26 марта на онлайн-совещании лидеров государств-членов Евросоюза президент Пятой республики призвал своих коллег проявить объединить усилия для борьбы с общей угрозой. Макрон предупредил: «На карту поставлено выживание европейского проекта. Риск, с которым мы сталкиваемся, — это смерть Шенгенского соглашения».

Об этом сообщило агентство Reuters со ссылкой на французский дипломатический источник.

Европейские границы на замке

17 марта лидеры государств-членов по предложению председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен на 30 дней запретили въезд в Европейский союз гражданам третьих стран. Ограничения не распространяются на тех, кто имеет вид на жительство в государстве ЕС, родственников граждан государства ЕС, дипломатов, сотрудников пограничных служб, которые должны пересекать границу для выполнения своих обязанностей, а также всех специалистов, включая учёных, которые привлечены к борьбе с коронавирусом.

Кроме того, предусмотрены зелёные коридоры для поставок медицинских средств и товаров первой необходимости на территорию ЕС.

Ласло Кемени о коронавирусе, о смерти капитализма и о революции сознания
Ласло Кемени о коронавирусе, о смерти капитализма и о революции сознания
© youtube.com

Помимо закрытия внешних границ, некоторые национальные правительства вводят ограничения на своих государственных рубежах. Пограничный контроль, о котором за время существования шенгенского пространства многие забыли, возобновили 15 стран-членов ЕС (Германия, Австрия, Франция, Бельгия, Италия, Испания, Португалия, Финляндия, Дания, Швеция, Литва, Эстония, Польша, Чехия, Венгрия) и две страны, входящие в Шенгенскую зону (Швейцария и Норвегия).

Таким образом, действие Шенгенской зоны временно приостановлено, впрочем, такая возможность — возобновление временного пограничного контроля для обеспечения общественной безопасности, но при координации на уровне Евросоюза — заложена шенгенскими соглашениями. Подобные ограничения вводились и раньше, но отдельными странами, например, Италией на период эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году, Францией из-за террористической угрозы в 2018 и 2019 годах.

Бывали также ситуации, когда контроль на национальных границах вводили одновременно несколько стран ЕС, как в 2015-2016 годах при рекордном наплыве нелегальных мигрантов, однако тогда речь шла лишь о паспортном контроле в 9 государствах. Вот так, как сейчас при пандемии коронавируса, Шенгенская зона никогда полностью не закрывалась.

Конечно, для Европы, которая привыкла к свободе перемещения и прозрачным границам, нынешние ограничения создали немало трудностей. В видеообращении к жителям союза 23 марта Урсула фон дер Ляйен сказала, что меры, введённые для сдерживания распространения эпидемии, замедлили, а местами даже парализовали движение транспорта, на минувших выходных пробки на некоторых пограничных пунктах растянулись на 40 км, а время ожидания составило до 18 часов. Она подчеркнула, что медицинский контроль на границах может иметь важное значение в борьбе с коронавирусом, но он не должен привести к параличу транспорта.

Если от привычки заправлять личные автомобили в соседней стране, где бензин дешевле, европейцы могут отказаться, то вопрос, как обеспечить поставки не только продовольствия и товаров первой необходимости, но и продукции, запчастей для предприятий, чьи производственные цепочки разбросаны по другим государствам ЕС, более сложный. 

Помимо человеческих потерь, европейские страны теряют и экономически, поэтому многие лидеры долго не могли решиться на закрытие границ. Даже премьер-министр Италии, главного эпицентра коронавируса в Европе, Джузеппе Конте 24 марта после внеочередного заседания правительства сказал, что приостановка действия Шенгенской зоны не отвечает потребностям жителей его страны, и возмутился: «Мы что, хотим сделать из Италии лазарет?» 

Госсекретарь Франции по делам транспорта Жан-Батист Джеббари тоже посчитал эту меру бессмысленной, потому что инфекция распространяется без оглядки на административные границы. Однако президент Франции занимает более жёсткую позицию по этому вопросу. 21 марта газета Liberation сообщила со ссылкой на источники в Елисейском дворце, что Макрон выдвинул ультиматум премьер-министру Великобритании Борису Джонсону: либо Лондон вводит меры по предотвращению распространения коронавируса, в частности, прекратить работу баров, ресторанов, клубов, либо Франция закроет границу с королевством, а её примеру могут последовать и остальные страны ЕС.

Собеседник издания сказал: «Мы вынуждены были явно пригрозить ему (Джонсону. — Ред.) для того, чтобы заставить наконец пошевелиться». В конце концов Джонсон согласился.

Коронавирус в Европе: Британия и Польша копируют немецкие меры, в Швеции — практически никаких ограничений
Коронавирус в Европе: Британия и Польша копируют немецкие меры, в Швеции — практически никаких ограничений
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Очень символично, в какой период в Европе происходит возвращение к национальным границам, — 26 марта исполнилось 25 лет с момента вступления в силу шенгенских соглашений (прекратило существование 1 мая 1999 года, когда на смену пришло Шенгенское законодательство ЕС), но произносить праздные речи о том, какую пользу они принесли, в нынешней обстановке как минимум неуместно. Хотя пользу шенген принёс немалую. 

