-Где в настоящий момент находится Василий Муравицкий. В чем его обвиняют?

— В Житомирском СИЗО. В Украине, употребляется не термин «обвинение», а «уведомление о подозрении». Подозревают его по четырем статьям: первая, организация террористической группы; вторая, призывы к изменению территориальной целостности Украины, то есть его обвиняют в сепаратизме; третья, государственная измена; четвертая, разжигание межнациональной и межрелигиозной розни. Все статьи тяжкие и особо тяжкие. Максимальное наказание, которое ему грозит — 15 лет лишения свободы.

Несмотря на мое вхождение в дело, меня три дня уже не допускают к материалам предварительного следствия. Была сорвана апелляция на меру пресечения для Муравицкого из-за того, что дело не было привезено в суд — из одного суда в другой, расстояние между которыми несколько кварталов. Лично я не верю в такие совпадения. Не хочу спускать это дело на тормозах — завтра я подам жалобу. Нам надо найти: по чьей вине и по чьему указанию дело не привезли в суд.

-А есть ли какие-то улики или факты, на основании которых его обвиняют?

— Если мы говорим о создании террористической группы, то она предполагает наличие хотя бы двух человек в ее составе. Знаете, как у нас, в Украине, говорят, должны быть хотя бы гетман и зрадник (предатель — ред.). Должен быть руководитель, стойкое распределение ролей в организации и так далее. Но вот такую группу нам никто не предъявлял. Все доказательства у следствия — вероятностные предположения СБУ и их экспертов.

-А по поводу сепаратизма? Муравицкий что, выступал за создание некой Житомирской народной республики или что?

— Нет, конечно. Вся проблема Василия, чтобы не переходить к анализу всех этих абсурдных доказательств следствия, и чтобы не превращать наше интервью в правовой ликбез, в том, что он как журналист работал вне рамок спускаемых сверху темников. Он имел смелость выражать свою точку зрения. Вот в этом и есть его главная проблема. За нее он и страдает.

-А госизмена и призывы к межнациональной и межрелигиозной борьбе?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Политзаключенные современной Украины: Коцаба, Головачев, Бузила и другие

— Да, ну, ничего нет. Есть ряд статей в интернете, которые следствие приписывает Василию, но по которым нет доказательств, что именно он их писал, и нет доказательств, что эти статьи призывали к межнациональной розни.

-Что изъято у Муравицкого при обыске?

— Жесткий диск и телефон.

-А зачем СБУ опубликовала копию официального договора Муравицкого с международным информационным агентством «Россия сегодня» о публикации его материалов? Что они доказывают — создание террористической группы или государственную измену? С каких пор работа в России запрещена?

— Я сам не понимаю, зачем это было сделано, и что они этим хотели доказать. Видимо данная публикация имела целью: создать информационный фон во время задержания. Мол, Муравицкий работал на Россию. Этим хотели, видимо, вызвать негативную реакцию к нему. Но почему в таком случае Муравицкому официально нельзя зарабатывать деньги в России, а нашему президенту можно?

-Есть ли реакция на задержание Муравицкого со стороны международных общественных организаций?

— Вчера с заявлением выступила одна из влиятельных международных организаций «Репортеры без границ». Они призвали выпустить Василия. Ну не купил же Путин их. Сегодня мы установили связь с мониторинговой миссией ОБСЕ. Она берет дело Муравицкого на контроль. Также сегодня мы обратились в представительство Евросоюза.

Если следствие видит в этом деле политическую составляющую, то так надо и говорить, что человек страдает из-за своих политических убеждений.

-А такие известные журналисты как Мустафа Найем или Сергей Лещенко не сделали никаких заявлений?

— Я бы удивился, если бы они сделали. В защиту выступили Елена Бондаренко, Татьяна Монтян.

-Когда вы в последний раз виделись с Муравицким? Как он себя чувствует? Собирается признавать вину или нет?

— Вчера мы с ним виделись. Снова с ним увижусь завтра. Сейчас он чувствует себя более уверенно и нормально, потому что камерная тишина обманчива: после того, как его закрыли в СИЗО, он думал, что ничего не происходит. Но, слава Богу, общественность и журналисты поднялись на его защиту. После того, как мне удалось прорваться и рассказать, что происходит на воле, то он уже воспрял духом. Признавать свою вину он не собирается. Он считает себя невиновным.

На момент ареста он болел. У него был бронхит (рентген, сделанный потом в больнице, все подтвердил). Его жена тяжело рожала, почти 17 часов. Его же задержали в роддоме на глазах у жены и персонала. Разве все это не унижение человеческого достоинства? Сейчас он чувствует себя нормально и готов к борьбе.

-Как себя чувствует жена?

— Ей морально тяжело. Она уже дома. Мы с ней виделись вчера. Она подавлена, конечно. Только родила, а на твоих глазах забирают мужа и говорят, что он террорист, украинофоб и предатель родины.

А эти два «украинофоба», Муравицкий и его жена, украиноязычные, закончили украинскую филологию. Василий может к тому же бесконечно цитировать Шевченко на украинском языке, а свое время озвучивал мультики на украинском и занимался украиноведением.

-Кто сейчас помогает Василию и его жене?

— Очень много житомирских журналистов: Андрей Лактионов, Сергей Форест, Житомирская областная организация. Если говорить о финансовой части, то просто так деньги собирать мы не можем, поскольку у нас серьезный противник, потом могут быть проблемы с налоговой. Поэтому мы решили помочь жене создать на следующей неделе благотворительный фонд, чтобы законным образом можно было собирать деньги на содержание семьи в отсутствие Василия.

 

Александр Чаленко