Многие в Берлине и мире по-прежнему задаются вопросом: что заставило Ангелу Меркель совершить «разворот над Атлантикой» в сторону Вашингтона? Ведь должны быть какие-то веские причины того, чтобы германский канцлер фактически отказалась от выгодного сотрудничества с Россией в пользу невыгодной для ФРГ ориентации на неукоснительное следование в фарватере внешнеполитического курса США. И это притом, что Вашингтон в последние годы явно теряет рычаги глобального управления.

Одни аналитики объясняют данный факт «хроническим американизмом» Меркель, ее психологической зависимостью от США, возникшей еще в юности.

Другие эксперты склоняются к целому комплексу причин, прежде всего связанных с экономическими дивидендами Германии от сотрудничества с США.

Во-первых, США являются крупнейшим рынком сбыта германских товаров и услуг за пределами ЕС. В списке торговых партнеров Германии Соединенные Штаты уступают только Франции.

Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?

Во-вторых, прямые инвестиции США в экономику Германии на 2010 год составили 106 млрд. долларов. В то же время прямые инвестиции Германии в экономику США составили 213 млрд. долларов. А объем всех накопленных инвестиций Германии в России, согласно данным Росстата, по состоянию на конец 2013 года составляет всего лишь 21,3 млрд. долларов.

В-третьих, к сказанному следует также добавить беспрецедентные преференции, которые были предоставлены Германии Соединенными Штатами для торгово-экономической экспансии в разных частях мира, от Балкан до Юго-Восточной Азии. Они были обеспечены не только немецким экономическим ростом, но и гарантиями безопасности со стороны США.

И, наконец, в-четвертых, (возможно это самое важное) германский золотой запас хранится не на ее территории, а в банках Лондона и Нью-Йорка. Так, в начале 1990-х годов во Франкфурте было чуть более 2% всего золотого запаса Германии. Остальное золото располагалось в Федеральном резервном банке в Нью-Йорке, банке Англии и Banque de Francе. Соглашение относительно хранения золота ФРГ было подписано в свое время бывшим главой Центрального банка Германии Карлом Блессингом (он возглавлял ЦБ с 1958 года до начала 1970 года). Германский Федеральный банк может брать немецкое золото из американских хранилищ только по очень серьезной причине и только в небольших количествах.

Фактически немецкое золото является американским заложником. Пока Германия лояльна Вашингтону и «финансовому интернационалу» — оно остается немецким. Если же ФРГ начнет себя вести на мировой арене не так, как того хотят в Вашингтоне, судьба немецкого золотого запаса станет непредсказуемой.

Германия уже несколько лет пытается вернуть своё золото из США, но пока этот процесс продвигается с большим трудом. Например, в 2013 году Германия смогла забрать у ФРС только 5 тонн драгметалла. В июле 2014 г. Берлин принял решение и дальше хранить часть золотого запаса страны в США. Такое решение было принято после того, как немцы не смогли провести ревизию своих запасов драгоценного металла, находящихся в Нью-Йорке. Как Вы понимаете хранить золото в США и проводить политику против США достаточно трудно.

Выгодно ли такое положение дел для самой Германии, не находится ли она в ловушке, приготовленной самим Вашингтоном? США впечатляет не столько экономический рост Германии сам по себе. Для США Германия (а значит и вся Европа) должна оставаться подспорьем, надежным союзником, но никак не конкурентом. Американская политика по отношению к Германии — это политика сдерживания, которая направлена на выполнение сразу двух задач.

1. Максимальная деактивация экономических и политических связей ЕС и Германии с Россией. Причины этого вполне очевидны: РФ, оппонирующая существующему миропорядку и играющая активную роль в создании подрывающих статус-кво структур, становится действительно опасной для американского мирового лидерства.

Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?

