Эксклюзив

Политзаключенные современной Украины: Коцаба, Головачев, Бузила и другие

Александр Чаленко
Обозреватель Ukraina.ru

В 2016 году украинские власти под давлением мирового общественного мнения стали освобождать политических заключенных. Большую роль в этом сыграли доклады ООН и влиятельной международной правозащитной организации «Amnesty international»

В них рассказывалось о тайных тюрьмах СБУ, где содержатся политические противники нынешнего украинского режима и о пытках, которые к ним применялись.

Однако несмотря на прогресс в решении проблемы политических узников, до сих пор в тюрьмах и следственных изоляторах, по данным украинского «Союза политэмигрантов и политзаключенных», находятся сотни человек, арестованных по «политическим» статьям. Издание Ukraina.ru хочет напомнить о самых известных политзаключенных, которые вышли на свободу в 2016 году. Среди них были, как украинские, так и российские граждане.

Признан узником совести

В 2016 году был освобожден, пожалуй, самый известный украинский политзаключенный, уроженец Ивано-Франковска, журналист Руслан Коцаба.

Он был арестован в феврале 2015 за то, что публично выступал против четвертой волны мобилизации, которую считал незаконной. Журналист даже записал специальное видеообращение по этому поводу, который выложил в Интернет. Ролик набрал почти 450 тысяч просмотров.

В итоге Коцабе были инкриминированы две статьи Уголовного кодекса: государственная измена и препятствование деятельности ВСУ. Ему грозило до 15 лет лишения свободы.

Интересно, что против мобилизации и вообще войны выступал не какой-то пророссийский активист со стажем, а национал-патриот, «бывалый майданщик», руководитель ивано-франковского отделения партии «Пора» времен первого Майдана.

Став фрилансером украинского «112 канала», Коцаба в 2014 году делал репортажи из Донбасса, лично объездив все участки линии соприкосновения по обе стороны фронта от Новоазовска до Луганска. Увиденное помогло ему понять, что никаких российских войск в Донбассе нет, а против украинской армии воюют местные ополченцы, которые не приняли государственный переворот 2014 года.
После ареста влиятельная международная организация «Amnesty international» назвала Коцабу узником совести и потребовала его немедленного освобождения.

Защиту в суде журналисту оказывала известный адвокат и общественный деятель Татьяна Монтян. В мае 2016 года ивано-франковский суд приговорил Коцабу к 3,5 годам тюремного заключения, признав его виновным в препятствовании деятельности СБУ. Права, государственная измена в его деяниях судом установлена не была.

Однако уже в июле 2016 года под международным давлением все обвинения с журналиста были сняты, и он вышел на свободу по решению суда.

Дело Народной рады Бессарабии

Весной 2015 года в Одесской области были задержаны местные журналисты: Елена Глищинская, Артем Бузила и Виталий Диденко.

СБУ «шила» всем троим участие создание Народной Рады Бессарабии, которая якобы хотела отделить от Украины в отдельное государство эту самую Бессарабию, населенную гагаузами, молдаванами, болгарами и старообрядцами.

Во время задержания Глищинская была на шестом месяце беременности (она родила в СИЗО), а Диденко попытался сбежать, выпрыгнув из окна, но неудачно. В результате была сломана рука, два ребра и была повреждена спина. Артем Бузила во время ареста был подвергнут побоям работниками СБУ.

Все трое провели в СИЗО больше года. Первым на свободу вышел Бузила.

За признание вины ему дали 3 года и 8 месяцев ограничения свободы в колонии-поселении за сепаратизм. Отсидев 11 месяцев в СИЗО, он вышел по "закону Савченко" на свободу в конце марта. Ему 1 день в СИЗО засчитали, как 4 дня в колонии.

Артем по требованию СБУ должен был дать на суде свидетельские показания против Елены Глищинской, но, не захотев этого делать, уехал из Одессы в Россию.

