И это, вольно или не вольно, выглядит одним из элементов построения турками «Великого Турана» на постсоветском пространстве.

«Сегодня Кабмин принял проект распоряжения "Об одобрении Концепции развития крымско-татарского языка", — сообщил 7 апреля в своем Telegram-канале постоянный представитель Кабинета министров в Верховной Раде Василий Мокан, являющийся членом парламентской фракции "Слуга народа". — Документ разработан с целью создания условий для ревитализации крымско-татарского языка до безопасного уровня путем соответствующего законодательного, институционального, организационного, финансового, информационного и иного обеспечения его функционирования как языка одного из коренных народов Украины».

В Минобразовании Украины заявили о переходе крымскотатарского языка на латиницу
В Минобразовании Украины заявили о переходе крымскотатарского языка на латиницу
© РИА Новости, Артем Креминский / Перейти в фотобанк
Мокан опубликовал и проект документа, во вводной части которого говорится, что «данная Концепция обозначает базовые подходы и основные подходы разработки Стратегии развития крымского языка (так в тексте. — Авт.) на 2022—2032 годы». Далее в разделе «Проблемы, которые требуют решения» говорится про «стратегическое задание — среди первоочередных задач по развитию крымско-татарского языка предусмотрено утверждение алфавита крымско-татарского языка на основе латинской графики».

Далее поясняется, что крымско-татарский алфавит на основе латинской графики ранее уже существовал в Советском Союзе, хотя и недолго — с 1928 по 1939 год. После чего письменность крымских татар была переведена на кириллицу. А уже после 1991 года и по сей день на Украине использовалась и латиница, и кириллица.

В последующей части документа обсуждаются обоснования (например, такие: «латинская графика доминирует в сети Интернет») и конкретные меры по реализации инициативы по переводу крымско-татарского алфавита на Украине на латиницу.

Крымско-татарский элемент Великого Турана, или Зачем тюркам латиница

Интересно вот что. Данное решение Кабинет министров Украины принял как раз накануне визита Владимира Зеленского в Стамбул. То есть, желая заручиться поддержкой Турции в сферах военного и внешнеполитического сотрудничества, Украина сдает позиции на важных для Эрдогана направлениях.

Вот несколько заявлений турецкого президента, сделанных 10 апреля на встрече с его украинским коллегой: «Повышение стандартов жизни крымских татар, которые были вынуждены покинуть свою родину, Турция рассматривает как историческую и гуманитарную обязанность… У нас есть проекты по строительству мечети для наших братьев крымских татар. Надеюсь, что в ближайшее время мы сделаем первый шаг для реализации этого проекта».

К слову, в субботу президенты двух стран подписали еще и декларацию о сотрудничестве, где отдельным 19-м пунктом значится: «Поддерживать образовательную деятельность Турецкого фонда "Маариф" в Украине». Этот фонд, созданный в 2016 году при Министерстве образования Турции, управляет зарубежными культурными и образовательными турецкими центрами (а таких по всему миру — сотни), официально позиционируясь как «ворота в мир международного образования Турции».

Что касается мечети, речь явно идет про Херсонщину, где осела большая часть выехавших после 2014 года из Крыма татар. 24 июня 2016 года городская рада Херсона выделила участок под мечеть, проект которой был выдержан в османском стиле — галерея с колоннами, большой круглый купол и рядом два минарета. Правда, с тех пор строительство никак не продвинулось из-за обычных для украинской реальности проволочек и несогласованности действий государственных органов. Но проект есть.

Крымско-татарский элемент Великого Турана, или Зачем тюркам латиница

Кроме того, в ноябре 2015 года проект строительства огромной (в три этажа) мечети в таком же типично османском стиле был внесен крымско-татарской общиной на рассмотрение городской рады Геническа, районного центра Херсонской области. Однако в Геническе депутаты городской рады этот проект не утвердили.

Наконец, строительство еще одной крупной мечети, идущей в комплекте с новым микрорайоном на 500 квартир для крымско-татарских переселенцев (о нем регулярно заходит речь на встречах глав Украины и Турции, зашла и в этот раз), Всемирный конгресс крымских татар с 2015 года лоббирует в селе Счастливцево Генического района, находящемся на косе Арабатская Стрелка прямо на границе с Республикой Крым.

Но это уже детали. Перевод алфавита крымских татар, осевших в степях Херсонщины, на латиницу — это уже более крупный проект, имеющий далеко идущие общественно-политические последствия.

