Первая кавалерийская дивизия Войска Польского долго искала возможность провести решающую битву с Первой конной армией РККА.

Правда, во время блестящего рейда этой кавдивизии на Казатин 25-27 апреля 1920 года, который считался примером блицкрига до появления танковых войск, конница Будённого лишь подтягивалась к польскому фронту.

День в истории: 18 августа: русская армия начала битву за Галичину
День в истории: 18 августа: русская армия начала битву за Галичину
© Художник А. Щелумов

Тогда поляки примерно в 160 километрах за линией фронта смогли захватить этот крупный железнодорожный узел и большое количество оружия и припасов, разгромить примерно две дивизии РККА и взять около 8 тысяч советских солдат в плен, чем разрушили южное крыло 12-й советской армии и отрезали её от 14-й.

Но уже 29-31 мая 1920-го польская 1-я кавдивизия, которой тогда командовал генерал Ян Ромер, бывший офицер австро-венгерской армии, смогла нанести Первой конной болезненный удар в битве у села Володарка, несмотря на шестикратное численное превосходство красных войск.

Одной из причин поражения подчинённых Семёна Будённого был переход на сторону поляков 3-й Донской казачьей кавалерийской бригады, состоявшей из казаков, ранее служивших в армии Деникина, а затем насильно призванных в Красную Армию.

Однако 1-я конная армия оставалась одним из самых опасных для поляков подразделений РККА. Она была мобильной, успешно избегала решающих сражений, использовала бреши в польских войсках и прорывала фронт в самых слабых местах, сея смуту в тылу польских войск, а также разрушала линии связи.

И хотя во время битвы под Берестечком и Бродами 29 июля — 3 августа 1920 года Первая кавалерийская дивизия поляков почти окружила конников Будённого, рвавшихся в направлении Львова, но завершить операцию не удалось, поскольку польские войска были срочно отозваны для обороны Варшавы.

Кстати, к тому времени командующим Первой кавдивизией поляков был генерал Юлиуш Руммель, бывший полковник Российской императорской армии, а её 8-й кавалерийской бригадой и вовсе командовал сослуживец Семёна Будённого по Приморскому драгунскому полку — генерал Александр Карницкий.

Буденновцы против марковцев. Как на Донбассе погибла элита Белой гвардии
Буденновцы против марковцев. Как на Донбассе погибла элита Белой гвардии
© Public Domain

В результате неудач Будённого в продвижении на Львов, 2 августа 1920 года советское руководство приняло решение о передаче 1-й конной и 12-й армии в состав Западного фронта — для усиления наступления на Варшаву.

Однако Иосиф Сталин, который в это время был членом Военного совета Юго-Западного фронта, а фактически руководил фронтом, был не согласен с общей стратегией мировой революции, выдвинутой Лениным. Он считал, что вместо похода на Варшаву и Берлин следует присоединить к РСФСР Волынь и Галичину, населенные преимущественно украинцами.

Сталин под разными предлогами оттягивал выполнение распоряжений из Москвы, и только после его отзыва туда 17 августа 1-я конная двинулась на Варшаву. Это произошло лишь 21 августа 1920-го, а до того конники Будённого безуспешно пытались взять Львов вместе с 12-й армией РККА.

На приказы командующего Западным фронтом Михаила Тухачевского от 15 и 17 августа о переходе в район Владимира-Волынского командование 1-й конной отвечало, что армия не может выйти из боя и поэтому приказ будет выполнен только после взятия Львова.

В конце августа 1920-го части 1-й конной армии подошли к окрестностям Замостья, где к тому времени польскому командованию удалось сосредоточить войска и организовать линию обороны.

Кстати, формально обороной города руководил генерал армии УНР Марк Безручко — как самый старший по званию офицер. При этом в Замостье военных УНР было менее 400 (польских — более 3000), а фактическое командование войсками гарнизона осуществлял польский капитан Миколай Болтуць. 

29 августа 1920 года произошли первые столкновения частей 1-й конной с подразделениями польской 1-й кавалерийской дивизии.

