Всё-таки обсуждать предложение о снятии текста «за компенсацию» и вымогать взятку — разные вещи. Даже отказ от предложения всегда можно квалифицировать как вымогательство.

Никто, конечно, не будет отрицать, что на Украине материал за деньги может снять практически любое СМИ и их главные редакторы не видят в этом ничего зазорного. Другое дело, что не каждый материал они снимут. Не поднимут они руку на «спонсорский» материал, то есть на статью, размещённую в интересах и под наблюдением содержателя соответствующего СМИ.

В исключительных случаях и личные убеждения, наложенные на политические обстоятельства, могут играть существенную роль. Например, в разгар майдана, ведущие журналисты майдана очень редко и крайне неохотно снимали свои публикации в главных майданных СМИ. Они уже готовились делить плоды победы и понимали, что могут сейчас (пусть и за крупную сумму) скомпрометировать себя так, что при дележе трофеев победившего майдана им ничего не достанется.

Кстати, этот аргумент играет и в случае с Гужвой. Игорь и его Страна.ua фактически выступали рупором «Оппозиционного блока». Причём очень качественным рупором, поскольку выступали против Порошенко не с позиций идеологических и даже не с позиции ностальгии «за светлыми временами Януковича», а с позиции здравого смысла. При этом основой их аудитории был умеренный антимайданный и умеренный майданный электорат — люди, которым глубоко плевать на цвет знамён и содержание лозунгов, их интересуют тарифы, работа, цены и прочие практические вещи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Водораздел по имени Гужва: о чем свидетельствует дело главреда «Страна.ua»

Таких людей в обществе (даже в радикализированном украинском) всегда большинство. Между тем, украинские СМИ предельно радикализировались, причём, большая их часть, не мудрствуя лукаво, работает по методичкам власти. Следовательно, Гужва находился на медиа-рынке практически с эксклюзивным предложением, востребованным большей частью аудитории, при отсутствии конкуренции. Страна.ua формировала представления и политические предпочтения пассивного большинства, которое не устраивает революции, но бодро ходит на выборы и иногда голосует совершенно неожиданно.

Надо сказать, что легальные политические силы на Украине поделились на три кластера. Первый, это — Порошенко, его команда, союзники и вассалы. Эти делают ставку на удержание власти действующим президентом любой ценой. В последнее время из этой команды начался ощутимый дрейф в лагерь парламентской (майданной) оппозиции режиму. Но пока его в целом удавалось сдерживать. Надо понимать, что если «младшие партнёры» даже не побегут от Порошенко толпами и стаями, а всего лишь потекут более-менее заметным ручейком, это будет означать конец — режим сразу провиснет, потеряв опору в среднем и низшем звене и не сможет нормально функционировать (даже защищаться). Впрочем, все видели, как это произошло с Януковичем: в начале февраля началось брожение депутатов его фракции, к 18 числу оно достигло апогея и контроль над парламентом был потерян, а 21 февраля Янукович уже был президентом-беглецом.

Второй кластер составляет парламентская оппозиция, уже полтора года требующая досрочных парламентских выборов. Впрочем, Тимошенко добавила уже и требование досрочных президентских выборов.

Юлия Владимировна и её «Батькивщина» — наиболее последовательная часть этой оппозиции, дольше всех, упорнее всех и последовательнее всех сражающаяся с Порошенко за президентство.

«Оппозиционный блок», создававшийся как коллаборационистская партия Юго-Востока, которая должна была канализировать протестные голоса и оказывать Порошенко поддержку в парламенте (не вступая с ним в формальную коалицию), почувствовав ослабление власти президента стал играть на стороне майданной оппозиции. Его лидеры понимают, что, в случае удачи, они могут резко (значительно резче, чем «Батькивщина») увеличить своё представительство в парламенте в случае досрочных выборов и, хоть в сложившейся ситуации, партия не может претендовать на президентство и консолидацию в своих руках всей власти на Украине, до половины мест в правительстве они получить способны.

Третий кластер — радикальные националисты и вооружённые маргиналы — бандитская вольница, постепенно структурирующаяся в нацистскую политическую силу под контролем Турчинова, Авакова, при формальном лидерстве Билецкого. Эти сохраняют майданный лозунг деолигархизации, настаивают на усилении внутриполитического террора против антимайданных сил, а также декларируют намерение активизировать военные действия в Донбассе и даже развязать открытую войну с Россией.

Террор, война и хаотизация — их шанс захватить власть и стать единственной легальной политической силой на Украине.

Трения в этом треугольнике маскировались до последнего момента тем, что Порошенко имел статус полномочного наместника Запада в Киеве. То есть, выступить против него — означало выступить против Запада. На это украинские политики не решались.

Но полгода внешнеполитических унижений, игнорирования Порошенко в США и ЕС, которые завершились провальным американо-европейским турне, изменили ситуацию. Давление на Порошенко усилилось с двух сторон. Радикалы требовали от него жёстких мер. Эти требования Порошенко частично удовлетворил, санкционировав блокаду Донбасса, дальнейший разрыв уже не только экономических связей, но даже транспортного сообщения с Россией, попытку блокирования на территории Украины российских социальных сетей, а также принятие целой серии русофобских законов.