Шенгенские соглашения включают два документа: соглашение об отмене визового контроля на общих границах (подписанное 14 июня 1985 года Германией, Францией, Бельгией, Люксембургом, Нидерландами) и конвенция о порядке вступления в силу этого соглашения (подписана в 1990 году). Подписанты соглашений образуют Шенгенскую зону, а это 22 государства-члена ЕС (Хорватия, Кипр, Болгария и Румыния ещё не выполнили все технические требования, поэтому погранпункты сохраняются), Швейцария, Лихтенштейн, Исландия и Норвегия, а также ассоциированные с отдельными государствами-членами ЕС Андорра, Ватикан, Монако и обязавшееся выполнять предписания Еврокомиссии Сан-Марино.

Главной целью шенгенских соглашений было создание четырёх свобод — товаров, услуг, людей и капиталов — для облегчения и усиления кооперации внутри европейского сообщества.

А был ли союз?

Европейский союз, о котором также упомянул Макрон, сейчас переживает сложные времена — каждый борется сам за себя. С точки зрения защиты национальных интересов это, конечно, правильно, но бросать в беде партнёров по союзу, когда возможность помочь ещё есть, как минимум неэтично. Италия, которая несёт самые большие человеческие потери, обратилась с просьбой прислать маски и другие медицинские средства, но никто из государств ЕС не откликнулся.

Напрашивается вопрос, а существует ли вообще европейская солидарность? Заявления, звучащие из Италии о том, что Брюссель их бросил в такой сложной ситуации, более чем обоснованны. Поддержку Риму сейчас оказывают Россия и Китай, направившие в районы эпидемии своих врачей, оборудование и дезинфицирующие препараты.

Дружить с Россией и Китаем сам Брюссель велел: как коронавирус меняет конфигурацию Евросоюза
Дружить с Россией и Китаем сам Брюссель велел: как коронавирус меняет конфигурацию Евросоюза
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

В таких условиях неудивительно, что премьер-министр Италии, по информации источников агентства ANSA в правительстве, на саммите ЕС, на котором Макрон сделал заявления об угрозе интеграционным структурам от эпидемии, отказался подписывать итоговый документ саммита по мерам борьбы с пандемией. Хотя по его требованию из текста удалили упоминание европейского механизма стабильности (главного инструмента реализации жёсткой бюджетной экономии в период кризиса 2010-2014 годов) как способа сбора кредита на борьбу с коронавирусом. 

Джузеппе Конте отвёл Евросоюзу 10 дней на разработку скоординированного решения, соответствующего реальному положению. Он предложил план, согласованный с Педро Санчесом  главой правительства Испании, занимающей второе место в Европе по количеству умерших, — о формировании рабочей группы из руководителей 5 государств для выработки совместного плана действий по борьбе с коронавирусом. 

Недовольство функцированием европейской системы в условиях пандемии звучит и из тех государств, где по сравнению с партнёрами по ЕС ситуация не так критична, в частности, из Эстонии, где подтверждено 538 случая заболевания, 1 летальный исход и 8 выздоровевших. Президент страны Керсти Кальюлайд обвинила Евросоюз в неспособности выполнить свою главную задачу — обеспечить функционирование единого европейского рынка, а именно передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. По её словам, договорённостей удаётся достичь в двустороннем порядке между государствами.

Однако среди эстонских политиков есть и те, кто критикует власти своей страны. Мэр Таллина Михаил Кылварт посетовал, что информирование жителей о положении дел в условиях карантина осложняет сокращение каналов коммуникации с русскоязычным населением на государственном уровне. В качестве подтверждения своих слов он сравнил содержание смс-оповещения о распространении коронавируса, которые получили жители: на эстонском языке текст содержал 5 строчек, а на русском — одно предложение, и в нём четыре сокращения.

Решение о закрытии границ между государствами Шенгенской зоны и внутри Европейского союза далось политикам непросто, поскольку влечёт за собой большие экономические потери, но если этого не сделать, то придётся заплатить ещё большую цену — человеческие жизни. Всем хочется как можно скорее преодолеть пандемию и вернуться к прежнему формату жизни, но прежней она уже не будет.

Коронавирус хорошо показал, кто друг, кто враг, а кто так.

Разногласия между европейскими странами начались давно, в частности, по вопросу антироссийских санкций, их действие продлевают автоматически, но многие в кулуарах говорят, что хотели бы их отменить, однако никто не решается заявить об этом вслух на саммите. Вялые действия руководства ЕС и более решительные меры национальных правительств только укрепят среди населения отдельных стран мнение, что европейский проект никакой пользы не приносит, а опираться можно лишь на свои собственные силы.

Шенген и ЕС, конечно, не умрут, в обозримой перспективе точно, но уже не будут иметь такого авторитета, как в прежние времена.