К 100-летию польского парада победы 9 мая. Как «европеизированные кузены» Киев брали
К 100-летию польского парада победы 9 мая. Как «европеизированные кузены» Киев брали
© Public domain

Польский батальон во главе с майором Станиславом Мачеком задержал продвижение красной кавалерии у деревни Варенж. Позже в тот же день польский уланский полк застал врасплох и разбил несколько красных частей при деревнях Лыкошин и Тышовце, взяв почти 200 пленных (в том числе одного комиссара), три артиллерийских орудия и семь пулемётов.

На следующий день советские части продолжали наступление на Замостье, но преодолеть мобильную оборону поляков им не удалось. В это время польская кавалерия вышла в район деревень Волица Бжозова и Комаров к западу от города.

По прибытии в район Замостья 1-я конная имела два варианта действий: наступать на хорошо укрепленный город «в лоб» или попытаться обойти его по лесам с запада. Буденный не ожидал значительного сопротивления поляков и выбрал второй вариант.

Наступление 1-й конной армии началось ранним утром 31 августа 1920 года, и с самого начала было неудачным для Будённого.

6-я кавдивизия потерпела поражение в столкновении с польской пехотой к западу от Замостья, а 11-я кавдивизия была остановлена польской пехотой у села Лубянки.

Хотя 4-й кавдивизии 1-й конной под командованием Семёна Тимошенко удалось пересечь заболоченный участок к северу от польских позиций, позже она была атакована польской кавалерией у деревни Воля Шнятыцка. После короткого боя дезорганизованные силы красных были вынуждены отступить, оставив после себя большую часть тяжелого вооружения и снаряжения, в том числе личный бронеавтомобиль Будённого. 4-я кавдивизия в беспорядке отступила.

«Помнят польские паны, помнят псы-атаманы». Как готовился удар Будённого по Пилсудскому
«Помнят польские паны, помнят псы-атаманы». Как готовился удар Будённого по Пилсудскому
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

В 12 часов польская конница атаковала 11‑ю кавдивизию 1-й конной, которая заменила отступающую 4‑ю дивизию. Атака была отбита с тяжёлыми потерями с обеих сторон. Примерно через 30 минут советские войска были вынуждены отступить, однако и польские части были серьёзно истощены, кроме того, они понесли потери от огня собственной артиллерии.

После этого VI бригада Первой кавалерийской дивизии поляков, находившаяся до этого в резерве, начала атаку с занятой ранее высоты. Части 1‑й конной начали дезорганизованное отступление в сторону Замостья, их преследовал уланский полк под командованием капитана Тадеуша Коморовского (позднее генерала и командующего Армии Крайовой). Во время этого отступления 1‑я конная также понесла большие потери.

Боевые действия под Комаровом прекратились до 5 часов вечера, когда советская 6-я кавдивизия сумела прорваться через кольцо польской пехоты и прибыла на поле битвы.

Польская VI кавбригада отдыхала в деревне Невиркув и её окрестностях, а VII кавбригада начала марш на соединение с ней. На полпути поляки обнаружили огромную линию красной кавалерии, выходящую из леса около Волицы Шнятыцкой — собственно части 6-й кавдивизии в составе шести полков. Дивизия была уже развернута в линию атаки, но ещё не начала движение.

Юлиуш Руммель приказал всем своим силам немедленно начать общую атаку, не дожидаясь, пока красные пойдут вперёд.

Основные польские части нанесли фронтальный удар, уланский полк атаковал левый фланг противника, а отдельные польские подразделения из Невиркува ударили по красным с тыла.

«Вгорячах подняв свой карабин, Ворошилов стал посылать пулю за пулей». Как погиб загадочный любимец Будённого
«Вгорячах подняв свой карабин, Ворошилов стал посылать пулю за пулей». Как погиб загадочный любимец Будённого
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

После получасового боя Будённый приказал 6-й кавдивизии отступить. Единственный возможный путь отступления вёл на восток через позиции 2-й пехотной дивизии легионов, и ценой тяжелых потерь отступающим частям Первой конной удалось прорваться.

