Олег Неменский: Пока что отношение к Лукашенко не является маркером геополитических ориентаций белорусов
Олег Неменский: Пока что отношение к Лукашенко не является маркером геополитических ориентаций белорусов
© РИА Новости, Нина Зотина
- Павел, Следственный комитет Белоруссии начал допрашивать членов Координационного совета оппозиции по делу о захвате власти. Означает ли это, что президент Лукашенко пошел в решительное наступление против своих оппонентов?

— Требования этого комитета о том, что они координируют передачу власти — это и есть попытка захвата власти. Это то, что анонсировала Тихановская. Мы не можем передать власть президенту, который не избран народом. Я думаю, даже не Лукашенко давал такое указание. Просто Следственный комитет действует в соответствии с конституцией Республики Беларусь.

- У кого сейчас больше шансов одержать победу? У оппозиции или у власти?

— Лукашенко одержал уверенную победу на выборах. Я не вижу оснований передавать власть оппозиции. Они сегодня просто собрали активное меньшинство и шантажируют всю страну. Но в Беларуси есть правоохранительные органы, которые умеют общаться с шантажистами.

- Польша согласилась с тем, что Евросоюз не ввел жесткие секторальные санкции против Белоруссии, объяснив это тем, что надо действовать более тонко, поскольку это может подтолкнуть Минск в объятия России. Действительно ли Польша может действовать тоньше в этой ситуации?

— Польша как раз-таки является инициатором всех этих движений. Потому что телеканал «Белсат» и все, что с ним связано, финансируется напрямую МИДом и правительством Польши. Фактически Варшава должна признать свою ответственность за ситуацию в республике.

Что касается ввода санкций, то это юридический вопрос. Для этого нужны какие-то основания. Никаких оснований считать выборы нелегитимными или незаконными у Евросоюза и Польши нет.

- Почему вообще сложилась такая ситуация, что у Польши есть столько инструментов своего влияния в Белоруссии?

— Это, конечно, упущение МИДа, что этот канал не был закрыт. Но он так и не был закрыт. Что касается Telegram-каналов и анонимных источников, то они нигде не регистрируются. То, что в момент выборов у нас были неполадки с интернетом, привело к тому, что Telegram-каналы стали еще более популярными как альтернативная или единственная точка зрения. Своеобразная новостная лента, которая давала информацию о том, что происходит в стране.

Белорусы были немного не готовы к тому, что те, кто называют себя СМИ, могут врать. В результате много людей повелось на ложную информацию, эти Telegram-каналы публиковали очень много фейков.  Например, фейк о пропавших без вести. Это тот же украинский сценарий, когда они записывают в список пропавших без вести участников протестов всех, кто пропал в Беларуси за последний год.  

Также очень много фейковой информации публиковалось о якобы избитых девушках. Потом, правда, оказалось, что это было фото с какого-то садомазо-порносайта. И люди настолько не ожидали, что может быть такая ложь, что даже не обратили внимание, что эти побитые девушки стоят на фоне яхт. Ну нет в Беларуси яхт.

- Как далеко в своем желании дестабилизировать обстановку могут зайти Польша или Литва?

— Они уже зашли дальше, чем им было позволено. Я думаю, что Евросоюз их даже немножко приструнит, потому что как члены НАТО они не должны провоцировать конфликт с ОДКБ. Все прекрасно понимают, что как только одна из стран НАТО ввяжется в военный конфликт со страной-членом ОДКБ, это будет конфликт между НАТО и Россией, а третья мировая никому не нужна.

Поэтому я думаю, что Польшу и Литву сегодня приструнят. Тем более, что и Варшава, и Вильнюс сегодня играют в свою игру. Обратите внимание, протесты раздували польские спецслужбы, а так называемого кандидата в президенты приняла Литва. Тут они действовали несогласованно, пытались захватить пальму первенства.

Я понимаю позицию Литвы. Их раздражает наша Островецкая АЭС, и они делают все, чтобы ее закрыть. Но я не совсем понимаю позицию Польши, которая сегодня делает столь недружественный шаг. Думаю, с Польшей мы будем разбираться, почему они так себя повели.

- Насколько сейчас Белоруссию устраивает позиция России?

— Россия на уровне правительства изначально занимала дружественную позицию в отношении Беларуси. Вопрос в том, что некоторые Telegram-каналы, связанные с российским транснациональным бизнесом, пытались антибелорусскую повестку навязать.

Но эта антибелорусская повестка в России оказалась непопулярна. Возможно, российские спецслужбы помогли немножко приструнить эту повестку, чтобы не портили отношения с союзным государством. Позиция России объяснима. Оснований повести себя по-другому у России просто нет.

- Остается ли после кризиса актуальной идея о том, что Белоруссия должна быть мостом, через который происходило бы экономическое взаимодействие между Россией и Западом? Или нужно будет как-то определяться?

— Мы сегодня и есть этот мост. Это клин в Европу, который нужен и России, и Китаю. Мы связываем Россию и Запад. Россия и без нас тесно связана с Западом. Если брать, например, вступление в международные организации, то Россия куда глубже вступила в ту же ВТО, куда Беларусь еще не вступила.

Я не знаю, можно ли нас назвать «мостом». Наверное, можно, но этот мост слегка проваливается. Мы куда меньше связаны с Европой, чем РФ. Мы больше экономически завязаны на Россию, на российский рынок, на Украину.

На сегодняшний день шла мощная атака, чтобы ликвидировать Минск как переговорную площадку по Донбассу. Мы видим недружественное поведение Украины, особенно посла, возможную провокацию спецслужб с этими «вагнеровцами».

На сегодняшний день в Украине есть силы, которые не заинтересованы в продвижении в части Минских договоренностей и выполнении их, и была попытка сорвать их, уничтожив минскую площадку. Насколько я понимаю, эта площадка все же останется. Все-таки в серьезный конфликт мы не вступили ни с Россией, ни с Украиной.

- Сейчас высказывается идея о том, что этот Майдан должен подтолкнуть Лукашенко к более активной интеграции с Россией. Вы разделяете эти прогнозы?

— У нас и так идет довольно активная интеграция с РФ. По большей части она тормозится российским транснациональным капиталом, топливно-энергетическим комплексом и другими заинтересованными лицами.

Интеграцию тормозит не российское правительство или российский народ, а работающий в России транснациональный капитал, который не устраивает как партнер социально ориентированное белорусское государство. А нас не устраивает менять социальное государство на дикий капитализм, которым живет РФ.