Владимир Корнилов: Оппозиция в Белоруссии не пользуется широкой поддержкой масс, но мы помним пример Украины
Владимир Корнилов: Оппозиция в Белоруссии не пользуется широкой поддержкой масс, но мы помним пример Украины
© РИА Новости, Владимир Трефилов
- Константин Петрович, как вы оцениваете активность и заявления кандидата и действующего президента страны Александра Лукашенко за минувшую неделю? В частности, обращение к народу 4 августа, слова о задержанных россиянах, интервью Дмитрию Гордону?

— Дело в том, что он действует в логике действующего президента, который идет на выборы. Он использует разные способы донесения информации, в частности, интервью Гордону — это попытка мобилизовать аудиторию YouTube, поскольку Гордон — достаточно раскрученный журналист, интервью которого смотрят, который вызывает резонанс.

Он использует обращение к народу, чтобы мобилизовать свой ядерный электорат. Он делает целый ряд посылов, иногда взаимоисключающих, он запускает целый ряд интриг, потому что вся общественность обсуждает, выдаст он, не выдаст «вагнеровцев» Украине, помирится — не помирится с [президентом РФ Владимиром] Путиным и так далее. То есть есть целый ряд моментов, которые показывают, что Лукашенко достаточно искусно использует информационные поводы для того, чтобы создавать информационное поле вокруг себя.

- На ваш взгляд, можно ли сказать, что Лукашенко разыгрывает антироссийскую карту и заигрывает с Западом? 

— Он действует параллельно: делает шаг в одну и шаг в другую сторону. Потому что, например, вчера (6 августа. — Ред.) были задержаны люди с американскими паспортами. Поэтому в данных ситуациях он делает симметричные шаги как в одну сторону, так и в другую, пытаясь разыгрывать карту… Я бы не назвал ее антироссийской, он же объяснил, что он не враг России, а своим врагом считает только одного человека, который по совместительству является заместителем одного из министров Российской Федерации. Очень прозрачный намек на господина [первого замминистра экономразвития РФ, экс-посла в Белоруссии Михаила] Бабича.

Поэтому в данной ситуации Лукашенко пытается действовать, как герой известного литературного произведения, который «уважать себя заставил». То есть он пытается создать переговорную площадку и политически делать посылы, что его интересы также необходимо учитывать.

Константин Бондаренко: кто он
Константин Бондаренко: кто он
© Facebook, Dmitry Raimov
- А какова сейчас позиция Запада? Вроде в западной прессе его критикуют, а вроде и не очень…

— Да в том-то и дело. Понимаете, «вагнеровцы», которые на самом деле не особо положительно воспринимаются и в самой России, и сам [бизнесмен Евгений] Пригожин, который в Кремле воспринимается как провокатор и лицо с сомнительной рукопожатностью, в данной ситуации явились такой разменной монетой.

Потому что реально Лукашенко как бы сделал выпад не против граждан Российской Федерации, не против российских кадровых военных, а против наемников, которые непонятно, с какими паспортами, в каком статусе и так далее. Понятно, что это был выпад против России, но в то же время и не против России.

На Западе прочитали в этом сигнале, что Лукашенко готов договариваться, что с ним можно иметь дело, что он не такой пророссийский, как раньше считалось. Сигнал был понят и услышан. Не знаю, будет ли он принят, но то, что понят, это да.

В то же время он послал и сигналы в сторону России, что не собирается разрывать отношения с Россией, не старается идти по пути, по которому пошла Украина после Майдана, а это всего-навсего, скажем так, вынужденное действие.

- Россия, во всяком случае в публичном поле, сохраняет нейтралитет по отношению к выборам в Белоруссии. Делает ли Москва ставку на кого-то из кандидатов?

— В том-то и дело, что нет. В Москве понимают, что выиграет все равно Лукашенко: никто не хочет брать на себя какие-то завышенные обязательства, поддерживать и уже сейчас разделять ответственность за результат выборов.

- А у оппозиции есть какой-то план по непризнанию выборов, ресурсы для протеста?  

— Вполне возможно, но опять же все будет зависеть от того, какой будет результат, насколько этот результат будет отличаться от экзитпола и на какую поддержку может рассчитывать оппозиция. Пока что, мне кажется, преждевременно говорить о том, что оппозиция может привести к какому-то майдану или другим серьезным потрясениям.