Запад считает Украину страной с высокой угрозой терроризма. Такой вывод можно сделать исходя из данных ежегодного отчета о состоянии глобального терроризма в 2017 году, который был обнародован 15 ноября лондонским Институтом экономики и мира. Украина занимает в нем 17-ю строчку наряду со странами вроде Сомали, Ливии, Турции, Индии, где регулярно происходят кровавые террористические акты. 

«Глобальный индекс терроризма», который рассчитывают британские социологи, основан на анализе ситуации в 163 странах мира, и составляется на основе четырех базовых факторов — учитывая общее число терактов в стране за год, общее число жертв этих терактов, число пострадавших людей и финансовый ущерб от порчи имущества.

На первый взгляд не очень понятно, почему страна уже несколько лет находится в топе этого рейтинга. Конечно, в Украине регулярно происходят убийства и разборки, к которым, как правило, причастны представители ультраправых организаций и тесно связанный с ними криминал — убийства Шеремета и Бузины, кровавая разборка в Мукачево, покушения на Никифорову-Акуеву и Мосийчука. Официальная же пропаганда почти все эти случаи списывает на «происки Кремля». Но факт в том, что в условиях развала правоохранительной системы число жертв криминальных разборок постоянно растет, поскольку националисты постоянно пускают в ход привезенное из зоны АТО оружие, а представителям теневого бизнеса дешевле устранить конкурента, чем вести с ним переговоры.

Если говорить о классических террористических актах, на память приходят события 31 августа 2015 года, когда националисты взорвали гранату возле здания Верховной Рады, в результате чего погибло четверо полицейских. Однако это трагедия несопоставима с регулярными терактами во Франции, Великобритании, Испании и Италии и даже Турции, где от рук исламистов сотнями гибнут десятки людей. Или же с США, где расстрелы безоружных людей — привычное дело. В Украине такого рода терактов и с таким количеством жертв мы, к счастью, не наблюдаем.

Так почему же Украина обогнала эти страны в общемировом рейтинге террористической угрозы? Как оказалось, все дело в том, что составители рейтинга относят к терроризму военные действия на Донбассе, что автоматически поднимает ее в общем зачете.   

«Рейтинги часто составляются для решения каких-то политических задач. Индекс глобального терроризма составляется на основе глобальной базы данных по терроризму, которую делает американский Мэрилэндский университет, где существует специальный национальный консорциум по изучению терроризма и ответов на терроризм. На сайте университета есть эта база данных и перечень того, что они называют террористическими атаками. Каждая из этих атак пронумерована. По Украине в данном списке действительно идет большое число событий. Но под терроризмом в данном списке понимаются все боевые действия на востоке Украины. Например, база данных за 2016 год начинается в обратной хронологии с двух событий, датированных 18 декабря в Светлодарске и Дебальцево. Суммарно указано 15 убитых и 8 раненых. В кратком описании в каталоге говорится, что этот «теракт» совершила Донецкая народная республика, которая рассматривается Мэрилэндским университетом как террористическая организация. То есть обострение боевых действий расценивается как нападение террористов на украинские вооруженные силы. И естественно, при таком подходе к конфликту на востоке Украины набирается очень большое число терактов», — рассказал Ukraina.ru эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Алексей Попов.

Такой подход размывает само понятие терроризма — но зато он отвечает духу и букве официальной позиции Украины, Великобритании и США в отношении украинского кризиса. Что и заставляет западных социологов держать страну в верхней части списка стран высокой террористической угрозой.

Впрочем, по мнению составителей рейтинга, в украинском случае появились поводы осторожного оптимизма. «Украина является одной из десяти стран, в которых наблюдается довольно значительное улучшение ситуации» — констатировал представитель Института экономики и мира Дэниел Хислоп. По словам эксперта, «терроризм в Украине стал менее интенсивным, чем это было два года назад». Однако, эти выводы основываются на том, что европейские социологи стараются не обращать внимание на рост насилия со стороны ультраправых — хотя постоянные нападения на инакомыслящих, которые только усилились за эти два года, куда ближе к понятию терроризма, чем позиционные боевые действия с применением артиллерии и танков.

Между тем, на сегодня есть все основания говорить о практике государственного терроризма, которая становится печальной реальностью Украины. В интервью сайту «Лига» один из лидеров  неонацистской группы С14, которая, по сообщениям СМИ, может быть причастна к убийству журналиста и писателя Олеся Бузины, публично признал, что спецслужбы используют ультраправых для расправы с оппозиционно настроенными гражданами — фактически, провоцируя этим преступления националистов.

— СБУ вам передает информацию?

— Да. Условно говоря, есть сепаратистский митинг, — тогда они передают. Причем они информируют не только нас, но и «Азов», «Правый сектор» и так далее», — заявил нацист, по словам которого власть мобилизовывала ультраправых для участия в одесских событиях 2 мая 2014 года, которые стали самым кровавым инцидентом последних лет.

И остается лишь сожалеть, что мониторинги европейских экспертов до сих пор игнорируют этот вполне открытый правый террор.