Мы попросили известного немецкого политолога поделиться с нашими читателями мнением о том, как недавний инцидент в Керченском проливе воспринимается на его родине.

- Как немецкая пресса, немецкая общественность и немецкий политикум восприняли недавнюю ситуацию с задержанием трех украинских судов в российских территориальных водах, которые попытались без разрешения российской стороны пройти в Азовское море через Керченский пролив? На чьей стороне они стоят?

— Однозначно на украинской.

- А почему?

— А потому что Запад не признает Крым частью России. То, что Россия считает морскую акваторию, примыкающую к полуострову своей, Западом игнорируется. Он этого не признает. И то, что сейчас произошло в Керченском проливе, будет и дальше происходить. Украинцы, таким образом, хотят спровоцировать Россию на дальнейшие военные действия. Они постоянно будут входить в российские территориальные воды возле Крыма, так как считают их своими. А Запад также считает, как и Украина. Хотя Украина давно ни этими землями, ни этой территорией не владеет. Это уже неукраинская территория.

Это очень опасный конфликт. Многие уже о Крыме позабыли, а теперь он возвратился со всей прежней мощью. Политики на Западе и в Германии выступают все жестче и жестче и считают, что после Крыма Россия будет аннексировать Азовское море. Накручивается очень опасная ситуация.

Политики будут стоять на своём, не признавая Крым частью российский территории. Вопрос тут только в том, как долго все это будет продолжаться. Рано или поздно это произойдет, но как долго все это будет длиться, я не знаю.

Во всяком случае, пока Запад стоит на своей позиции. Он считает, что он пока силен, чтобы Россию поставить в угол. Однако то, что такую державу трудно поставить в угол, и то, что она будет защищаться и обороняться, это очевидно. Но на Западе это пока не видят. Или не хотят видеть.

- Вы же знаете, что дьявол кроется в деталях. Ведь конфликт произошел в водах, которые принадлежали России еще до 2014 года, то есть до того момента, как Крым присоединился к России. Знают ли об этой детали в Германии и на Западе?

«Слишком много совпадений». Лавров связал керченский инцидент с саммитом G20
«Слишком много совпадений». Лавров связал керченский инцидент с саммитом G20
© РИА Новости, Кирилл Каллиников | Перейти в фотобанк

— Никто не знает, где этот конфликт произошел. Это надо честно признать, потому что конфликт развивался несколько часов. Есть две разные версии того, что произошло, — украинская и российская. И первая отличается от второй.

Сейчас важно, чтобы все разобрались в том, кто начал этот конфликт и где он действительно произошел. Да, Россия остановила корабли и вынудила их повернуть назад. Это произошло, как считают на Западе, в российских территориальных водах, но по соглашению от 2003 года украинские корабли, как и российские, имеют право на проход через Керченский пролив.

Сам же конфликт — это обстрел и таран украинских кораблей и их захват. Где он точно произошел, сейчас выясняют. Украинцы сейчас говорят, что в каких-то международных водах. А российская сторона говорит о другом: о том, что она преследовала корабли.

Поэтому, думаю, что последнее слово еще не сказано. Здесь, на Западе, те политики, которые пытаются понять, что произошло на самом деле, хотят услышать и российскую точку зрения. Они говорят, что надо подождать полного разъяснения ситуации: в какой момент, в каких водах на самом деле все эти конфликты происходили.

Александр Рар: Войны и конфликты сегодня выигрываются не в бою, а в пиаре

- Можно ли говорить, что Петр Порошенко этой акцией в Керченском проливе добился успеха? Ведь смотрите, встреча Трампа с Путиным в Буэнос-Айресе отменена, на Западе снова негативно пишут о России, внутри Украины удалось на 30 дней ввести военное положение в 10 областях.

— Да, можно говорить, что Порошенко добился для себя значительного, хотя и неполного, успеха. Его все-таки собственный парламент остановил, когда он хотел ввести военное положение на 60 дней, а не на 30. И слава Богу! Это на Западе очень не понравилось и пахнет провокацией.

Видно, что она была заранее подготовлена, это не было сиюминутное решение. Это все понимают на Западе.

Но тут просто принято внутриукраинские дела не затрагивать и украинцев не ругать.

Пиар Украины тут очень хорошо работает. Это не все знают, но люди или проукраинских взглядов, или даже украинского происхождения сидят тут: их большое засилье и в Бундестаге, и их часто печатают в прессе. Тут очень мощное, если не диаспоровское, то проукраинское лобби, которое состоит не только из украинцев. Там есть и немцы, и французы, и американцы, которые полностью встали на украинскую сторону. Благодаря им тут сложился русофобский очаг.

У них есть рычаги давления на политиков, и политики теряются в аргументах, потому что российская точка зрения не присутствует в СМИ. И, к сожалению, мы видим, что с каждым днем эта тема становится еще горячее, но, думаю, через неделю она может уйти.

В общем, аргументация украинцев преобладает.

- Что в таком случае, по-вашему, надо сделать, чтобы и российская точка зрения была представлена? Какой бы совет дал Александр Рар?

— Те, кто хотел объяснить российскую точку зрения, в СМИ не попадают. Их просто туда не пускают. Мы же в ситуации войны находимся. Думаю, что сразу это все нельзя сделать.

Я просто вспоминаю аналогичный случай: Грузия 10 лет назад, когда Саакашвили напал на Южную Осетию, обстрелял и убил русских миротворцев, обстреливал «Градом» Цхинвал. Все всё показывали по телевидению. Все всё видели. И что? Вся вина через 10 дней пала на Россию. Россия виновата.

Люди не разбираются, что там происходило. Сильный бьет слабого — Россия хочет восстановить свою империю. Пиар был запущен настолько антироссийский, что просто некуда.

А потом начались независимые расследования. На Кавказ, в те места, поехали специалисты и сказали: нет, на Южную Осетию напал Саакашвили. Это стопроцентно. Это не русская пропаганда.

Керченский инцидент: Матвиенко приглашает экспертов из Европы
Керченский инцидент: Матвиенко приглашает экспертов из Европы
© РИА Новости, Алексей Дружинин | Перейти в фотобанк

И вот тогда ситуация стала меняться. Вдруг появилась фактология. В итоге Россию из-за этого конфликта не смогли поставить в угол и не стали вводить санкции. На Западе поняли, что Саакашвили напал на российских граждан, и это спасло ситуацию.

А вот сейчас всё делают для того, чтобы такой фактологии не появлялось. Просто замалчивают российскую точку зрения.

Вы спрашиваете: что тут можно сделать, чтобы изменить ситуацию? Проводить долгую и кропотливую работу, которая должна длиться годами. Надо годами подготавливать платформы, где можно бы было открыто выступать с российской точки зрения.

Войны и конфликты, с моей точки зрения, выигрываются сегодня во многом на уровне пиара, а не на поле брани.