Собственно, перевод алфавитов тюркских народов с латиницы на «русский алфавит» или «алфавит на основе русской графики», как тогда без обиняков официально называлась кириллица, диктовался простой логикой. «…В условиях многонационального государства, каковым является СССР, знание русского языка должно явиться мощным средством связи и общения между народами СССР», — отмечалось в постановлении Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) №324 от 13 марта 1938 года «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей».

В свою очередь, ЦК КП(б) Киргизской ССР в 1940 году констатировал: «Тяга к изучению русского языка со стороны киргизского народа колоссальна. Надо пойти навстречу этой тяге, в частности, при помощи перевода киргизской письменности на русский алфавит, что, безусловно, облегчит изучение русского языка».

Крымско-татарский элемент Великого Турана, или Зачем тюркам латиница

И наоборот, перевод алфавита на латиницу ослабляет связи с русским языком и русской культурой. И облегчает связи с турецкими, перешедшими на латинский алфавит в том же 1928 году. Причем в Турции переход на латиницу начался позже, чем в СССР (где этот вопрос изучался и рекомендовался как минимум с 1926 года, когда в Баку с помпой прошел Первый Всесоюзный тюркологический съезд), и осуществлялся форсированными темпами, в течение всего нескольких месяцев. Причины такой политики руководства Турции могли быть не только внутриполитические (ослабление влияния клерикальных кругов и вестернизация страны), но и внешнеполитические.

Разрывая с османским наследием, Кемаль Ататюрк выдвинул новую идею турецкого национализма, скопированного с современных ему западных образцов. Вместо союза с «братьями по вере» из числа бывших арабских подданных Османской империи — пантюркизм. Отсюда и интерес, который Анкара питала к тюркским народам СССР.

Среди опубликованных после Второй мировой войны материалов есть и документы германского посольства в Турции, и в том числе доклад немецкого посла Франца фон Папена в Берлин 5 августа 1941 года: «Ввиду успехов немцев в России турецкие правительственные круги все больше начинают заниматься судьбой своих соотечественников, находящихся по ту сторону турецко-русской границы, и особенно судьбой азербайджанских тюрков. В этих кругах, по-видимому, склонны возвратиться к событиям 1918 года (когда турецкие войска оккупировали Закавказье. — Авт.) и хотят присоединить к себе эту область, особенно ценнейшие бакинские месторождения нефти… Что касается восточных тюркских народов помимо Азербайджана, т.е. поволжских тюрков, татар, туркменов и т.д., то теперешние планы турецких правительственных кругов сводятся к объединению этих тюрков в собственное, внешне независимое Восточно-тюркское государство, в котором западные тюрки будут, однако, играть решающую политическую и культурную роль "советников"».

После распада СССР Турция поспешила заявить о своем влиянии на тюркские республики, образовавшиеся на постсоветском пространстве. На XII Всемирном экономическом форуме, проходившем 30 января — 6 февраля 1992 года в Давосе, премьер-министр Турции Сулейман Демирель заявил на встрече с главами тюркских государств СНГ, что «от Адриатики до Китайской стены возник великий тюркский мир», а Турция готова взять его под свою опеку. В свою очередь, на прошедшем 30—31 октября 1992 года в Анкаре Первом тюркском саммите президент Турции Тургут Озал предложил лидерам тюркских государств немедленно создать «общий рынок», аналогичный «общему рынку» в Европе, являвшемуся непосредственным предшественником Евросоюза.

Крымско-татарский элемент Великого Турана, или Зачем тюркам латиница

Действительно, в наши дни на первый план вышли экономические и культурные связи, которые позволяют связать народы и государства куда крепче, чем прямые завоевания, которыми турки активно «грешили» в XIV — XVII веках, в итоге надорвавшись из-за огромных потерь и расходов в ходе войн на разных фронтах.

Наряду с активным проникновением турецких школ и университетов в Закавказье и Центральную Азию, в новых государствах начался поворот в сторону латиницы. Тем более, к этому прямо призывала Анкара. О необходимости перехода тюркских государств на единый алфавит заявил Демирель на прошедшей 8—10 марта 1993 года в Анкаре Международной конференции «Алфавит и правописание», добавив, что «уже ничто не способно помешать созданию нового тюркского мира от Адриатики до Великой Китайской стены».

Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи
Турецкий блицкриг: почему Эрдоган грезит о реванше Османской империи
© AP, Olivier Matthys
Первым полностью перешел на латиницу к 1993 году Туркменистан, благо, эта страна наиболее близка туркам — переселившиеся в XI веке в Малую Азию турки-сельджуки — это, собственно, часть туркменских племен. В прочих же государствах этот процесс к началу нулевых «забуксовал». Все же Анкара переоценила свои силы. Ее военный и экономический, а как следствие — интеграционный потенциал на тот момент был еще недостаточным для такой широкой экспансии. Были и другие обстоятельства.

«Тургут Озал несколько раз приезжал в Казахстан, — вспоминал позже в книге "На пороге XXI века" (Алматы, 2003) президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. — Я думаю, что его визиты в государства Центральной Азии были связаны не только с необходимостью установления добрососедских отношений с новыми государствами, но и в определенной мере с желанием реализовать мечту Ататюрка — сформировать мощное объединение "тюркских государств". Эту мечту он не скрывал. Он был приверженцем пантюркизма, идеи Великой Турции…» Но что это значило на деле?.. Вместо одного «старшего брата» посадить себе на шею другого. А этого в новых тюркских государствах не хотели.

Опять же, внутри турецкого истеблишмента не было единой позиции. Озал умер в 1993 году, как стало известно позже, он был отравлен турецкими спецслужбами из-за готовности пойти на мирные договоренности с Рабочей партией Курдистана. «После его смерти в апреле 1993 года и вплоть до 1999 года верх взяли сторонники умеренной интеграции тюркоязычного пространства Центральной Азии, которые ставили эту задачу на 15-летнюю перспективу, — отмечается в диссертации "Турецкая политика в Киргизии и ее влияние на внешнеполитическую стратегию России в Киргизской Республике" (Москва, 2018) Каныбека Кудоярова. — Смена правительств с различными политическими программами приводит то к усилению, то к ослаблению идеи общетюркской интеграции во внешней политике Турции… Приход к власти в 1996 г. исламистов во главе с Недждетом Эрбаканом (первым в истории Турции премьер-министром с открыто происламскими взглядами и соответствующей внутри- и внешнеполитической программой) вообще отодвинул идею тюркского единения на второй план. Эрбакан игнорировал тюркские республики бывшего СССР».

Крымско-татарский элемент Великого Турана, или Зачем тюркам латиница

Многое поменялось с 2016 года, когда Эрдоган начал трансформацию Турции от парламентской республики, где он ранее, в 2003—2014 годах, правил как премьер-министр от исламистской Партии справедливости и развития (наследницы Партии благоденствия Неджметдина Эрбакана), к авторитарной националистической автократии. Турция начала активную военную экспансию в Сирии, Ираке и Ливии.

Экономика Турции многократно выросла с 1990-х годов, да и риторика изменилась. Вместо настойчивого «затаскивания в стойло» своего «турецкого мира» Анкара предлагает бывшим советским республикам помощь. Экономическую, политическую, военную.

В Крыму прокомментировали слова Эрдогана о Крыме
В Крыму прокомментировали слова Эрдогана о Крыме
© РИА Новости, Владислав Сергиенко / Перейти в фотобанк
Поворотным моментом оказался прошлый год, когда турецкие беспилотники — судя по всему, не только беспилотники, но и операторы таковых, и военные советники, и, возможно, турецкий спецназ — обеспечили Азербайджану «блицкриг» в Нагорном Карабахе в ходе скоротечной войны в сентябре — октябре 2020 года.

Так, президент Узбекистана 20 октября 2020 года подписал указ №УП-6084 «О мерах по дальнейшему развитию узбекского языка и совершенствованию языковой политики в стране», обязав «Кабинет министров… в целях обеспечения полного перехода на узбекский алфавит, основанный на латинской графике, в трехмесячный срок создать рабочую группу, разработать и внести в Администрацию президента Республики Узбекистан "дорожную карту", предусматривающую конкретные меры».

В соседнем Казахстане перевод на латиницу запланирован к 2031 году (интересно, что аналогичные сроки ставят сейчас по крымско-татарскому языку и в Киеве). Не далее как 15 марта этого года министр образования сообщил, что с 2023 года на латиницу начнут переводить средние школы.

Так что Великий Туран, о котором говорят в Анкаре с 1991 года, постепенно обретает свои очертания, и крымские татары с латиницей — один его составных элементов этой идеи.