Как заявил глава влиятельной частной разведывательной организации Stratfor Дж.Фридман на заседании Чикагского совета по международным делам (Chicago Council on Global Affairs) 4 февраля 2015 года, «наша главная задача — не допустить союза России и Германии, потому что, объединившись, они будут представлять единственную реальную и жизненно опасную угрозу для США». «Для США первоочередная цель — не допустить, чтобы немецкие капиталы и технологии соединились с российскими природными ресурсами и рабочей силой в непобедимую комбинацию», — подчеркнул эксперт.

Тесные же экономические отношения между Москвой и Берлином не только ослабляли трансатлантические связи, но и стали фактором усиления германского и российского геополитического веса. Для Вашингтона самостоятельная внешняя политика Германии, ориентированная на тесные партнерские отношения со странами БРИКС, в перспективе означает прямой и короткий путь к концу и без того шаткого американского мирового лидерства. В этом случае США не просто теряют Германию, а значит и Европу, но рискуют оказаться в стратегическом одиночестве перед лицом усилившейся оппозиции существующему миропорядку и модели глобализации, главного источника их экономической мощи и глобального лидерства.

Украинский кризис создал необходимые условия для реализации данной стратегии США, но, как справедливо заметил российский министр иностранных дел Сергей Лавров в сентябре 2014 года: «Не было бы Крыма и юго-востока Украины, Запад придумал бы что-нибудь еще. Поставлена цель: любой ценой вывести Россию из равновесия».

2. Контроль над Германией, доминирующей в Европейском Союзе, и ослабление ее как мирового игрока. За последние десять лет Германия стала лидером Европейского Союза. Потому, что Великобритания внешнеполитически самоустранилась, Франции не до этого, Италия ограничивается тихим ворчанием, Польша только грезит стать лидером ЕС, а все остальные страны, не считая Греции и Венгрии, готовы признать немецкое лидерство. И это обеспокоило США, которые не желают с кем-либо делить свое лидерство в мире.

Гражданская война на территории Украины стала еще одной «нужной войной» для США в центре Европы для усиления своих позиций. США благодаря ей усилили свое влияние в Европе, ослабив евро, которое за последние 10 лет стало второй мировой валютой, а также разрушив торгово-экономический альянс РФ-ЕС. Как точно подметили в феврале 2015 г. журналисты австрийского издания «Contra-Magazin»: «Ничто так не пугает США, как сильная, доминирующая в экономике, успешная Европа — конкуренты США не приветствуются». Но почему-то этого не замечает Ангела Меркель, которая де-факто — лидер Европейского Союза.

Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?

Введение Европой санкций против РФ стало еще одним «гвоздем в крышку гроба сильной Германии». Ни для кого не секрет, что санкционная тематика расколола ЕС. Южная Европа выступает за смягчение санкций или вообще за их отмену. Северная часть Европы требует обратного. Кроме того, ряд стран Восточной Европы, поддерживая санкции, пытается наладить торгово-экономический диалог с Россией всеми возможными способами (в первую очередь речь идет о Словакии и Чехии). Чтобы сохранить некое лидерство в Европе, Германия старается балансировать между различными точками зрения, но пока это не приводит к положительным для нее результатам.

США использовали украинский кризис не только как фактор давления на Россию, но еще как перенаправление усилий Германии с курса на достижение лидерских позиций в мире на поддержание существующего миропорядка, а значит — американского глобального лидерства.

Отметим, что для корректировки внешнеполитического вектора Германии, Вашингтон располагает достаточным набором инструментов, в том числе внутри ЕС и в самой Германии, где до сих пор сильно сформировавшееся в послевоенное время трансатлантическое лобби. Интересен факт того, что в августе 2013 года руководителем штаба планирования и главного спичрайтера президента ФРГ Й.Гаука стал бывший директор германского фонда Маршалла (где проходят подготовку агенты США и ЕС, в последствии работающие в Европе) Т.Кляйне-Брокхофф. Именно он был одним из разработчиков новой внешнеполитической стратегии Германии, описанной в докладе «Новая мощь, новая ответственность», вышедшего осенью 2013 года.

