Исполняющая обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун, безусловно, является одним из самых непотопляемых украинских политиков наших дней. Несмотря на все пертурбации последних недель, она достаточно уверенно сохраняет за собой свою должность и надеется продолжить свою карьеру при администрации нового президента, хотя парламент так и не смог утвердить ее в полноценном статусе министра в силу огромной одиозности и непопулярности американской чиновницы.

Команда Владимира Зеленского явно не знает, что делать с Ульяной Джорджевной, поскольку люди из его окружения делают путанные противоречивые заявления, намекая на увольнение чиновницы, а затем заявляя, что она все-таки сохранит свою должность. Между тем Супрун всегда демонстрировала подчеркнутую лояльность бывшему президенту Петру Порошенко и по сути принимала участие в его предвыборной кампании, лично поприсутствовав на съезде, где выдвигался бывший гарант. У Супрун были для этого все основания, ведь именно Петр Алексеевич предоставил ей украинское гражданство вместе с должностью министра, несмотря на то что это решение уже три года вызывает протесты ведущих медиков Украины и большинства украинских граждан. Достаточно вспомнить, что, согласно прошлогодним опросам, Супрун уверенно лидировала в антирейтинге украинских политиков, поскольку 46% опрошенных украинцев резко негативно относились к действиям заокеанской чиновницы. Хотя с ней конкурировал целый пул крайне непривлекательных персонажей.

С тех пор эта народная нелюбовь только усугубилась, ведь нынешней зимой страна пережила эпидемию кори, которая вывела Украину в абсолютные мировые лидеры по заболеваемости этой опасной инфекцией. Причем главной причиной кризиса явилась хроническая нехватка необходимых вакцин, в которой был виноват Минздрав. «Цифры просто страшные: за первые три недели этого года корью на Украине заболели 8,5 тыс. человек, уже зафиксировано 5 смертей. Для сравнения: 10 лет назад, за весь 2009 год, было зафиксировано 30 случаев заболевания корью (за весь год!). А сколько украинцев должно еще умереть, чтобы до кого-то дошло, что «Доктор Смерть» Супрун надо увольнять?» — написал в те дни политолог Владимир Корнилов.

Конечно, в любом сколько-нибудь демократическом государстве это сразу же привело бы к отставке министра, ведь за три года эффективного руководства Супрун страна превратилась в глобальный резервуар кори, что даже привело к вспышке этой болезни в Нью-Йорке, куда занесли болезнь еврейские паломники из Украины. Однако, несмотря на скандальность ситуации, чиновница явно не ощущала за собой никакой вины за происходящее. Всю зиму она бодро писала на своей странице в «Фейсбуке» о вреде черной икры, воевала с советскими новогодними салатами, славила Степана Бандеру и старалась сместить своего принципиального критика — директора Института сердца Бориса Тодурова. Причем дружественные Супрун нацисты из организации С14 даже попытались совершить несколько налетов на его клинику.

Позорный инцидент в Одессе, где обмороженные люди лежали из-за нехватки мест по двое на одной койке или даже на холодном полу, был спущен властями на тормозах — за ним предсказуемо не последовало никаких серьезных оргвыводов и отставок. А совсем недавно, в мае, высокопоставленная чиновница-миллионерша с особым цинизмом рассказала нищим украинцам о вреде обыкновенного репчатого лука — после того как он рекордно подорожал благодаря провальной политике ее коллег по Кабмину.

По существу Супрун может делать и говорить все что захочет, поскольку американское происхождение и статус «белой госпожи украинской политики» гарантирует ей полную неприкосновенность. Несмотря на всеобщее народное недовольство, ведущие украинские политики с удовольствием продвигают миф об «успешной» медицинской реформе, который хорошо продается на международных форумах и конференциях. Но главное — все ее действия полностью укладываются в канву политики экономии, которая является альфой и омегой нынешнего Кабинета министров. Сокращение «нерентабельных» больниц и «избыточного» медперсонала, экономия на скорых, повальная коммерциализация медицинских услуг — все это составляет саму суть медреформы, которая по существу призвана снять с государства необходимость платить за лечение своих граждан. Хотя по итогам это будет стоить Украине огромных человеческих потерь, которые дополнительно усилят и без того катастрофическую депопуляцию населения.

Именно в этом ключе следует рассматривать последнюю инициативу исполняющей обязанности министра, которая объявила о решении закрыть все существующие в стране детские дома. По словам Супрун, с 1 января эти государственные учреждения перестанут принимать детей, а в 2023 году полностью прекратят работу. При этом находящиеся в них дети будут возвращены родителям или переданы в приемные и патронажные семьи.

Безусловно, за этим людоедским решением стоит банальное желание сэкономить бюджетные средства на содержании детских домов. Однако можно не сомневаться — оно практически неизбежно приведет страну к настоящей гуманитарной катастрофе. На подконтрольной Киеву территории насчитывается около 73 тысяч детей, которые остались сиротами или были лишены родительской опеки, а государство содержит в специализированных заведениях около 25 тысяч из этого количества несовершеннолетних. Характерно, что их число постоянно растет в силу продолжающейся войны и прогрессирующего социального кризиса. Ликвидация детских домов приведет в этих условиях к тому, что большинство детей отдадут на руки родственникам, от которых их зачастую спасали, поскольку не секрет, что родители многих детдомовцев относятся к антисоциальным категориям населения. Таким подросткам будет угрожать насилие, сексуальная эксплуатация, наркомания, алкоголизм и сопутствующие им болезни. Многих из них будут с детских лет вовлекать в преступность, что в целом ухудшит и без того тяжелую криминогенную обстановку. Жизнь и здоровье брошенных государством маленьких украинцев будут находиться под постоянной угрозой, но их судьба уже не будет волновать депутатов или чиновников.

Передача в патронажные семьи тоже не является панацеей, хотя в стране есть множество людей, которые желают усыновить ребенка и долгие годы борются за это с бюрократическим аппаратом. В нынешних украинских реалиях такая инициатива может привести к настоящей торговле детьми, которых будут «усыновлять» представители все тех же криминальных кругов, используя рабский труд несовершеннолетних, как это и сейчас происходит в разных регионах страны на полях, в шахтах, в цехах и на янтарных приисках, или вовлекая их в различные формы секс-бизнеса. И нет никаких сомнений, что украинское правительство, которое банальным образом списывает со своего баланса часть будущего поколения украинцев, не сможет и не захочет проконтролировать защиту их прав. Этим не будет заниматься ни Супрун, ни кто-либо другой из команды «эффективных реформаторов», которая продолжает доводить Украину до ручки при новом президенте Зеленском.

Нет никаких сомнений, что атомизованное и запуганное украинское общество проглотит план ликвидации детских домов, потому что речь идет о судьбах чужих детей. Привыкнув жить по принципу «моя хата с краю», наши обыватели не понимают, какими будут последствия отказа от государственной поддержки и социализации оставшихся без родительской опеки детей. Но пройдут годы, и эта бездумная политика принесет свои плоды в виде всплеска преступности, когда на улицы украинских городов выйдут никому не нужные, необразованные, но очень опасные для окружающих подростки, которых еще назовут когда-нибудь «детьми Ульяны Супрун».