А через несколько месяцев Глищинская и Диденко были освобождены в результате обмена и уехали в Россию. Их поменяли на двух граждан Украины — Геннадия Афанасьева, которому инкриминировали создание террористической группы на территории Крыма, и Юрия Солошенко, которого посадили по статье «шпионаж». По сути, власти страны меняли «хороших» украинских граждан на «плохих» украинских граждан — процесс, который сложно себе представить в цивилизованной стране.

Полгода в секретной тюрьме СБУ

В октябре 2016 года из секретной тюрьмы СБУ под Мариуполем был освобожден гражданин России — Андрей Соколов.

Он был арестован в декабре 2014 года, когда случайно на машине заехал на пост ВСУ, направляясь из Донецка в Горловку. Перед этим Соколов провел 2 недели на территории ДНР.

«4 декабря я приехал в Донецкую Народную Республику для помощи нашим товарищам — коммунистам и социалистам — и для работы на заводах Донецка. Я рабочий, по профессии — оружейный мастер. Мой опыт требовался для вооружения наших товарищей и помощи Республике в борьбе за свою независимость, — так чуть позже Соколов объяснил свой приезд в Донбасс. — Я российский революционер, коммунист. Участвую в политической борьбе с 1996 года. Был четыре раза осуждён к тюрьме за радикальную политику и изготовление оружия. Мне 36 лет, из них 9 провёл в тюрьмах. Я не мог не откликнуться на просьбу товарищей из ДНР и не приехать к ним», — рассказывал потом Соколов.

В итоге украинские власти обвинили его в том, что он помогал «сепарам» ремонтировать и делать вооружение.

Чтобы добиться скорейшего освобождения, Соколов пошел на сделку со следствием. Он признал свою вину и получил мягкий приговор: 2 года 7 месяцев тюрьмы. Но в силу того, что он к моменту приговора отсидел полтора года в СИЗО, то по «закону Савченко» он был выпущен из зала суда.

Однако, выйдя на улицу из помещения, он был сразу же похищен людьми в масках и увезен в неизвестном направлении на черном «Фольксвагене». Хотя до самого освобождения никто не знал, где именно содержится россиянин, однако в украинской прессе было сделано предположение: Андрей томится в одной из секретных тюрем СБУ. В итоге это предположение оказалось верным.
В настоящий момент Соколов уже находится на территории России.

В секретной тюрьме СБУ под Харьковом

Почти аналогичная история произошла с другим гражданином России — Владимиром Безобразовым, которого сначала освободили в зале суда, а потом снова взяли под стражу. Буквально перед самым Новым, 2017 годом, стало известно о его освобождении.

Безобразов, проводивший с семьей отпуск в Одессе, был задержан в начале лета 2014 года СБУ. Ему были предъявлены обвинения в том, что он вербовал одесситов для участия в боевых действиях на стороне ЛНР.

Так же, как и Соколов, и Бузила, Безобразов пошел на сделку со следствием: в обмен на признание вины ему пообещали небольшой срок. Однако в октябре 2014 года суд эту сделку не признал, и россиянину «впаяли» 5 лет.

Но с помощью адвоката дело было пересмотрено, и в марте 2015 года Безобразова суд освободил. Однако сразу же после этого он был вновь задержан сотрудниками СБУ. Однако это ведомство отрицало свою причастность к этому аресту. Только уже после освобождения выяснилось, что Безобразов находился в одной из тайных тюрем СБУ под Харьковом.

Отпустили, но суд продолжается

Если для всех вышеуказанных политзаключенных самое страшное уже позади, то злоключения харьковчанина Спартака Головачева, арестованного весной 2014 года, еще далеко не закончены. После 2,5 годичного заключения в СИЗО он был выпущен на свободу. Однако уголовное дело против него не прекращено, суд над ним продолжается.

Головачева обвиняют в штурме Харьковской ОГА в ночь с 7 на 8 апреля 2014 года. Из 2,5 лет, что он провел под арестом, два года ему пришлось отсидеть в одиночке.