Парламентская оппозиция настаивала на проведении досрочных парламентских выборов, планируя использовать их как трамплин к последующим досрочным президентским с полной перезагрузкой власти. Воспользовавшись провалом попытки Порошенко заручиться публичной поддержкой Запада, парламентская оппозиция, с целью давления на Порошенко попыталась инициировать процедуру импичмента президента. С этой целью, подконтрольные «Батькивщине» региональные представительские органы начали принимать соответствующие обращения к Раде, и в парламент был  внесён законопроект, регламентирующий процедуру импичмента.

Партия Тимошенко ставила Порошенко вилку: либо он согласится назначить досрочные парламентские выборы, в обмен на прекращение будирования темы импичмента, либо в борьбе против начавшего процедуру импичмента парламента всё равно должен будет его распустить и назначить досрочные выборы (но тогда, возможно, одновременно парламентские и президентские).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Судьба Тимошенко: либо в президенты, либо — снова в тюрьму

В сложившейся ситуации Порошенко было необходимо нанести своим оппонентам удар, чтобы показать, что он ещё силён и очень опасен. Тем самым он предотвращал бы бегство своих ненадёжных вассалов и союзников в ряды оппозиции и заставил бы задуматься наиболее неустойчивых оппозиционеров. Особенность этого удара заключалась в том, что, с одной стороны, он не должен был дать повод оппозиции обвинить его в предательстве «интересов майдана» и в преследовании «героев революции». С другой, действия Порошенко не должны были сыграть на руку радикалам —позволить им усилиться.

Думаю, что Гужва, как цель, был выбран неслучайно. Одно из самых читаемых СМИ на Украине, жестко оппонирующее Порошенко и играющее на стороне оппозиции. При этом ни сам Гужва, ни его СМИ не были замечены в симпатиях к майдану, более того, в 2014-2015 годах национал-радикалы называли Гужву агентом ФСБ, а издававшуюся им тогда газету «Вести» — кремлёвским проектом. Сторонники майдана (а это все официальные СМИ и большая часть легальных политиков) не могли выступить на стороне Гужвы против его обвинителей, поскольку сразу же получили бы обвинения в работе на Кремль. С другой стороны, посадка Гужвы за взятку ничего не давала радикалам — не за политику же. Наконец, всем, и ведущим журналистам и политикам демонстрировалось, что нелояльность лично Порошенко будет караться самым жестоким образом — вплоть до длительных сроков тюремного заключения по уголовным статьям.

 Собственно, с этим и связано задержание Гужвы, определение в качестве меры пресечения содержания под стражей и попытка не выпустить после внесения залога, открыв новые уголовные дела. Для того, чтобы укрепить позиции Порошенко, Гужва должен был сидеть, не важно за что, хоть ни за что.

Однако назначение генеральным прокурором веселого алкоголика без профильного образования и опыта работы в прокуратуре сыграло с Порошенко злую шутку. Поставить задачу на провокацию Луценко сумел, а проконтролировать действия подчинённых — нет. В результате, чтобы удовлетворить президента и генпрокурора, провокация состоялась, но оформлена она была так, что бывшие высокопоставленные юристы-регионалы, ныне формально и неформально поддерживающие «Оппозиционный блок», легко отбили Гужву.

Порошенко получил результат диаметрально противоположный ожидаемому. Вместо того, чтобы продемонстрировать всем свою власть и возможности, он показал, что его власть уже провисла, на среднем уровне, хоть и выполняют приказы, поступающие сверху, но делают это спустя рукава и так, чтобы не обидеть тех, против кого эти приказы направлены. Не удивлюсь, если позднее выяснится, что подчинённые Луценко контактировали с представителями «Оппозиционного блока» задолго до начала активной фазы провокации против Гужвы. Оппозиция же, наоборот, показала, что может вытаскивать своих из неприятностей, даже если их организуют на самом высоком уровне.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Политолог: В Вашингтоне Петру Порошенко указали на его место

В общем, свой первый раунд Порошенко проиграл. Гужва на свободе, Аваков заявил, что МВД здесь ни при чём и в операции против него не участвовало, СБУ тихо молчит, а отдувается за всех Луценко, которому море по колено, но у которого сотни подчинённых, думающих о своём будущем и мечтающих о спокойной старости на «трудовые накопления» в кругу семьи. Если «сепаров» за флаг России, хранившийся в шкафу, они ещё сажают, то уважаемых людей, интегрированных в легальную украинскую политику, трогать не хотят. Мало ли кто кем завтра будет?

Но думаю, что Гужве рано расслабляться. Скорее наоборот. За первым раундом должен последовать второй, возможно гораздо более жёсткий и гораздо лучше подготовленный. Если Порошенко оставит Гужву на свободе, он распишется в собственной беспомощности. Как ты будешь пугать изменяющих тебе депутатов и министров, если ты даже главного редактора оппозиционного издания посадить не сумел?