«Замазать жовто-блактиный флаг». Что думают жители Донбасса об указе Путина
«Замазать жовто-блактиный флаг». Что думают жители Донбасса об указе Путина
© коллаж Украина.Ру
Большинство экспертов говорят о завершающих аккордах интеграции Донбасса в Россию. Президент Украины стал фигурантом дурацкой новости о «хождении в народ»: в каком-то киевском пабе он, уподобившись рядовому гражданину, пил пиво и смотрел футбол. А в это время два региона его страны вошли в экономическое пространство России на правах российских субъектов. Без каких бы то ни было ограничений. Сертификаты на продукцию Донецкой и Луганской народных республик будут действительны наравне с российскими аналогами.

Нет, кое-какие оценки (естественно, сугубо негативного свойства) прозвучали. Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба отметился дежурной нотой протеста, направленного в российский МИД, короткой гневной тирадой напомнил о себе и Петр Порошенко: «Указ… не что иное, как издевательство. Пощечина всем, кто искренне искал мирного урегулирования… Своим преступным указом Путин фиксирует новые границы российской гибридной агрессии». Вот уж точно, чья бы корова мычала!

Именно Порошенко ввел в 2017 году экономическую блокаду, попытавшись товарным голодом поставить Донбасс в безвыходное положение. Как раз это и послужило поводом для быстрого замещения украинских товаров российскими. То есть экс-президент своими действиями вполне преступного свойства положил начало налаживанию экономических связей между двумя народными республиками и Россией. Итог вполне закономерен. Теперь ЛДНР стала полноправной частью российской экономики.

Основатель ДНР рассказал о последствиях указа Путина для республик
Основатель ДНР рассказал о последствиях указа Путина для республик
© РИА Новости, Михаил Воскресенский / Перейти в фотобанк
На этом революционном фоне забавно выглядит Соглашение об ассоциации с ЕС, ради подписания которого украинские радикалы поставили страну на уши, почти разрушив ее. Теперь Киев изъявляет желание пересмотреть этот договор, поскольку согласно ему, товарооборот с ЕС жестко квотирован. 6 ноября заместитель председателя комитета Верховной рады по экономическому развитию Дмитрий Киселевский высказался по теме так: «Действующее соглашение о свободной торговле имеет мало общего со свободной торговлей. Украинские товары не имеют свободного доступа на рынок ЕС. Квоты, пошлины, торговые ограничения действовали, действуют и появляются новые». Комитет, кстати, рекомендовал правительству пересмотреть экономическую часть документа.

Между тем в самом Донбассе решение российского президента вызвало восторженный отклик. В Киеве не могли не заметить этого и должны были как-то ответить на действия Москвы. Но почему-то предпочли хранить молчание. Причина удивительной и столь нехарактерной для украинского политика сдержанности в том, что на территориях, не контролируемых Украиной, давно поставлен крест. Конечно, официальная позиция относительно «аннексии и оккупации» части двух областей не меняется и меняться не будет. Украина формально добивается «освобождения и реинтеграции» Донбасса. Как и Грузия продолжает требовать возвращения Абхазии и Южной Осетии, не имея ни малейшего шанса в обозримой перспективе добиться этого.

На шаг ближе к России. Как указ Путина изменит ситуацию в Донбассе
На шаг ближе к России. Как указ Путина изменит ситуацию в Донбассе
© РИА Новости, Алексей Дружинин / Перейти в фотобанк
Можно было бы сделать вывод, что в украинской столице сидят реалисты, понимающие, что уход Донбасса необратим. Но говорить такое не поворачивается язык, поскольку украинские минометы и ствольная артиллерия продолжают наносить удары по ДНР и ЛНР. Совершенно очевидно, что это делается вовсе не ради возвращения утраченных территорий, ибо обстрелы делают пропасть отчуждения от Украинцы еще более непроходимой. Война нужна Киеву лишь как средство решения собственных проблем: как на внешнем, так и на внутреннем направлениях.

Надо полагать, что совершенно логичным будет еще один важный шаг, который явно не за горами. Если в силу военных действий предприятия ДНР и ЛНР не смогут выполнить свои договорные обязательства, то, как мне представляется, они вполне вправе попросить о защите своего торгового партнера. И я думаю, что взаимовыгодные отношения должны предусматривать механизмы обеспечения непрерывного производственного процесса. Такой опыт уже есть, хотя и защита предоставлялась по внеэкономическим причинам. Я имею в виду операцию по принуждению Грузии к миру 2008 года.