Некоторые из них живы уже несколько тысячелетий, как сохранённые в поэмах Гомера и Гесиода обрывки воспоминаний опростившихся в «тёмные века» эллинов о погибшей микенской цивилизации. Другие исчезают вместе с народом и языком, как шумерские сказания о Гильгамеше. Благодаря монархической легенде и фильму Эйзенштейна «Октябрь» десятилетиями поддерживалась в памяти народов СССР устойчивая картинка о бегстве Александра Керенского перед эпохальным штурмом Зимнего, несмотря на то, что почти всё время ее актуализации были живы люди, видевшие и знавшие, как всё там было на самом деле.

Мы же поговорим о том, как пытались создать один из советских мифов и почему из этого ничего не вышло. И как очередной «случай так называемого вранья» вскрывается легко и не без приятности.

В советских перекидных календарях дата 25 декабря была отмечена тем, что в этот день была установлена советская власть на Украине. В 1975 году одна из центральных площадей Харькова была названа именем Советской Украины. «В ознаменование выдающихся событий, происходивших на Украине, в связи с открытием монумента в честь 50-летия образования советской власти на Украине и учитывая, что именем Тевелева названы улица, переулок и въезд в Московском районе, исполком Харьковского городского Совета депутатов трудящихся решил: переименовать площадь Тевелева М. С. в площадь Советской Украины».

Самое подробное описание этого события давалось в вышедшей в 1974 году книги доцента харьковского института культуры Николая Дьяченко «Улицы и площади Харькова»: «24 декабря 1917 года вечером в зале заседаний бывшего Дворянского собрания начал свою работу Первый Всеукраинский съезд Советов, продолжавшийся два дня. На нем присутствовало около 200 делегатов, большинство которых составляли большевики и им сочувствующие.

(25) декабря 1917 года Первый Всеукраинский съезд Советов провозгласил Украину советской республикой. В резолюции об организации власти на Украине говорилось:
«Власть на территории Украинской республики отныне принадлежит исключительно Советам рабочих, солдатских и селянских депутатов; на местах — уездным, городским, губернским и областным Советам, а в центре — Всеукраинскому съезду Советов рабочих и солдатских депутатов, его Центральному Исполнительному Комитету и тем органам, которые он создаст.

Украина объявляется республикой Советов рабочих, солдатских и селянских депутатов».
Съезд принял решение о распространении на Украине всех декретов и постановлений советского правительства Российской Федерации и провозгласил Украину федеративной частью Советской России.

В заключение работы съезда был избран верховный орган государственной власти республики — Центральный Исполнительный Комитет в составе 41 человека. В ЦИК Советов Украины вошло 35 большевиков, в числе которых были Артем (Ф. А. Сергеев), Е. Б. Бош. Н. С. Данилевский, А. В. Иванов, Е. Д. Тиняков и другие».

В других источниках того времени сведений было еще меньше, между тем, как сохранились газеты того времени, которые десятилетиями то отправлялись в спецхран, то выходили оттуда в общедоступные фонды библиотек. Были и воспоминания очевидцев, которые тоже не всегда и не целиком находились в открытом доступе. По ним и с помощью исследований Владимира Корнилова мы с вами и восстановим цепь событий.

В ночь на 22 декабря отряды красногвардейцев Рудольфа Сиверса вступили в Харьков перед отправкой на Дон для борьбы против атамана Каледина. Большевик Антонов-Овсеенко вспоминал: «Сейчас же по прибытии его в Харьков (в ночь на 22 декабря) у него пошли нелады с местным ревкомом. К отряду на вокзал прибыли члены местного Комитета большевиков, во главе с т. Артемом, добивавшиеся от отряда отказа от каких бы то ни было враждебных действий против Харьковских радовцев». К приезду Сиверса местные большевики во главе с Артемом прочно контролировали власть в городе и не хотели эксцессов.

В Харькове в здании Дворянского собрания открылся 3-й экстренный съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. По мнению В. Корнилова, именно на этом съезде планировалось провозглашение Донецкой республики. Однако два обстоятельства помешали этому. Во-первых, выяснилось, что этот съезд не является правомочным: при необходимости наличия представителей, как минимум, 70 Советов на съезде были зарегистрированы делегаты лишь от 46. Тем не мене большинством 46 против 18 делегатов съезд сам себя признал правомочным «в силу исключительного политического момента». При этом меньшевики во главе с председателем городской думы Яковом Рубинштейном заявили о том, что они не участвуют в голосованиях и остаются на съезде лишь «с информационными целями».

Прибывшие на харьковский съезд представители недосостоявшегося в Киеве съезда объяснили, по каким причинам они не смогли провести своего съезда в Киеве. Вот как это описала харьковская пресса: «Представитель Киевского краевого съезда Советов делает сообщение о причинах, не давших возможности заседать в Киеве краевому съезду и заставивших большинство представителей рабочих и солдат оставить съезд. Часть из покинувших краевой съезд прибыла в Харьков и предлагает областному съезду Советов Донецкого и Криворожского бассейнов объединиться для совместного обсуждения политических вопросов». «Заметьте, речь идет о двух КРАЕВЫХ равноправных съездах! В дальнейшем Донецко-Криворожский съезд продолжил работать: с утра заседал совместный с киевлянами съезда, а во второй половине дня работал Донецко-Криворожский», — подчеркивает В. Корнилов.

В тот же день, когда собрали съезд, большевиками закрыта популярнейшая харьковская газета «Южный край», выходившая с 1880 года.

По распоряжению и.о. комиссара Харьковского почтово-телеграфного округа И. Кожевникова (будущего наркома почт и телеграфов Донецкой республики), уволены почтовые служащие Харькова, которые пытались объявить забастовку.