В данном докладе американские аналитики отводят Германии роль «разводящего в Европе». Т.е. фактически, что мы и видим сегодня в реальной политике, Германия ставит свою внешнюю политику и политику безопасности на службу интересам США, отбрасывая свои собственные национальные интересы в случае, если они противоречат интересам Вашингтона.

При этом следует отметить, что Германия еще не стала «полноценным спутником США». Несмотря на значительные усилия лоббистов «трансатлантического варианта», в немецкой политической и экономической элите сохраняется значительное число противников дальнейшего ухудшения отношения с Россией.

Внутри самой политической элиты Германии наметилось формирование коалиции против «американизма Меркель». Так, в апреле 2015 г. глава левой партии бундестага Г.Гизи высказался за приглашение России на саммит G7 в Германию. Изоляция России может принести только вред, цитирует политика издание Deutsche Welle. «Урегулирование кризисов невозможно без России», — считает он и предлагает вернуть саммиту формат «восьмерки».

Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?

Немецкие бизнес-элиты также негативно настроены относительно американского вектора Германии и выступают за расширение связей с Россией. Немецкий бизнес заявляет о колоссальных потерях из-за «атлантического вектора Германии»:

  • экспорт из Германии в Россию сократился с €36,1 млрд. в 2013 году до €29,2 млрд. в 2014 году, то есть на целых 18%. По мнению главы Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии Ф. Трайера, в 2015 году этот показатель может снизиться еще на 10%;
  • порт Гамбурга, по данным Восточного комитета германской экономики, за первый квартал текущего года потерял 35% товарооборота с РФ в сравнении с аналогичным периодом 2014 года на фоне антироссийских санкций, веденных Европейским союзом;
  • за пять месяцев с начала ограничения поставок импортных продуктов в ответ на западные санкции только германские сельхозпроизводители недополучили 550 миллионов долларов;
  • экспорт машиностроительной отрасли ФРГ в РФ в 2014 году сократился на десятки миллиардов долларов.

В тоже время, как указывают германские бизнесмены, США не страдают от антисанкционной политики Запада против России. Так, за 2014 год товарооборот между РФ и США увеличился на 7%, в то время как Европа за этот же год потеряла миллиарды в результате введенных антироссийских санкций. США и РФ и дальше продолжают сотрудничество в некоторых важных областях. Особенно активно сотрудничество обеих стран в сфере авиа- и машиностроения, а также в сфере компьютерной безопасности. К примеру, техасская фирма Bell подписала лицензионное соглашение с «Уральским заводом гражданской авиации», в июле 2014 года компания Boeing и крупнейший в мире производитель титана и изделий из него, российская компания «Ависма», продлили свое многолетнее сотрудничество до 2022 года.

Т.е. можно сказать, что санкции стали еще одним инструментом деактивации не только российско-германских отношений, но и механизмом вытеснения немецкого бизнеса с зоны экономических интересов США. И немецкий бизнес понимает это лучше Меркель.

Так, в конце мая 2015 г. немецкие бизнесмены призвали сделать российского президента официальным гостем встречи G7. Так как, по их мнению, для разрешения нынешнего международного кризиса и урегулирования конфликта на Украине нельзя упускать шанс на диалог с Россией. К ним в этом присоединился и председатель Германо-Российского форума М.Платцек, также потребовав возвращения России в G7.

Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?

При этом визит в Москву в феврале 2015 г. А. Меркель и Ф. Олланда, а затем подписание Минска-2 указывает на то, что А. Меркель готова идти в фарватере Соединенных Штатов, но не готова вступать в войну ради американских интересов. Т.е. у России еще есть шанс привлечь Берлин на свою сторону.

Следует отметить, что выбор Германии может иметь решающее значение, поскольку сегодня именно от Берлина во многом зависит, смогут ли США сплотить Запад для консервации американского господства, и в каком направлении двинется мировая политика. Поэтому вопрос «Куда идет Германия?» не только не теряет актуальности, но и выдвигается на первый план уже мировой политики, приобретая новое измерение. И для самой Германии, и для России, и для всего мира.