«Два часа назад мы подписали сделку, я заплатил деньги, большие деньги, которые могли бы пойти на благотворительность. А два часа назад в госреестре конечным бенефициаром телеканала "Прямой" стала Prime Assets Capital — 100-процентная структура Порошенко Петра Алексеевича», — сказал экс-президент.

Продал ресурс бывший глава Киевской горадминистрации Владимир Макеенко. Почему Порошенко именно сейчас стал публичным и юридическим собственником информационного телеканала, при чем тут закрытие СМИ Виктора Медведчука и санкции — размышляли эксперты.

Политолог Константин Бондаренко написал, что логичным было бы на месте Порошенко признать уже и панамские офшоры: «Петр Алексеевич совершил каминг-аут и признал канал "Прямой" своей собственностью. "То, о чем так долго говорили большевики…" — сказал бы классик марксизма-ленинизма. Будто кто-то в этой стране верил, что владельцем канала был Макеенко. Следующим шагом будет признание панамских офшоров?»

Директор экономических программ Украинского института будущего Анатолий Амелин посоветовал компетентным органам проверить сделку:

«По каналу "Прямой" все просто:
1. Проверяются транзакции и источник происхождения средств Макеенко для покупки канала (скорее всего, это минимальная сумма в договоре, остальное — кеш. Но проверить стоит). Макеенко, понятно, номинал и, если сделка реальная, то точно проблема с происхождением средств.
2. Проверяются источники инвестиций в оснащение и финансирование убыточного канала последние 4 года (здесь 100% безнал и большая часть средств с офшоров, угадайте чьих?).
В любой стране такими сделками интересовались бы правоохранители.
3. Проверяются транзакции для покупки канала в 2021 году (деньги официальные, задекларированные, но схему, вероятнее всего, окольцевали, и деньги вернулись, если, конечно, сумма сделки не номинальная).
Пункт 2 — самый главный.
Транзакции проводились во время пребывания на официальном посту, и высока вероятность непрозрачных источников финансирования (от совместного дизельного бизнеса с кумом Пу или Роттердам+ вместе с другим кумом или отжатых нефтегазовых активов).
Так что сделкой точно заинтересуются;)».

Бывший народный депутат и член набсовета «Укрзализницы» Сергей Лещенко описал весь творческий путь телеканала «Прямой» и дал оценку его репутации:

«На самом деле история канала "Прямой" — это история рэкета со стороны Януковича и предательства идеалов Майдана со стороны Порошенко.
Благо, все свидетели живы-здоровы и, надеюсь, будут давать показания. То, как отжимали канал "Тонис" в интересах семьи Януковича и как под руководством российского гражданина Семёнова превращали в медиаоружие Порошенко. Как потом Порошенко после поражения на выборах отблагодарил Семёнова украинским паспортом. И как спрятали этот президентский указ. Как "Прямой" стал базой для грязного политтехнога Порошенко из Израиля Моше Клюгхафта, придумывавшего чернуху в 2019-м. Ну и как Кононенко с Грановским собирали общак для финансирования "Прямого", а потом оба ударились в бега. Эта вся правда должна вскрыться и получить оценку с точки зрения закона.
Самое смешное, что на заседании Совета безопасности и обороны никто не собирался вводить санкции ни на канал "Прямой", ни на его фиктивного владельца Владимира Макеенко, который фронтировал Порошенко.
Макеенко и Порошенко стали жертвами технологии точечной информационной кампании. Макеенко не выдержал давления собственной семьи, которая испугалась слухов в интернете. А Порошенко совершил фальстарт, выставив на всеобщее обсуждение наличие еще одной «секретной» телекнопки.
Кстати, сегодня исполняется семь лет, как партнер Порошенко глава КМДА Макеенко закрыл киевское метро на выполнение приказа Януковича, чтобы люди не доехали до Майдана. Что в наши дни активно используется как технология придушения протестов Путиным и Лукашенко.
Так что покупка Порошенко канала у Макеенко в такой день очень символична».