24 декабря на объединенном заседании Советов Юго-Западной и Донецко-Криворожской областей в Харькове (том, который позже назвали 1-м Всеукраинским съездом Советов) выступил будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, который резко раскритиковал Центральную Раду. В протоколе съезда значилось: «Переходя к украинскому вопросу, т. Артем указывает, что борьба на Украине разгорелась не из-за якобы непризнаваемого или нарушаемого нами принципа права нации на самоопределение. За спиной буржуазной Ц. Рады стоит всероссийская и всемирная буржуазия, которая ясно понимает, что теперь дело идет о международной борьбе. Произведя оценку текущего момента, т. Артем указывает, что мы переживаем наиболее острый момент классовой борьбы, вызванной борьбой против войны и избегнуть гражданской войны в борьбе с империалистической войной, как следствием империализма, не удастся».

25 декабря нарком по делам национальностей тов. Сталин написал статью «Ответ товарищам украинцам в тылу и на фронте», на следующий день опубликованную в «Правде». Там будущий вождь писал: «Прежде всего нужно отметить некоторое смешение понятий у товарищей украинцев. Они изображают иногда конфликт с Радой, как конфликт между украинским и русским народами. Но это неверно. Между украинским и русским народами нет и не может быть конфликта. Украинский и русский народы, как и остальные народы России, состоят из рабочих и крестьян, из солдат и матросов… Конфликт возник не между народами России и Украины, а между Советом Народных Комиссаров и Генеральным секретариатом Рады…»

Съезд в Харькове же избрал украинский ЦИК, известный в народе как Цикука. Советское правительство Украины присвоило себе название Народный секретариат Украинской Рабоче-Крестьянской Республики. «Народным секретарем» неожиданно для себя стал и будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. Правда, он демонстративно не принимал участие в работе украинского правительства, подготавливая провозглашение ДКР. Через месяц оно переедет в Киев.

Харьковский комитет РСДРП(б) на заседании 29 декабря обсудил вопрос об отношении к сформированному накануне Центральному исполкому Украины (пресловутой Цикуке). Местные большевики признали данный орган «правомочным органом революционно-демократических учреждений рабочих и крестьянских слоев Украины», не заявив, правда, о том, что Харьков является частью этой самой Украины.На следующий день Цикука с помощью отрядов Антонова-Овсеенко захватила здание редакции закрытой накануне газеты «Южный край» на ул. Сумская, 13. Вот как это вспоминала одна из лидеров ЦИК Евгения Бош: «Помещение редакции имело 10 комнат с громадной приемной. Типография великолепно оборудована, с ротационной машиной… И ЦИК, и Народный Секретариат сейчас же смогли приступить к работе и начать выпуск своего органа «Вестник». Занятие помещения буржуазной газеты без санкции исполкома вызвало бурю негодования среди членов Харьковского комитета. Назначили экстренное заседание Областного и Харьковского комитетов и потребовали председателя Краевого для объяснений… Началась полоса бесконечных заседаний комитета с требованиями объяснений по всякому незначительному поводу».

Вот, собственно, и вся история этого события. Советская власть провозглашалась на Украине еще как минимум два раза. Само название «УССР» появилось только в январе 1919 года. А дальше пошло самое интересное. К 1938 году стало понятно, что почти все участники этих событий — «враги народа». В 50-х некоторых из них реабилитировали.

Когда отмечали 50-летие Октябрьской революции на месте разрушенного нацистами дворянского собрания, где проходил съезд, поставили закладной камень. Он мог бы стоять десятилетиями, но памятник всё-таки поставили в 70-е годы. Ради такого случая площадь переименовали в честь Советской Украины, убрав на окраину имя большевика Моисея Тевелева как неблагозвучное во время «кампании по борьбе с мировым сионизмом». Монумент был огромным, тяжелым и вскоре стал любимой мишенью для насмешек харьковчан. Его называли «пятеро из ломбарда шкаф волокут» и замечали тот факт, что на нём матрос прячется за женскую грудь. Убран он был в 2011 году, и его должны были собрать заново на окраине, но, сами понимаете, не успели. Замечу, что точно так же пришлось убирать с соседней площади непристойный монумент 10-летию независимости, где девочка поклонялась огромному фаллическому символу, на который села то ли птица, то ли муха. Он простоял всего десять лет.

А в 1977 году сначала в Харькове, а потом в Киеве отмечалось 60-летие установления советской власти на Украине. По этому случаю было издано множество статей, в которых упорно не назывались ни руководители Цикуки, ни правительства, только обтекаемый и весьма неполный список присутствовавших. Ничего ни о ходе заседаний, ни о многом другом узнать было невозможно. И на киевских торжествах, куда Леонид Ильич Брежнев не приехал, но прибыли главы всех союзных республик, Москвы и Ленинграда, исторические реминисценции также были скупы. Никто из присутствовавших в зале дворца «Украина» и прочитавших в газетах отчет так и не смог понять, что же произошло в Харькове 25 декабря 1917 года.

Кроме казённых посиделок в рамках этого фактического бенефиса товарища Щербицкого, в Киеве тогда на Крещатике прошел и парад войск Киевского военного округа. Но и он больше демонстрировал мощь этой группы советских войск, чем укреплял праздник. Собрания партхозактива состоялись во всех областях УССР, однако в народе они не оставили следа.

Почему? Можно даже говорить красиво упакованную неправду, и люди в это не просто поверят, но и будут повторять. Можно замалчивать событие, которые массы запомнят и будут затем о них рассказывать были и небылицы. Но на полуправде с нечеткими формулировками мифы не создаются, ведь и ёжику понятно, что ложь умолчания рано или поздно перейдёт в заполнение лакун или правдой, или новой брехнёй.