории Белоруссии уже всем объяснил, что если мы прекратим поставлять ГСМ, то людям будет тяжко. А мы все бережем людей, среди которых существуют фашистские пиявки. Хотя и людям начинает казаться, что мы враги.

Решение вопроса о взаимосвязях между Донбассом, Крымом и Украиной лежит в области экономики. Как только мы начнем покупать друг у друга валенки, мясо, молоко и творог — все это прекратится. Все эти распри искусственно поддерживаются блокадой. Как только возникнет торговля, им станет ясно, с кем выгоднее общаться — с Польшей или Россией. Как только Киев проснется и начнет экономические отношения с Крымом и Донбассом, все будет в порядке.

Бытие определяет сознание, а бытие в том, что мы нуждаемся в высококачественных дешевых украинских продуктах, лекарствах и предметах быта. Наши инженерные войска 90% понтонных переправ, мин и миноискателей закупали на Украине, а сейчас ноль. Мы-то своим это заменили, а чем заменила Украина — я не знаю.

Все упирается в деньги. Когда деньги идут, там нет войны.