«Выпустили меня из СИЗО спустя два с половиной года из-за давления прессы. При этом не только российской и украинской, но и под давлением международной общественности, потому что Комиссия по правам человека ООН содержание меня в течение двух с половиной лет в одиночной камере признала пытками», — рассказал Головачев Ukraina.ru

Задачи на 2017 год

Лариса Шеслер, руководитель украинского «Союза политзаключенных и политэмигрантов», базирующегося в Москве, полагает, что несмотря на то, что в 2016 году из украинских тюрем были выпущены многие известные политические узники, необходимо добиваться освобождения еще сотен политзаключенных.

«Статус политзаключенных должен быть признан за всеми арестованными после переворота 2014 года и обвиняемыми в так называемом «сепаратизме», в поддержке ДНР-ЛНР и в организации беспорядков весной 2014 года, — сказала Лариса Шеслер в беседе с корреспондентом Ukraina.ru. — Таких людей в тюрьмах Украины остаются сотни: это томящиеся более двух лет участники сопротивления Майдану в Харькове, Одессе и других городах.

Это «беркутовцы», которых обвиняют в «преступлениях против Майдана», и которые фактически защищали правопорядок на Украине во время переворота. Это попавшие в лапы «добробатов» и ВСУ жители Донецкой и Луганской области, обвиненные в поддержке терроризма. Есть просто совершенно невинные люди, арестованные по доносу провокаторов или для пополнения «фонда обмена».

Лариса Шеслер считает, что надо оказывать поддержку не только политзаключенным, но и их родственникам и адвокатам, которые оказываются один на один с репрессивной машиной украинского государства. К этому, по словам правозащитницы, необходимо привлекать международные организации и гуманитарные фонды.

Необходима также помощь России и Европы.

«После признания в конце 2016 года Дорогомиловским судом Москвы самого факта государственного переворота на Украине в феврале 2014 года, считаю, что для беркутовцев и участников акций протеста весной 2014 года появились серьезные юридические основания», — считает Шеслер.

«Мы видим свою задачу в 2017 году сделать факты грубейшего нарушения прав человека на Украине достоянием общественности в Европе, где простые граждане находятся в полном неведении относительно того, что их правительства фактически поддерживают жестокую репрессивную политику украинской власти.

Мы планируем продолжить участие в заседаниях правозащитных организаций и европейских парламентах по вопросам нарушения прав человека на Украине, поскольку именно такие действия, как вода камень, подтачивают плотину лжи и замалчивания.

Признание нарушений прав человека на Украине в отчете ООН и докладе «Amnesty international» способствовало освобождению некоторых заключенных из тайных тюрем СБУ, реакция международного сообщества помогла освобождению Елены Глищинской и Руслана Коцабы и других», — полагает Лариса Шеслер.

Теги:
политзаключенные
Материалы по теме
ЭксклюзивАкция профсоюзов за повышение социальных стандартов и снижение тарифов в КиевеРуслан Коцаба: На Украине можно говорить правду только в тюремной камере или в интернетеБывший украинский политзаключенный о свободе слова на Украине, методах работы СБУ с «несогласными» и подавлении социальных протестов в стране
НовостиРуслан Коцаба решил пойти во властьБывший политзаключенный, украинский журналист Руслан Коцаба участвует в конкурсе на замещение вакантной должности первого зампредседателя Ивано-Франковской обладминистрации
НовостиМитингующие требуют освободить задержанных после столкновений в ОдессеБузила: На антифашистский протест одесситы пока побоятся выйтиОдесский журналист и общественный деятель Артем Бузила, находившийся в СИЗО 11 месяцев за участие в круглом столе, организованном «Народной Радой Бессарабии», считает, что для политических протестов в Одессе нужны сильные оппозиционные лидеры
СвидетельстваАдвокат Бузилы: В Одесском СИЗО сидит множество людей по политическим статьямАлексей Глазов – адвокат одесского журналиста Артема Бузилы, задержанного СБУ в апреле 2015 года, рассказал, что расследование дела его подзащитного закончено: на днях Артем сможет ознакомиться с обвинительным актом
Мнения