Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Геворг, в своей статье для нашего издания вы раскритиковали слова Лукашенко о том, что НАТО готовится к нападению на Белоруссию. Но как мы помним, вторжение США в Ирак состоялось по совершенно надуманному поводу. Кроме того, недавно МИД России выразил обеспокоенность активностью НАТО у границ России. Может быть, белорусский лидер не столь далек от истины?

Зачем Лукашенко говорит о подготовке натовского вторжения
Зачем Лукашенко говорит о подготовке натовского вторжения
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
- Давайте различать, к вторжению в Ирак американцы готовились долго и фактически открыто. Но дело даже не в этом, не в инфраструктуре подготовки. Вторжение в Ирак американцам никаких угроз не несло. Здесь мы имеем дело с вторжением НАТО в страну-член ОДКБ. То есть страну, нападение на которую будет рассматриваться как нападение на Россию. Чем это чревато? Запуском ядерных ракет. Кому это надо? Абсолютно никому.

Кроме того, зачем НАТО угрожать Лукашенко, чтобы повышать его легитимность внутри страны. Этим никто не будет заниматься. Поэтому западные страны даже писка не издают о том, что может быть какое-то вторжение. Только политические санкции, только поддержка так называемого белорусского гражданского общества и так далее.

Одно дело активизация НАТО на границах России, а другое — на границах Белоруссии. Это не совсем одно и то же.

Геворг Мирзаян: кто он
Геворг Мирзаян: кто он
© Владимир Трефилов

- С чем тогда связана активизация НАТО в черноморском регионе, на что недавно обратила внимание официальный представитель МИД РФ Мария Захарова? Военные корабли Альянса семь раз посещали акваторию Черного моря в этом году.

— Черноморский регион — это регион НАТО. Туда входят станы-члены НАТО — Румыния, Болгария и, естественно, Турция. Корабли НАТО посещают Черное море, потому что имеют право это делать, оно считается их морем тоже.

Да, конечно, нам это неприятно. Да, это делается для того, чтобы нас позлить. Но запретить им это мы не можем, более того, их действия рассчитаны на нашу реакцию.

Что нужно сейчас американцам в Европе? Американцам нужно объяснить, зачем Европа должна сдерживать Россию, тратить на это деньги и внимание, когда перед Европой стоят другие, более важные, угрозы, например исламского терроризма.

Единственный способ это сделать, чтобы Москва выступала с жесткой радикальной военной риторикой, и это убеждало европейских обывателей, что им нужна американская защита.

Как вызвать у России жесткую военную риторику? Очень просто — сделать несколько провокаций, после чего Москва будет возмущаться, так как она умеет, весьма жестко, и это будет продаваться европейским жителям. Поэтому здесь не надо играть в чужие игры.

- Как вы оцениваете амбиции польских политиков?

— Имперские амбиции Польши наталкиваются на отсутствие имперских ресурсов и, как выясняется, отсутствие консолидации общества. То есть Польша от «можа до можа» (Польша от моря до моря) — это интересный проект, который хорошо выглядит на бумаге, но нынешние польские власти оказались неадекватными. Они неспособны проводить хотя бы попытку имперской политики, они неспособны усиливать Польшу, вместо этого они Польшу ослабляют.

Якуб Корейба: Лукашенко не станет Ярузельским, но Пиночетом вполне
Якуб Корейба: Лукашенко не станет Ярузельским, но Пиночетом вполне
© из архива Якуба Корейбы
Они поссорили Польшу с Евросоюзом, внесли раскол в польское общество своей правоконсервативной политикой. Поэтому сейчас все грустно с точки зрения польских амбиций. И даже в белорусском кейсе, кто перехватил у Польши лидерство? Какая-то мелкая Литва.

- Возвращаясь к Белоруссии, может быть, пресловутая политика многовекторности — это единственный выбор для страны, которая находится на рубеже запада и евразийского пространства? Стоит ли России с этим выбором смириться?

— Многовекторность бывает разной. Есть многовекторность а-ля Казахстан, который работает со всеми, но при этом никого не кидает, честно выполняет свои обязательства и не бьется в истерике по каким-то вопросам.

А есть другая многовекторность, как в Белоруссии, которая пытается дружить со всеми против всех, которая пытается выжать у России максимум субсидий, а в обмен ничего не дать. Такая многовекторность Москву не устраивает.

- Молодые белорусы выходят на протесты против Александра Лукашенко под бело-красно-белыми флагами, которые в исторической памяти нынешнего поколения белорусов тесно связаны с коллаборационизмом времен Великой Отечественной войны. А какую альтернативу Россия может предложить белорусской молодежи?

— Это на самом деле очень правильный вопрос, что может предложить Россия? Россия сама не знает, что может предложить. Россия предлагает финансы, рынок, это все, конечно, здорово и правильно. Но помимо этого нужно предлагать идеологию. Но мы даже не понимаем, какую идеологию предлагаем своему населению, как можно говорить о населении соседних стран.

Дмитрий Выдрин: Решать великие задачи способны только империи
Дмитрий Выдрин: Решать великие задачи способны только империи
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Да, мы предлагаем концепцию российского мира. Это здорово, но что такое российский мир? Это не русский мир, а именно российский. Но кто-то это сформулировал, кто-то продвигает идеи российского мира? Кто-то занимается продвижением русской культуры, языка, российских исторических смыслов на постсоветском пространстве?

Российские СМИ на постсоветском пространстве тоже ведут себя не сильно напористо. В ряде стран, в том числе в Белоруссии и Таджикистане, российским журналистам не дают нормально работать. Кто-то что-то с этим сделал? Кто-то ввел санкции против местных элит? В итоге пришли к тому, что против российских журналистов в Прибалтике заводят уголовные дела. Потому что там уверены, что Россия своих журналистов не защитит. Москве нужно очень серьезно работать в этом направлении.

Нужно определиться, что мы хотим от постсоветского пространства и что мы готовы предложить. Да, у нас есть консервативная идеология, но ее нужно формулировать. У нас есть концепция российского мира, но ее тоже нужно формулировать, и не уходить в русский мир, потому что это больше отдает этническим национализмом.

Россия была державой, которая строилась на концепции гражданской нации, в этом наша огромная сила. По сравнению с теми же поляками, например. Поляки же не готовы сделать поляками белорусов и украинцев, это люди второго сорта. А Россия не рассматривала граждан постсоветского пространства как людей второго сорта, они были частью большой семьи россиян или советских граждан. Поэтому нам есть, что предложить, надо это лишь артикулировать.