Об этом сообщил первый заместитель военного прокурора сил АТО подполковник юстиции Виталий Панченко, передает «Укринформ».

Еще живого бойца нашла в туалете сотрудница госпиталя. Она увидела кровь на полу одной из кабинок. Когда закрытую изнутри дверь взломали, там обнаружили истекающего кровью военнослужащего с ножевым ранением горла.

Его срочно доставили в реанимационное отделение, однако спасти его не удалось.

При осмотре тела признаков насильственной смерти не обнаружили

32-летний боец прибыл в госпиталь на реабилитацию в связи с полученными ранее ранениями. Врачи говорят, что осколочные ранения не были критическими, но он был явно удручен, взволнован, недоволен.

Дело передано в одну из местных прокуратур Харькова.

Ранее главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос сообщил о большом уровне небоевых потерь в ВСУ.

«Неуставные отношения, небоевые потери как невозратные, так и санитарные поражают масштабом. Более тысячи убитых, около 3 тысяч раненных. Это разные небоевые ситуации: самоубийство, фатальный алкоголизм, неосторожное обращение с оружием, неуставные отношения и тому подобное», — рассказал Матиос.

В свою очередь, в ВСУ признали острую нехватку военных психологов для работы с личным составом.

«У нас нет кадров. На сегодняшний день в каждом батальоне и каждом управлении воинской части введены должности офицеров-психологов. Но должностной оклад офицера-психолога — самый низкий в батальоне. Как вы думаете, пойдут на эту должность? Идут только женщины, мужчины не идут, потому что заместитель командира роты, командир роты, заместитель командира батальона больше получают», — заявил начальник отдела психологического сопровождения Вооруженных сил Украины Юрий Спицкий.

При этом, из 29 госпиталей ветеранов войны работают только четыре.