К концу дня 31 августа 1920 года битва при Комарове, которую британский историк Норман Дэйвис назвал «спектаклем, которого Европа больше никогда не видела», закончилась полным разгромом войск Будённого. Разгром произошёл, несмотря на их четырёхкратное преимущество в живой силе: 6 тысяч красных кавалеристов против 1,5 тысячи польских. По разным данным, поляки потеряли от 300 до 500 человек убитыми и ранеными (кроме того, погибли более 500 лошадей). Данные о потерях красных не были обнародованы и остаются неизвестными до сих пор, эксперты оценивают их в 4 тысячи убитых, раненых и пленных.

При этом польская 1-я кавалерийская дивизия продолжила преследование отступающих частей 1-й конной. Хотя войскам Будённого и удалось избежать окружения и полного уничтожения, но угрозы для наступающих польских сил они больше не представляли.

К концу сентября 1920-го польские войска достигли реки Случ, то есть того места, с которого началось наступление РККА на Варшаву, а 1-я конная армия была отведена с польского фронта.

Битва при Комарове стала катастрофой для 1-й конной армии.

Несмотря на значительное численное превосходство, командование красных не сумело сконцентрировать силы, они наносили разрозненные последовательные атаки, которые были успешно отражены польскими войсками. К большим потерям советской стороны также привело отсутствие связи между частями и игнорирование данных разведки.

Как в Галиции на два месяца по приказу Тухачевского советская власть все языки уравняла
Как в Галиции на два месяца по приказу Тухачевского советская власть все языки уравняла
© history.wikireading.ru

Во время отступления моральный дух и дисциплина в частях Будённого упали, что привело к массовым грабежам и насилию против гражданского населения со стороны «красных казаков». Именно в этот период 1-я конная запятнала себя погромами еврейских местечек.

В годовщину битвы при Комарове, 31 августа, в Польше отмечается День польской кавалерии.

Ещё в 1936 году появились первые планы установки на месте битвы памятника польским кавалеристам, но лишь в последние годы они начали претворяться в жизнь. Правда, к 100-летию битвы готов лишь проект монумента, даже заливка фундамента под его постамент и прокладка подъездной дороги за счёт местных властей ожидаются только к концу 2020 года. Кроме того, из необходимых для сооружения 3,2 миллиона злотых (более 800 тысяч долларов) пока собрано чуть больше десятой части.

При этом центральные фигуры памятника, автором которых является скульптор из Гданьска Томек Радзиевич, вызвали протесты в России. Очередной пропагандистской атакой силами монументального искусства назвали российские скульпторы из Объединения «Лит Арт» работу своего коллеги.

Объединение «Лит Арт» считает недопустимым установку этого памятника, так как он сеет вражду между народами Польши и России, а также Украины и Белоруссии. Скульпторы утверждают, что центральные фигуры монумента выглядят нарочито агрессивно. Композиция изображает троих польских кавалеристов (высота скульптур должна составлять 5 метров). Первый всадник несется с пикой, причём в первоначальном варианте он закалывал ею упавшего с коня красноармейца. При этом выражение лица у него зверское, как будто он наслаждается убийством на поле боя. Второй всадник замахнулся саблей для удара, а третий изображен со знаменем. Автор монумента не изображает тела жертв, но они все равно ясно читаются в этой сцене.

День в истории. 15 августа: 100 лет назад благодаря Сталину поляки победили в Варшавской битве
День в истории. 15 августа: 100 лет назад благодаря Сталину поляки победили в Варшавской битве
© Public domain

«Эти невидимые жертвы — русские, украинцы, белорусы из рядов Первой конной армии Буденного? А может быть, это большевики без национальности, которые через 25 лет освободили узников Освенцима и всю территорию Польшу от фашистов? Хотелось бы напомнить, что при освобождении Польши погибло более 450 тысяч советских солдат. Так что автор хочет сказать этой композицией?» — задаются вопросом российские скульпторы, требуя изменить композицию и агрессивные позы всадников.

Они также предлагают установить на его постаменте памятные таблички с именами всех погибших в битве при Комарове.

Последнее точно не будет сделано, поскольку официальное название монумента — «Памятник славы кавалерии и конной артиллерии Польши», а сама битва при Комарове считается одним из шести триумфов польской конницы.