Политолог Владимир Фесенко объяснил, почему был разыгран спектакль с покупкой «Прямого»:

«Сенсация вчерашнего вечера. Порошенко купил телеканал "Прямой". По этому поводу, конечно, взрыв иронии и сарказма: купил сам у себя. Собственно, мы наблюдали два спектакля. Один спектакль, когда создавался телеканал "Прямой". Он был оформлен на фиктивного владельца — Владимира Макеенко. Та же самая схема, что у Медведчука с Тарасом Козаком и тремя телеканалами, которые формально были оформлены на Т. Козака, но реально принадлежали В. Медведчуку и действовали в его интересах. То, что "Прямой" реально принадлежал Петру Порошенко и работал в его интересах, не было секретом для всех, кто хоть немного разбирается в украинской политике и в украинских массмедиа. Второй спектакль (уже сугубо политтехнологический) был разыгран вчера, когда, якобы под угрозой санкций, Порошенко стал официальным владельцем этого телеканала.

Естественно, возникает вопрос: а почему и для чего это было сделано?

Версия первая. Петр Алексеевич реально опасался, что сценарий, задействованный против телеканалов В. Медведчука, может быть использован и против него. Паранойя свойственна политикам. Можно сказать, что это почти профессиональное заболевание.
Версия вторая. Это — политтехнологический спектакль, разыгранный для публики. Была придумана мнимая угроза, а затем героическими усилиями Петра Алексеевича она была нейтрализована. Все это действо было разыграно для того, чтобы восстановить пошатнувшийся имидж П. Порошенко, который на фоне решительных действий президента Зеленского против пророссийских сил стал выглядеть бледновато. Заодно надо было представить Зеленского, который является главным политическим противником для экс-президента, в роли душителя свободы. Мол, президент Зеленский борется не с российской угрозой, а с политическими противниками. Попутно замечу, что такое объяснение полностью совпадает и с российскими пропагандистскими установками. И такой унисон с российской пропагандой у Петра Алексеевича уже не впервые.

Я сторонник второй версии. Но не исключаю полностью и неких параноидальных мотивов. Опасения, что у Зеленского предпримут какие-то действия и против пятого президента, могли присутствовать в команде Порошенко и у самого Петра Алексеевича.
И вот здесь обращу внимание на специфический политико-психологический эффект, который сейчас наблюдается. Сегодня должно состояться заседание СНБО (Совета национальной безопасности и обороны). Часть повестки этого заседания засекречена. Ну а поскольку санкции против Т. Козака и медведчуковских телеканалов были приняты на предыдущем заседании СНБО, то многие влиятельные игроки украинской политики в тревожном ожидании. Это такой себе саспенс (suspense), тревога ожидания, почти как в фильмах Альфреда Хичкока. Не зря же Владимир Зеленский на предыдущем этапе своего творчества занимался кинематографом.

Но мне кажется, что тревожные ожидания от сегодняшнего заседания СНБО несколько завышены. И многие сегодня вечером облегченно выдохнут. Кто-то подумает: "Уф, пронесло". Другие, напротив, будут разочарованы. Мол, мы-то ждали нового "бабах".
На самом деле не стоит мельтешить. Пусть опять наступит расслабуха, деконцентрация внимания. И вот тогда надо опять жахнуть. Эффект будет сильнее.
И мой совет Петру Алексеевичу (по старой дружбе): не особо расслабляйтесь. Перефразируя известную пословицу — маневры происходят по расписанию, а войну начинают неожиданно. И удар может прийти не с той стороны, которую вы вчера анонсировали. И не сегодня. А в остальном вы правы. На всякий случай вам стоит приготовиться».

Народный депутат Александр Дубинский удивляется такой непрозорливости правоохранительных органов в отношении Порошенко:

«То есть ни НАЗК, ни НАБУ годами не замечали действий Порошенко по контролю над каналом "Прямой" через подставных лиц. Не заметили и покупки этого телеканала в режиме "сам у себя", что является сокрытием активов и отмыванием денег одновременно. Не задались даже вопросом, за какие деньги осуществлена покупка и где уплаченные с неё налоги. Равно как и никогда не интересовались, как Порошенко, ни дня не будучи в бизнесе, стал миллиардером исключительно на госслужбе».